Дмитрий Носков: джаз, кино и Фрэнк Синатра
Культура

Дмитрий Носков: джаз, кино и Фрэнк Синатра

21 июля 2021 года в 20:30

Дмитрия Носкова смоленская публика увидела на сцене областной филармонии в образе Фрэнка Синатры. Его программа «Я буду петь тебе, как Фрэнк» в музыкальном сопровождении квартета Арка Овруцкого звучала в один из вечеров последнего фестиваля имени М.И. Глинки. По словам самого Дмитрия, этот проект – попытка подарить новую жизнь классическим джазовым хитам, которые когда-то исполнял легендарный американец. И, судя по реакции слушателей, попытка весьма успешная…

От Глинки

– Я по второй профессии академический кинокомпозитор, так что имя Михаила Ивановича Глинки для меня особенно значимо. И я, конечно, рад выступать на этом фестивале.

Сегодня мы играем не классическую программу, но хиты Фрэнка Синатры – это уже в определённом смысле академическая музыка, так что всё уместно. Классика вообще очень разнопланова, поэтому я считаю, что в рамках фестиваля, носящего имя новатора российской академической музыки, можно позволить себе играть всё что угодно – вплоть до авангарда. Ведь, по сути, то, что сделал Глинка с оперой, в его время тоже было авангардом.

– А насколько, на ваш взгляд, современно звучание произведений Глинки сегодня?

– Для меня нет такого понятия, современный звук или нет. Потому что музыка либо нравится, либо нет. То есть варианта всего два: хорошая она или плохая с точки зрения слушателя. И Михаил Иванович преуспел именно в создании хорошей музыки – тут даже не поспоришь.

– Чем же он близок вам как джазовому исполнителю?

– С одной стороны, джаз, как правило, строится на импровизации, в то время как академическая музыка мало подразумевает подобный подход. Но, с другой стороны, тот же Фрэнк Синатра никогда не импровизировал, у него была совершенно другая задача: чётко подать мелодию и текст. Я как классический джазовый исполнитель тоже придерживаюсь этого принципа.

Впрочем, у любой импровизации должна быть хорошая подготовка. Умение подать главную тему. В принципе, джазовая музыка построена так же, как и академическая. Вначале ты заявляешь тему. Потом разрабатываешь её – это и есть импровизация. И в конце опять возвращаешься к основной теме или сплетению тем, которые родились у тебя за всю композицию.

Если взять оперы Глинки, в них тоже всё построено по такому принципу. И всё выверено до каждой ноты.

Всё это джаз

– Дмитрий, вы сделали эту программу, потому что вам нравится творчество Фрэнка Синатры?

– Я обожаю его песни. И посчитал, что нельзя допустить, чтобы эта музыка пропала со сцены. Тем более что публике она нужна, мои многочисленные гастроли это доказывают: всегда полные залы и люди в восторге.

На мой взгляд, тот джаз – с конца тридцатых и до середины шестидесятых годов прошлого века – это идеальное совмещение классической музыки и эстрады. С одной стороны – запоминающаяся мелодия, а с другой – это так красиво подано, оркестровано, аранжировано. И у тебя не остаётся ни грана сомнения, что это действительно музыка, а не какое-то бреньканье на не пойми чём-то, что сейчас тик-токеры делают.

– Мне не раз приходилось слышать, что современные музыканты вынуждены чаще играть то, что заказывают, а не то, что хочется…

– Я считаю, что в творчестве вообще нужно делать только то, что нравится. Ведь если что-то идёт от сердца, искренне, лишь в таком случае возможен успех.

Когда я только начинал этот проект в 2017 году, многие упрекали меня в паразитировании на имени известного человека. И мне, честно говоря, подобные претензии были непонятны: я же взялся за это не для того, чтобы заработать, а для того, чтобы поделиться с другими людьми теплом этой музыки.

Мне близка персона самого Синатры, его подход к материалу, отношение к словам в песнях и даже стиль его жизни – настолько, что я просто не могу этого не делать.

