Общество

Memento mori – помни, что смертен

23 января 2020 года в 16:34
532

Все знают, что человек смертен, но, несмотря ни на что, это печальное событие всегда наступает неожиданно. И если самому покойному уже всё равно, что с его телом будет дальше, то безутешные родственники, как правило, пребывая в шоке от случившегося, начинают выяснять, где в Смоленске расположены кладбища, как организовать там место или, если уже есть семейная могила, как сделать подзахоронение…

Как устроено похоронное дело в Смоленске

На эти и другие вопросы, связанные с кладбищами Смоленска, отвечает директор муниципального бюджетного учреждения «Зеленстрой» Виктория МАЙСТРЕНКО.

– На сегодняшний день в областном центре эксплуатируются восемнадцать кладбищ. Согласно действующим нормативным актам кладбища подразделяются на открытые, открытые только для подзахоронений в существующие семейные могилы и полностью закрытые. К категории последних относятся два кладбища: «Клинок» и «Польское», которые расположены на улице Урицкого в районе костёла, – там запрещено не только хоронить, но и производить подзахоронения.

К категории открытых относятся также два кладбища: «Новое», которое традиционно называется «7-й километр», и «Селифоново», расположенное в Смоленском районе. На первом из них на начало 2020 года насчитывалось порядка ста мест для новых захоронений, на втором – около семисот. На всех остальных кладбищах разрешено проводить только подзахоронения.

За истекший год в Смоленске было совершено 1639 подзахоронений и 323 новых захоронения.

Как правило, при выделении нового места граждане выражают желание получить участок под семейное захоронение – 3,2 метра на 4 метра. Изначально на этой площади в 12,8 квадратного метра могут располагаться три могилы, затем, по прошествии пятнадцати лет после первого захоронения, можно производить подзахоронения сверху.

– А о том, чтобы открыть в Смоленске новое кладбище, речи пока не идёт?

– В настоящее время рассматривается вопрос расширения кладбища в Селифоново за счёт присоединения к нему прилегающих земельных участков, и, я думаю, оно в ближайшие годы станет основным городским кладбищем.

– Строительство крематория в Смоленске – насколько оно актуально?

– Следует начать с того, что крематорий – это коммерческое предприятие, и его экономическая выгода возможна только при населении города от пятисот тысяч жителей. В Смоленске проживают порядка трёхсот тысяч человек, потому строительство крематория здесь просто нерентабельно. Те из смолян, кто желает кремировать своих родственников, делают это в Москве или Минске.

– И как часто смоляне пользуются услугами крематория?

– На больших кладбищах за подобного рода подзахоронениями уследить достаточно сложно, потому трудно сказать, сколько смолян пользуются услугами крематориев.

Могу отметить, что в последнее время участились случаи эксгумации. Минувшим летом мы столкнулись со случаями, когда люди эксгумировали своих покойных родственников для перезахоронения их либо на родине покойного, либо в семейных захоронениях по месту жительства родственников. Однако при этом следует иметь в виду, что эксгумировать тело можно не ранее чем через два года после захоронения. В нашей практике в текущем году был случай, когда родственникам из другого города было отказано в эксгумации близкого человека, захороненного на одном из кладбищ города Смоленска.

Что делать, когда человек умер

– Виктория Сергеевна, каков алгоритм действий человека, у которого умер родственник?

– Если человек умер дома, родственники вызывают скорую помощь и сотрудника полиции, которые констатируют смерть и фиксируют тот факт, что она не была насильственной. Далее тело необходимо доставить в морг. Сделать это можно с помощью специальной круглосуточной службы МБУ «Зеленстрой». Перевозка осуществляется бесплатно.

В морге после установления причины смерти необходимо получить справку, на основании которой отделом государственной регистрации смерти комитета ЗАГС администрации города Смоленска, который располагается на Дзержинского, д. 11, будет выдано свидетельство о смерти. С этим документом необходимо обратиться к смотрителю того кладбища, на котором предполагается захоронение или подзахоронение покойного. Смотритель оценивает возможность подзахоронения в существующую могилу либо определяет новое место.

За каждым из восемнадцати кладбищ, в том числе и за закрытыми, у нас закреплены смотрители. Всего их семь человек. Их номера телефонов и другие контактные сведения размещены на информационных стендах на каждом кладбище, поэтому все вопросы можно предварительно обсудить по телефону. После этого смотрителем кладбища выдаётся справка о возможности произвести захоронение. Такая справка вместе со свидетельством о смерти является основанием для выдачи разрешения на захоронение, которое можно получить у нас в учреждении по адресу улица Шевченко, д. 77б.

