Светослав Арайс: «Счастье, когда творчество приносит радость»
Культура

Светослав Арайс: «Счастье, когда творчество приносит радость»

17 ноября 2019 года в 14:02
257

На первом этаже Дома художника в Смоленске открыта выставка пастельных работ Светослава Арайса «Быт уходящий». Формально событие приурочено к 40-летию профессиональной деятельности художника. Фактически же речь идёт об очередном новом этапе в творчестве Светослава Арайса, умеющего удивлять и радовать своего зрителя…

Говорящее имя

– Светослав Олегович, у меня от ваших работ осталось ощущение наполненности светом…

– Ну я же Светослав…

– Точно! Кстати, откуда такое необычное имя?

– Так меня родители нарекли, обеспечив мне этим нескучную жизнь. Потому что все кадровики моё имя исправляли, и документы потом не раз приходилось переделывать.

Но зато кроме мелких административных проблем это имя, наверное, приносит мне и удачу. Потому что от слова «свет»…

– Родители сами так придумали?

– Вот этого я не знаю. У меня отец непростой был: писал стихи, рисовал, играл на фортепиано. Вообще человек был очень начитанный, умный, философией увлекался, так что вполне мог и придумать. Хотя, как оказалось, в Болгарии Светослав – довольно распространённое имя…

– …И сейчас это имя большого художника. А с чего всё началось?

– Рисовать меня тянуло постоянно. И я рисовал всегда – сколько себя помню.

Но ещё я в детстве грезил морем: читал морские рассказы, увлекался парусниками, даже модели строил – трёхмачтовики со всей оснасткой. Поэтому и во Дворец пионеров я сначала пришёл в судомодельный кружок. А там такая красота: шпангоуты, реи… Мы делали корабли практически как Пётр Первый в Голландии – по всем правилам, со сложной формой корпуса…

И однажды, идя на очередное занятие, я увидел дверь с табличкой «ИЗО». Вошёл и в конце концов с четвёртого класса стал активно заниматься в изостудии. Преподавал там тогда замечательный художник Анатолий Григорьевич Терещенко – видный живописец, очень известный в своё время. И ходить можно было свободно, без какого-то жёсткого расписания или программы. К нам на занятия приходили даже взрослые. Мы писали акварелью натюрморты с гипсовыми формами, слушали учителя, который сразу же дал нам представление о живописных началах. В общем, всё было очень неформально, творчески и оттого весьма результативно.

А потом был факультет промышленного искусства Белорусского театрально-художественного института, где я учился у Олега Викторовича Чернышова, который написал две замечательные книги: «Формальная композиция» и «Композиция». На мой взгляд, эти произведения глубокие, насыщенные информацией и, возможно, наиболее значимые из того, что вообще написано о композиции.

В 1979 году я институт окончил, получив специальность художника-конструктора. С тех пор прошло сорок лет, что и дало повод для сегодняшней выставки.

Быт уходящий

– Выставка называется «Быт уходящий»…

– …Потому что в этих работах преобладает тема исчезающей русской деревни. Где дерево меняют на пластик. Где разрушаются дома, потому в них никто не живёт. Где постепенно уходят из обихода те тёплые и рукотворные вещи, проникнутые любовью людей к своему труду…

У нас так много заброшенных деревень, в которых никто уже не живёт лет двадцать-тридцать. А там такие дома красивые, с резными наличниками. Но всё постепенно разваливается. Дом пропадает, если в нём никто не живёт.

Так что этот быт действительно уходящий – с этим уже ничего не поделаешь. Но он мне очень дорог…

– И такая любовь к деревне и её нехитрому быту тоже из детства?

– Нет. Я рос в городской среде, крайне ограниченной в пространстве. Крайне ограниченной в предметном мире, жилплощади и так далее. Но когда началось всеобщее увлечение деревней, оно не обошло и меня.

Мы купили дом, и я был прежде всего обрадован такому близкому общению с природой. Леса, поля, речка, луга, огороды – мне всё это очень близко. Родящая земля, которая даёт потрясающие урожаи. Рыбалка, грибы, берёзовый сок весной… И такой простор кругом! И весь деревенский быт настолько хорошо продуман и организован. И столько теплоты в этих вещах старинных, сделанных руками. Всё это настолько восхищает, что просто просится в работу!

В общем, хотя я и вырос в городе, но проникся деревней настолько, что мы с женой всё свободное время проводим там. И Елена тоже человек увлечённый, но она больше растениями занимается. И там для неё свобода потрясающая – сажай, что хочешь. Мы даже арбузы выращиваем и виноград.

– Светослав Олегович, вас все знают в большей степени как живописца, а здесь представлены исключительно пастельные работы…

– На этом настояла моя жена – мой ангел-хранитель, вдохновитель и строгий критик моего творчества. Она же и название придумала.