– Насколько джаз сейчас востребован в России?

– Я вам больше скажу: за последние пять лет я вижу конкретный ренессанс джаза в России в принципе. Если раньше это было нечто элитарное, звучащее только в камерной обстановке в маленьких клубах, то сейчас джаз выбрался на большие площадки. Им активно начала интересоваться молодёжь. У меня на концертах часто бывают двадцати- и даже пятнадцатилетние. И с каждым годом их становится всё больше.

За кадром

– А для кино вы какую музыку пишете?

– В основном академическую для классических составов оркестров.

– И в каких фильмах она звучит?

– Из последних это «Т-34», «Салют-7», «Притяжение», «Текст», «Холоп», «Конёк-горбунок». Сейчас работаю ещё над четырьмя картинами одновременно.

– Некоторые из этих фильмов оказались весьма успешными – в том числе и с коммерческой точки зрения…

– Да, так получилось, что практически все последние картины, над которыми я работал, становятся рекордсменами проката. Это не может не радовать!

– …И ваша музыка играет в этом не последнюю роль?

– Конечно. Музыка – часть успеха любого фильма. От того, насколько правильно ты расставишь музыкальные акценты, зависит восприятие зрителем той или иной сцены.

– Кинокомпозитор – это что-то особое в сравнении с просто композитором?

– По большому счёту, да. Здесь мало уметь писать просто симфоническую музыку – надо ещё научиться её всячески трансформировать. Когда композитор работает над обычным академическим произведением, он может спокойно развить тему и довести её до логического конца. А в кино надо не только показать тему, но и закончить её ровно там, где монтажная склейка, чтобы потом перейти на совершенно другую ритмику.

То есть это определённое умение следовать за сценарием, а не просто ваять красивое произведение. Ведь главная задача музыки в фильме – не показать талант композитора, а помочь съёмочной группе рассказать некую историю для зрителя. У нас даже говорят, что если ты смотришь кино и услышал музыку, значит, её написал плохой композитор.

– Работая над музыкой к фильму, вы сначала читаете сценарий…

– Я предпочитаю работать под финальный монтаж. Потому что, прочитав сценарий, можно увидеть свою историю, которая будет отличаться от снятой режиссёром и оператором. На мой взгляд, именно визуальный ряд фильма диктует музыкальное направление: темп, мелодику – абсолютно всё. То есть мне сначала надо увидеть картинку, а потом уже разговаривать про драматургию.

– Вы в Смоленске впервые?

– Нет. Я был здесь осенью прошлого года с этой же программой и вот вернулся уже с новыми песнями.

Кстати, я как любитель кино знаю, что у вас снимался сериал «Вампиры средней полосы». Я как раз недавно смотрел и узнавал виды Смоленска. Подумал ещё тогда: как красиво – надо возвращаться. И вот опять здесь.

– А там не ваша музыка звучит?

– Нет. Я в основном работаю с фильмами – не с сериалами…

Справка «СГ»

Дмитрий Носков родился 11 октября 1976 года в Москве.

В семье к музыке было особое, трепетное отношение. Его дедушка по отцовской линии играл на трубе в оркестре Леонида Утёсова, а бабушка была балериной. Отец тоже владел несколькими музыкальными инструментами, однако для обеспечения семьи выбрал профессию портного.

Дмитрий увлёкся музыкой ещё в детстве. Едва изучив азы нотной грамоты и композиции, начал сочинять собственные произведения.

Позже освоил профессию аранжировщика. Работал в проектах «Народный артист» на канале РТР, «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады», «Сан-Ремо в Москве».

Первую музыку для кино Дмитрий Носков написал в 2005 году. Это были фильмы «Всё остальное» Всеволода Плоткина и «Сволочи» Александра Атанесяна.

Фото: из личного архива Дмитрия НОСКОВА

Ольга Суркова

Смоленские художники вышли на пленэр с «Литовским домом»
Мариамна Шерлинг: «До музыки отца ещё не доросла»

Новости партнеров