Близким покойного необходимо учесть ещё один очень важный момент. В случае если речь идёт о подзахоронении к родственникам, необходимо наличие свидетельства о смерти на лицо, которое было похоронено ранее, для установления родственной связи. Если такого документа нет, разрешение на подзахоронение не выдаётся. Это делается во избежание возникновения спорных ситуаций между родственниками, хотя, нужно признать, полностью исключить их нельзя. В таких случаях пытаемся урегулировать проблемную ситуацию между людьми с помощью нашего юриста.

При выделении под захоронение нового места, конечно, подобных вопросов не возникает. С 2019 года гражданам выдаётся удостоверение захоронения, куда включены сведения о том, кто захоронен в данной могиле, о лице, ответственном за захоронение, расположение и общая площадь места под захоронение. Впоследствии при предъявлении такого документа можно будет производить подзахоронения.

– Смотрители – это что-то вроде частных охранников?

– Нет, это сотрудники МБУ «Зеленстрой». Поскольку наша организация является муниципальной специализированной службой по вопросам похоронного дела в городе Смоленске, ничего частного у нас не может быть по определению. В частном порядке могут предоставляться услуги коммерческих ритуальных фирм.

– Разговор со смотрителем по определению места захоронения или решение вопроса по подзахоронению – это платная услуга?

– Всё это абсолютно бесплатно. И сами места на городских кладбищах в соответствии с законодательством предоставляются бесплатно. Причём неважно, идёт речь о новых погребениях или о подзахоронениях. Единственная услуга, для которой в МБУ «Зеленстрой» утверждён платный прейскурант, – это копка могилы, но и здесь у граждан есть выбор, так как они могут или обраться к нам, или воспользоваться услугами частных ритуальных компаний.

Жизнь на кладбище после смерти

– В задачу смотрителей входит охрана могил, чтобы не воровали оградки, не разрушали памятники?

– К сожалению, случаи вандализма, когда неизвестные лица наносят урон надмогильным сооружениям, лавочкам, оградам, бывают. Происходит и банальное воровство. Человек старается облагородить могилу, высаживает туи, устанавливает лавочку, а потом приходит и видит: туи выкопаны, лавочка выдернута… Но смотритель – это не охранник. В его должностные обязанности входит прежде всего организация работы кладбища, взаимодействие с людьми, контроль за санитарным состоянием территорий общего пользования, а также за своевременной уборкой и вывозом мусора. Да и физически отследить состояние каждого захоронения невозможно. Например, площадь кладбища «Новое» составляет 36 гектаров, а смотритель там только один. Так что мы должны понимать, что в соответствии с законодательством выделенный под захоронение участок переходит в пользование гражданина, и он сам уже несёт ответственность за его состояние.

– Бывает, что внутри могильного ограждения вырастает дерево, причём со временем оно достигает весьма внушительных размеров и начинает угрожать и могиле, возле которой оно стоит, и захоронениям, которые находятся рядом. Что делать в таком случае?

– Опять же, повторюсь: всё, что находится внутри ограды, в том числе и зелёные насаждения, является собственностью граждан. Принимать меры по их ликвидации самостоятельно, по собственной воле, у МБУ «Зеленстрой» нет никаких оснований.

Тем более нередки случаи, когда дерево выросло не случайным образом, а было посажено людьми в расчёте на то, что когда оно вырастет, то будет давать тень, украшать могилу. А по прошествии 20–30 лет дерево выросло и пришло в неудовлетворительное состояние, люди, его посадившие, тоже постарели, и им теперь тяжело убирать листья и ветки, которые с него летят. Поэтому к нам очень часто обращаются граждане с просьбой снести дерево с территории своего или соседнего захоронения, чтобы в случае его падения избежать разрушений. Но, повторюсь, в данной ситуации меры по сносу деревьев могут быть приняты только лицом, ответственным за захоронение. А вот контроль за состоянием деревьев, произрастающих на местах, не занятых захоронениями, и в случае необходимости их снос и уборка осуществляются МБУ «Зеленстрой».

– То есть люди, если желают выкорчевать дерево внутри могильной оградки, должны делать это самостоятельно?

