От Советского Информбюро: 28 июля 1941 года
Сводки СовИнформБюро

От Советского Информбюро: 28 июля 1941 года

28 июля 2020 года в 10:21
502

В течение 28 июля наши войска продолжали вести бои на Смоленском и Житомирском направлениях. Наступление противника на этих направлениях разбивается о стойкость и упорство наших войск. Наши войска местами переходят в решительные контратаки и наносят противнику тяжелые потери.

На остальных направлениях и участках фронта крупных боевых действий не велось.

Наша авиация во взаимодействии с войсками наносила удары по крупным группировкам противника и по авиации на его аэродромах. По уточненным данным за 26 июля уничтожено 109 немецких самолетов. Наши потери – 36 самолетов.

Действиями береговой обороны и авиации Краснознаменного Балтийского флота потоплены миноносец и два сторожевых корабля противника. Наш флот потерял один миноносец.

***

После опубликования в советской и иностранной печати секретных документов германского главного командования о подготовке немецко-фашистскими войсками широкого применения отравляющих веществ в войне против СССР, финляндское радио, инспирированное немцами, 25 июля заявило: «Военные круги Германии категорически заявляют, что эти документы сфабрикованы в СССР». Однако опубликованные факты и документы были столь неопровержимы, что уже на следующий день Германское информационное бюро вынуждено было признать подлинность опубликованных документов.

Теперь фашистская пропаганда выкинула новый, столь же неуклюжий трюк. Немецкое информационное бюро 26 июля передало по радио сообщение, в котором отрицает подлинность опубликованных в советской печати секретных документов, карт и схем германского главного командования о подготовке немецких фашистов к нападению на Турцию, объявляя их «выдумкой советской пропаганды».

Советское Информбюро сообщает, что подлинные документы, карты и схемы о расположении турецких аэродромов, арсеналов, военных предприятий и т. д. переданы советским правительством турецкому послу в СССР г-ну Актаю, а также были представлены для обозрения иностранным корреспондентам в Москве. Эти документы настолько убедительны, что пойманным с поличным гитлеровцам не удастся при помощи лжи отвертеться и скрыть свою подготовку военного нападения на Турецкую республику.

***

За последние дни наши части при захвате ряда немецких блиндажей и укрепленных точек на одном из участков фронта Смоленского направления находят австрийских пулеметчиков, прикованных к пулеметам. Только за 26 и 27 июля отмечено 12 таких случаев. На руке пулеметчика Фердинанда Кербер надета железная браслетка, запирающаяся особым ключом. От браслетки идет длинная железная цепочка, которая соединена кольцом с рукояткой пулемета. Пулеметчик, таким образом, не может покинуть блиндажа. Пленный пулеметчик заявил, что он прикован к пулемету накануне вечером, когда немецкие войска под напором красноармейской части начали отходить назад. Все лицо пулеметчика избито стальной плеткой. «Оставшись в блиндаже один, – рассказывает Ф. Кербер, – я первое время стрелял, опасаясь, что какой-нибудь офицер вернется и застрелит за невыполнение приказа, но стрелял вверх. Затем, когда мне показалось, что немцы ушли за 3-5 километров, я прекратил стрельбу. По советским войскам я не выпустил ни одной пули. Страшно хотелось повернуть пулемет в тыл уходившим немцам...». В двух блиндажах найдены совершенно обессилевшие австрийцы-пулеметчики. Немецкие офицеры не оставили прикованным к пулеметам солдатам ни крошки хлеба.

***

Шоферы Артамонов и Овчинников, занятые на подвозке боеприпасов нашим частям, заметили два фашистских самолета. Остановив и замаскировав машины, они стали наблюдать за самолетами. Вскоре они увидели, что от самолетов один за другим отделились шесть парашютистов. Быстро примчавшись к месту высадки диверсантов, тт. Артамонов и Овчинников напали на фашистов. Диверсанты попытались оказать сопротивление, но гранатой, брошенной т. Артамоновым, один немец был убит и двое тяжело ранены. Остальные сдались. Отважные шоферы доставили их в штаб.

