Мариамна Шерлинг: «До музыки отца ещё не доросла»
Культура

Мариамна Шерлинг: «До музыки отца ещё не доросла»

22 июля 2021 года в 19:00

Мариамну Шерлинг без преувеличения можно назвать главным открытием последнего фестиваля имени М.И. Глинки. Молодая, но очень талантливая пианистка покорила смоленскую публику буквально с первых нот. Впрочем, симпатии оказались взаимными…

На одной волне

– Для меня большая честь принимать участие в фестивале имени Глинки. Сыграть произведения любимых композиторов, пообщаться с публикой, повзаимодействовать с музыкой – это всегда очень ценно для исполнителя. Мне было особенно приятно выступать в этом зале – пожалуй, одном из лучших по акустике, играть на замечательном инструменте, который потрясающе звучит и отвечает на все прикосновения. Смоленская публика поразила меня своей доброжелательностью и открытостью. Встретить такой искренне тёплый приём было не только приятно, но и как-то неожиданно, потому что обычно в провинции публика не очень приветлива. Надеюсь обязательно приехать к вам ещё.

– Ясно, что в финале выступления градус восхищения публики всегда можно почувствовать по аплодисментам и крикам «браво». А насколько настрой зала понятен в начале концерта?

– Безусловно, понятен. Это некий внутренний ментальный коннект, когда ты только выходишь на сцену и сразу чувствуешь атмосферу зала. Возможно, прозвучит достаточно банально, но тем не менее всегда можно понять уровень культурного образования слушателей, различить, когда они благодарны. Всё это очень важно и чувствуется уже при одном взгляде в зал: когда ловишь устремлённые на тебя взгляды, всё сразу становится ясно.

– С нашим инструментом тоже легко удалось найти общий язык?

– Буквально с первых секунд. Рояль чудесный: лёгкий, звонкий, очень приятное туше.

– Мариамна, вы родились и росли в музыкальной семье. Значит ли это, что ваш путь в профессии был предопределён? Или всё-таки были варианты?

– Конечно, были. Как и моменты, когда я сомневалась. И даже задумывалась, не стоит ли мне попробовать что-то другое. Но всегда как-то удавалось найти определённый компромисс и идти дальше.

Я считаю, что всё это довольно обыденно – сомневаться в чём-то. Особенно если речь идёт о такой сложной профессии, как музыкант, исполнитель. Тем более для девочки. Потому что часто приходится соревноваться с представителями сильного пола, а это не только приятно, но и сложно.

– Мне кажется, исполнительское мастерство кроме всего прочего требует и больших физических усилий. Вы спортом занимаетесь?

– Нет. Свободное время я предпочитаю проводить на диване: люблю читать, смотрю фильмы и разные подкасты в интернете. Стараюсь посещать культурные мероприятия. А вот до спорта пока не доходит. Хотя в юношестве я профессионально занималась плаванием и даже участвовала во всяких соревнованиях.

В восторге от музыки

– Насколько, на ваш взгляд, современна музыка Глинки?

– С точки зрения композиторской стилистики она не совсем современна. Потому что люди, которые занимаются композицией сейчас, погружены совершенно в иное направление гармонически и мелодически.

Но мне музыка Глинки очень близка своим настроением, характером. Опять же, это русский композитор, и я тоже родилась и выросла в России. Я бы даже выделила его из всей плеяды замечательных композиторов девятнадцатого века – он для меня очень знаковый.

Глинка писал замечательную симфоническую музыку. «Арагонская хота», «Вальс-фантазия» – это то, на чём мы воспитаны. Сегодня я исполняла его ноктюрн «Разлука». Для меня это особое произведение – я прошла с ним определённый путь, начиная с раннего детства. Впервые играла его на конкурсе «Щелкунчик», и с каждым годом я расту, и эта музыка растёт внутри меня, развивается вместе со мной.

– Раз уж речь зашла о «Щелкунчике», можно немного подробнее – не часто удаётся поговорить с участниками столь престижного конкурса…

– Можно сказать, что я потомственный участник этого конкурса, потому что мой старший брат Матвей – «Золотой Щелкунчик». И, следуя его примеру, я тоже решила попытать счастья, но, к сожалению, даже не прошла в финал. Но для меня это был достаточно интересный эксперимент. К тому же – один из первых опытов участия в конкурсах вообще. Не получилось – идём дальше.

– А где получилось?