– Да. Для этого необходимо обратиться в наше учреждение для получения разрешения на его снос, после чего можно заключить договор на выполнение работ с МБУ «Зеленстрой» или привлечь стороннюю организацию, но в обязательном порядке уведомив смотрителя кладбища о предстоящих работах. При этом следует иметь в виду, что если в ходе работ будут повреждены соседние могилы, то возможные финансовые претензии со стороны их ответственных лиц могут быть возложены на гражданина.

– Виктория Сергеевна, проблема с мусором на кладбищах стоит не менее остро, чем в городе. Как правило, после Радуницы или родительских суббот можно видеть несанкционированные свалки не только вдоль дорожек, но даже и на могилах…

– Проблема свалок на кладбищах – это зачастую отсутствие элементарной культуры поведения у людей. Действительно, нередко можно видеть, как мусор сваливают на чужие, не слишком ухоженные могилки. И это несмотря на то что в настоящее время все кладбища оборудованы мусорными контейнерами в достаточном количестве для того, чтобы люди именно туда выбрасывали мусор. Но порой расстояние в лишних 20–30 метров до контейнерной площадки становится решающим фактором для того, чтобы оставить мусор на ближайшей бесхозной могиле или прямо возле дорожки. А далее начинается цепная реакция: «а чем я хуже?» – думает следующий и делает то же самое. Так и образуются свалки, с которыми нам приходится бороться. Должна заметить, что в этом плане нам очень большую помощь оказывает служба исполнения наказаний – они направляют к нам на отработку лиц, в отношении которых вместо штрафа назначено административное наказание в виде обязательных работ, нередко по 60 или даже по 100 часов. Эти меры приносят свои результаты – ситуация с несанкционированными свалками на территориях кладбищ к настоящему времени стала стабилизироваться.

Общественно полезный труд в пределах кладбища

Пятеро молодых людей подметают центральную аллею на кладбище «7-й километр». Знакомимся: за совершение тех или иных правонарушений все пятеро привлечены к бесплатному общественно полезному труду. В день необходимо отработать от двух до четырёх часов, причём делается это в свободное время от основной работы, если таковая есть.

23-летний Владислав и 19-летний Михаил в течение трёхсот часов будут прибираться на кладбище за совершённые кражи. Игорь, пытавшийся угнать чужой автомобиль, тоже получил триста часов бесплатных работ, но уже половину из назначенного ему времени отработал.

В 380 часов общественно полезного труда на кладбище обошлось для 20-летнего Виктора вождение в нетрезвом виде. Николаю за угрозу убийством назначили 320 часов отработки, которые он тоже проведёт на кладбище.

В задачу «сводной бригады» нарушителей узаконенных норм поведения входит уборка мусора и снега. Ребята подметают дорожки, выносят поленья, когда спиливают деревья на территории кладбища.

Кладбище как постоянное место работы

Евгений Жуков относится к числу тех, для кого кладбище – это не только место скорби, но и место работы. Он – смотритель на кладбище «7-й километр».

– Смотритель на кладбище «Новое», – поправляет Евгений, а на вопрос, как ему работается на кладбище, всё-таки место не очень приятное, отвечает: – Я смотрителем с мая прошлого года и так скажу – каждый должен делать свою работу, бояться нужно не мёртвых, а тут как раз нормально, я привык…

Евгений Жуков – именно тот человек, который первым общается с безутешными родственниками, пришедшими на кладбище, чтобы определиться с местом под захоронение.

– Тяжело, конечно, общаться с людьми, которые в горе, но мне, как правило, удаётся найти к каждому индивидуальный подход. Сколько я здесь работаю, очень редко бывает, когда хоронят детей. Так обычно уже люди в возрасте, лет восьмидесяти. И это нормально. Самое главное, как я считаю, нужно проводить достойно в последний путь…

– Обычно на похоронах желают, чтобы «земля была пухом». А какова земля на «7-м километре», точнее на «Новом»?

– Тут площадь почти 40 гектаров – есть и песок, есть и болотистая почва. Всё зависит от участка. На «Детской аллее» вообще земля лёгкая. А есть болотистые места. Там копать очень тяжело. Кладбище по площади очень большое, и потому состав почвы очень разнообразный.

Обычно, когда люди выбирают участок, я их сразу предупреждаю, где какая почва. На заболоченных участках не очень хотят брать места. Оно и понятно: когда там начинаешь обустраивать захоронение, за ним нужно всё время следить, поскольку происходит постоянное проседание.