В принципе, в этой технике я много работаю. Хотя стал активно заниматься пастелью не так давно – лет двадцать назад. И совсем ранних работ на этой выставке нет. Можно сказать, что всё это написано уже в XXI веке. Тем более что и дом в деревне появился у нас как раз накануне смены тысячелетий. И оттуда вдохновение, увлечение всем этим…

Радость творчества

– Бывает, что вы к какому-то сюжету возвращаетесь время от времени?

– Конечно. Я могу один натюрморт писать несколько раз, и всё время он будет разным. Мне хочется добиться в работе известного совершенства, а это не всегда сразу получается. Тем более что есть много таких вещей, что хочется показать в разных материалах: и маслом, и пастелью, и гелиевой ручкой, – это чёрно-белая графика, к которой я тоже время от времени прихожу.

Главное, чтобы работа находила отклик у зрителя. Вызывала эмоциональный резонанс в его душе.

– А насколько результат зависит от эмоций самого художника? От того, с каким настроением вы пишете?

– Мне трудно сказать. Чаще всего я работаю с хорошим настроением. Хотя бывают и такие вещи, где приходится что-то делать чисто ремесленно. Но постепенно я и там втягиваюсь в творчество и начинаю разгораться. То есть вначале костерок дымит-дымит, а потом всё-таки вспыхивает – бывает и так.

– И последний вопрос: в чём для вас необходимость творчества? Что заставляет вас раз за разом браться за работу?

– Видимо, пассионарность. Когда что-то внутри тебя просто мешает жить и побуждает браться за кисть. А ещё я очень большое удовольствие испытываю от работы с красками. Порой это даже выливается в просто немыслимый восторг. Я помню это чувство с детства, лет с четырнадцати-пятнадцати, когда была настоящая эйфория от того, что у меня хорошо пошла живопись акварелью.

И я считаю, что это большое счастье, когда творчество приносит настоящую радость. Не поддельную, не придуманную, а искреннюю. Я пишу даже когда болею. Тем более что в такой ситуации ты оказываешься прикован к дому и ничего другого делать просто не хочется. А творчество увлекает…

Говорят коллеги

Валерий Гращенков, заслуженный художник России, руководитель Смоленского отделения СХР:

– Светослав Арайс – имя на Смоленщине известное. В последнее время основной его страстью стала живопись. Именно в ней он работает серьёзно и очень глубоко, набирает постоянно и удачно. И даже если он использует графические материалы – пастель, то, по большому счёту, это всё равно живопись.

В его натюрмортах и пейзажах кроме основательной композиции, целостного тонального решения, устоявшейся цветовой палитры, плотной масляной основы присутствует некое ощущение своего мира, среды. Тёплое освещение или состояние от печали до радостных цветовых открытий мира, тяжёлая, плотная, ощутимая материальность, зыбкие волны движущегося аэра и колышущиеся гряды полевых цветов и диких трав – в этом чувствуется природа, слышится Русь языческая, буйная и вольная. В лучших своих работах Светославу удаётся расслышать, почуять более глубокие пласты в отличие от реально видимых, создать временной портрет явления. Художник Арайс живёт жадно, использует всякую возможность творческого проявления своей натуры, он по-прежнему и в простые бытовые поездки тащит с собой этюдник и рисовальные принадлежности…

Вера Самарина, заслуженный художник России:

– Хочу сказать о двух главных, на мой взгляд, гранях работ Светослава Арайса. Первая – совершенно фантастическое владение пастелью. Причём именно в классической манере. К тому же пастель у него живописная.

А второе, на что я всегда обращаю внимание в творчестве Светослава, не только на этой выставке, – это его умение в простых вещах видеть красоту. Причём такую, что тебя трогает. Какой-нибудь неприметный стожок, кастрюля на печке, неприкрытая дверь сарая, проём окна – всё это легко не заметить, пройти мимо. А он из этого делает поэзию…

Тамара Орлова, заместитель директора Смоленского музея-заповедника:

– Я прихожу сюда как в родной дом, потому что получаю удовольствие от общения с художниками и их творчеством. И благодаря нашему долгому совместному пути я могу говорить о впечатлениях, которые остаются у меня от работ какого-то автора в развитии.

И Светослав Арайс – тот художник, который сегодня меня снова удивил. Я всегда восхищалась его глубокой живописью, которая своим красным цветом отправляла меня к Рембрандту. И пастель его – своя, в своей манере. Я очень рада, когда вижу, что художник продолжает расти творчески, что он всё время совершенствуется. И эта выставка – новый этап творчества Светослава Арайса…

Фото: Виктор Минченко

Ольга Суркова

Михаил Архипов: «Каждый концерт – это маленькая жизнь»
В СмолГУ презентовали сайт «Смоленская земля в памятниках литературы»