– В одиннадцать лет я участвовала в международном конкурсе Ротари и заняла там первое место. Что стало для меня приятной мотивационной ступенькой. Всё-таки для ребёнка очень важно получать поощрение за свои небольшие труды.

Потом была победа на замечательном конкурсе в Софии, в Болгарии, который организует музыкант профессор Милка Митева. А из последних, уже взрослых, – я в прошлом году была с папой в Италии на международном конкурсе Александра Скрябина, где в финале исполняла его фортепианный концерт. Там я заняла второе место.

Сейчас готовлюсь к конкурсу в Лионе, поэтому здесь, в Смоленске, я играла часть программы, которую буду исполнять во Франции.

– Вообще, Скрябина исполняют довольно редко. Как вы пришли к этому композитору?

– Это целая история. Сегодня звучал поздний Скрябин – эта музыка не для всех слушателей легка и понятна. Просто она требует отрешения от всего – в том числе и от поиска смысла в ней. Хотя было бы неплохо как-то подготовиться и почитать о позднем творчестве Александра Николаевича, о том, чем он вдохновлялся и руководствовался.

Эта музыка и во мне не сразу нашла отклик. Но я как уважающий себя музыкант, безусловно, должна была её изучить. И мой профессор в консерватории Наталия Владимировна Трулль предложила мне для разнообразия посмотреть именно поздние сонаты Скрябина.

Я взяла подряд девятую и десятую, хотя они совершенно разные по своему характеру, стилистике, образности. И эта музыка далась мне невероятно легко, что вообще для меня не свойственно, потому что с каждым произведением я прохожу определённый путь – простой или не очень. Но в данном случае я схватила волну позднего Скрябина и до сих пор нахожусь в полном восторге. Считаю эту музыку совершенно гениальной и неповторимой.

Родственные связи

– Мариамна, а музыку отца, Юрия Шерлинга, вы исполняете?

– До музыки отца у меня ещё нос не дорос. Хотя давно порывалась, и папочка мне предлагал исполнить его фортепианный концерт, который я очень люблю и всем рекомендую. Это уникальная музыка, очень характерная и интересная. Думаю, что через несколько лет её, возможно, будут изучать в музыкальных вузах – с точки зрения формообразования и гармонии. Я пока временю с исполнением – расту.

– Техники не хватает?

– Дело даже не в технике – в погружении, в понимании музыки. Хотя родственные связи дают о себе знать, и всё это мне очень близко и интересно. Обязательно в будущем на какой-нибудь из своих юбилеев выучу и исполню фортепианный концерт Юрия Шерлинга.

– Музыка какой эпохи вам ближе?

– Эпохи романтизма. Этот буйный нрав, горячий взор и ветреная душа мне ближе всего по своему содержанию, характеру, тонкости.

– Кроме академической музыки что-то слушаете?

– Конечно. Обожаю ретро во всех проявлениях: диско, джаз. Современную музыку тоже люблю – и русскую, и зарубежную. Как говорится, что на ухо ляжет, то и хорошо.

– То есть лишь бы она была, музыка…

– Да. Есть, конечно, определённые жанры, к которым я отношусь скептически, но в хорошей компании и это пойдёт.

– Вы сказали, что любите джаз. А я знаю, что вы принимали участие в конкурсе Гершвина…

– Да, в Нью-Йорке. Я тогда училась в восьмом классе, и это было первое моё посещение Америки. Выбрала две ранние прелюдии Джорджа Гершвина – джазовые и очень танцевальные. Заняла второе место.

И помимо конкурса это была замечательная возможность посетить Нью-Йорк, погулять, вдохновиться, послушать других исполнителей – в общем, приобрести хороший опыт.

– Вас вдохновляют новые места?

– Да, и новые люди, новые знакомства. Особенно если эти люди связаны с музыкой. Всегда интересно пообщаться, обменяться впечатлениями.

Но самое большое вдохновение – само путешествие. Потому что это всегда что-то новое: место, культура, традиции…

– А где вы чувствуете себя наиболее комфортно?

– Там, где со мной рядом моя семья. Для меня всегда очень важно, чтобы я на горизонте видела своих родных. А так мне хорошо в любом месте – везде интересно…

Фото: Смоленская филармония

Ольга Суркова

Дмитрий Носков: джаз, кино и Фрэнк Синатра
Родион Замуруев: «Смоленск – один из центров скрипичного искусства»

Новости партнеров