***

Группа бойцов во главе с младшим лейтенантом Севрюковым, преследуя немцев, отступивших от местечка Ф., оказалась во вражеском тылу. Пробираясь ночью к своей части, бойцы обнаружили немецкую мотомехколонну. Забросав колонну гранатами и бутылками с горючим, отважные бойцы сожгли несколько машин врага. В начавшейся суматохе немцы открыли беспорядочную стрельбу, убив и ранив много своих солдат. Группа бойцов лейтенанта Севрюкова без потерь вернулась в свою часть.

***

Вражеская пехота под прикрытием 20 танков атаковала станцию Н., около которой оперировал бронепоезд капитана Тарасова. Команде бронепоезда было приказано удержать станцию до прихода подкреплений. Танки противника были встречены огнем всех орудий бронепоезда. Меткими залпами артиллеристы-наводчики тт. Шилкин, Преображенский и Черных уничтожили 18 фашистских машин. Подошедшие красноармейские части опрокинули вражескую пехоту. Кроме 18 танков, фашисты оставили на поле боя 9 станковых пулеметов, 21 легкий пулемет и больше 150 винтовок. Убито и ранено около 200 немецких солдат и офицеров.

***

Пленный немецкий санитар Гейнц Ремер на допросе показал: «Две недели назад нам приказали не подбирать с поля боя солдат, у которых оторваны или безнадежно повреждены руки или ноги. Однажды я доставил в полевой госпиталь солдата с оторванной рукой. В присутствии раненого мне сделали за это строгий выговор и предупредили, чтобы в другой раз калек, не пригодных больше германской армии, в госпиталь не носить. На мой вопрос, правильно ли поступает начальник госпиталя, бросая на произвол тяжело раненных солдат, военный врач Брюннер разъяснил мне, что таково распоряжение главного командования германской армии. С такими ранеными нет смысла возиться, ибо все равно после выздоровления они не смогут вернуться в строй».

***

С каждым днем в Германии резко ухудшается продовольственное положение. Фашистская военщина, не стесняясь в выборе средств, выкачивает продовольствие из оккупированных Германией стран. В чехословацких деревнях за последние недели проведена третья реквизиция скота. Из Югославии вывезен весь урожай овощей и фруктов. Из Голландии и Франции отправлены в Германию поезда с отобранными у населения жирами и рыбой. Несмотря на тяжелое положение с продовольствием в Болгарии, немцы категорически требуют продажи им всего урожая хлеба. В Германию вызвана болгарская торговая делегация. Официально объявлено, что делегация будет вести переговоры о продаже вина и винограда. На самом деле речь идет о болгарских поставках продовольствия для Германии. У голодающих болгарских женщин и детей отбирается последний кусок хлеба.

***

Подлинный героизм и самоотверженность проявляют в боевой обстановке советские медицинские работники. Военврач II ранга С. Простаков, спасая жизнь тяжело раненому бойцу, сделал сложную операцию на полевом перевязочном пункте и только после этого отправил раненого в госпиталь. Военврач III ранга Елизавета Малютина, несмотря на полученное ранение, не покинула госпиталя в эвакуируемом районе, пока не отправила в тыл всех раненых красноармейцев. Последняя машина была переполнена ранеными и самой Малютиной не хватило места. Она приказала шоферу увезти бойцов, а сама осталась под огнем на месте до тех пор, пока подоспевший мотоциклист не вывез ее. Военфельдшер Б. Христофоров доставил в полевой госпиталь тяжело раненого красноармейца, жизнь которого могла быть сохранена только при немедленном переливании крови. Тов. Христофоров спас жизнь бойца, предложив перелить раненому 400 грамм своей крови.

На фото: действующая армия. Заседание партийного бюро N части перед боем. Секретарь партийного бюро политрук В. Пелевин (второй справа) зачитывает заявление лейтенанта В. Толмачева о приеме его в кандидаты ВКП(б). Снимок специального фотокорреспондента П. Бернштейна.

«Красная звезда», № 176 (4931), 29 июля 1941 г.

От Советского Информбюро: 27 июля 1943 года
От Советского Информбюро: 28 июля 1943 года

Новости партнеров