Зато, по словам Евгения Жукова, в болотистой местности лучше сохраняются останки, они практически мумифицируются.

Однажды по просьбе дочери проводили эксгумацию тела её отца. Женщина захотела вернуть награды, с которыми тот был похоронен. Когда вскрыли гроб, одежда на покойном сохранилась в отличном состоянии. Конечно, когда стали снимать награды, ткань стала разъезжаться, но всё равно выглядела практически идеально.

Основное событие на кладбище – это похороны и прощание с покойным. И тут, по наблюдению Евгения Жукова, не всегда всё проходит чинно и с достоинством.

– Есть такие родственники, которые ещё не успели гроб в землю опустить, а прямо при заполнении документов на захоронение начинают устраивать споры из-за наследства. Бывают и другие ситуации: похороны уже прошли, а кто-то из ближайших родственников начинает выражать несогласие, чтобы этот человек был похоронен в семейной могиле. Доходит даже до эксгумации…

А поминки, по выражению Евгения Жукова, иногда переходят просто в «свадьбы». Да, для родственников похороны близкого человека – это горе. Но вот знакомые, которые приходят помянуть, после принятия определённого количества спиртного просто забывают, где они и зачем собрались…

Божия Матерь – Всех Скорбящих Радость

Настоятель храма Иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость, расположенного на Новом кладбище, протоирей Георгий СВИТЦОВ отмечает, что, действительно, раньше проводы покойного превращались в какую-то вакханалию. Люди напивались и вели себя отвратительно.

– Не часто, но так, к сожалению, бывало, – рассказывает протоирей Георгий Свитцов. – Но теперь на поминках люди в плане употребления спиртного стали намного сдержаннее. На мой взгляд, у людей появилось понимание, что на поминках нужно вспоминать усопшего, рассказывать о том, чем он был в вашей жизни, что он для вас сделал. Скорбь причиняет боль, и люди от этого обычно плачут, но в этом нет греха. И Господь плакал, когда умер Лазарь… Боль проходит, но главное – мы не должны забывать усопших, для них это важно.

– Вам не тяжело служить в таком месте, когда каждый день приходится общаться с людьми, находящимися в горе? У других священников бывают ещё и радостные события, такие, как крестины, венчания…

– Тяжесть, конечно, есть, но она есть у всех священников. А этот храм от момента его строительства, можно сказать, дело всей моей жизни, потому что на этом кладбище похоронены четыре поколения моих родных, начиная с прадедов.

Бывают люди, у которых ощущение близости с умершими, с одной стороны, даёт скорбь, а с другой – силу. Я честно скажу, что, когда и храма здесь не было, я достаточно часто приезжал на это кладбище просто для того, чтобы помолиться возле могилок своих родных, побыть у них.

По всему этому кладбищу лежат мои родные люди, но для меня скорби как таковой нет, напротив, есть желание дать утешение людям, которые приходят сюда в скорби. Для меня это важно. Я понимаю прекрасно, что с появлением здесь этого храма освящено всё кладбище. И на самом деле, многие отмечают, что до начала службы близкие очень мучительно переживают факт смерти, рыдают… А когда начинается заупокойная служба, почти всегда рыдания прекращаются. Даже в таком человеческом смысле для людей наступает покой.

– Храм Иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость. Почему выбрано такое название?

– Божия Матерь даёт всем людям утешение и душевную радость, которую человек может обрести, даже пребывая в скорби по ближнему.

В Писании сказано, что у Бога живы все. И наша скорбь по умершему близкому человеку – это своего рода эгоизм, поскольку нам больно, что от нас ушёл дорогой нам человек. Это вроде как проводы на вокзале – уезжает друг или родственник, и нам больно от того, что больше он не будет рядом.

Поэтому эту скорбь Господь предлагает изменить на радость, и Божия Матерь здесь первая помощница, потому что мы знаем, что она у Бога просила об этом, когда по её молитвам Господь чудеса совершал, в том числе на трапезе на брачном пиру.

И храм Иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость возведён здесь, чтобы люди, находящиеся в тяжёлой печали в связи с безвозвратной утратой близкого человека, могли найти утешение.

Фото: Алексей ГУСИНСКИЙ

Алексей ГУСИНСКИЙ

Мнение смолян учтут при внесении поправок в Конституцию РФ
Как я встретила инопланетян

Новости партнеров