Земная жизнь космических героев
Культура

Земная жизнь космических героев

21 марта 2020 года в 22:37
639

В КВЦ имени Тенишевых открылась фотовыставка «Backstage звёздных героев в объективе В. Черединцева». Причём слово «звёздных» в названии означает не каких-то тривиальных медийных персон из шоу-бизнеса, а тех, кто давно стал легендой, – космонавтов первого отряда, командиром которого был Юрий Гагарин…

Эта выставка из цикла «Космическая фотолетопись» создана Московским музеем космонавтики в рамках проекта «Открываем фонды». И в Смоленске её открытие приурочено прежде всего к 60-летию первого отряда космонавтов.

В экспозиции представлено около сотни работ специального фотокорреспондента ТАСС и АПН Валентина Черединцева, где в центре внимания – разные моменты жизни советских космонавтов в 60-е годы прошлого века: предполётные подготовки, зарубежные поездки, встречи с друзьями, отдых с семьёй…

– Валентин Черединцев был одним из немногих, кому доверялось не только сопровождать космонавтов в официальных поездках, но и участвовать с ними в предполётных тренировках, проводить вместе с ними редкие часы досуга, – поясняют организаторы выставки. – Вместе с космонавтами он испытывал невесомость во время полётов в самолёте-лаборатории, совершал прыжки с парашютом, работал в гидробассейне. Черединцев выполнил многие официальные портреты космонавтов, опубликованные на первых страницах практически всех газет того времени вместе с сообщениями ТАСС о запусках пилотируемых космических кораблей. Но кроме этого Валентин Александрович видел и другую, неофициальную, сторону жизни покорителей космоса. Он дружил со всеми космонавтами, бывал у них дома, но никогда не переходил невидимую грань такта, называя всех на «вы» и по имени-отчеству.

Все фото на выставке – репортажные. Это действительно реальные мгновения жизни, остановленные мастером, увидевшим в объектив необычный ракурс, яркие эмоции, подлинные чувства…

– Мне в жизни очень повезло: многих членов первого отряда космонавтов я знала ещё с 1960 года, – призналась в своём выступлении на открытии выставки племянница и крестница Юрия Гагарина Тамара ФИЛАТОВА. – Причём не только тех двенадцать, которые потом летали, но и многих из тех восьми, которые так и не побывали в космосе. Сейчас из них остался только один – Борис Валентинович Волынов. А тогда, летом 60-го, все ещё были живы. И семья Гагариных, как и многие члены первого отряда, поселилась на станции Чкаловская. Валентина, жена Юрия Алексеевича, вышла на работу, и крёстный позвал меня на каникулах помочь им с дочкой Леной, которой тогда исполнился год. Я всё лето провела у них, где и познакомилась с ребятами из первого отряда. И больше всего мне запомнился Герман Степанович Титов. Их семья жила рядышком, через стенку, но в разных подъездах. И, чтобы пойти друг к другу в гости, надо было спуститься с пятого этажа и на пятый подняться. Так эти два хулигана, Гагарин и Титов, лазали друг к другу через балконы, разделённые водосточной трубой…

Кроме крестницы Юрия Гагарина на церемонии открытия выставки «Backstage звёздных героев в объективе В. Черединцева» были и его коллеги-космонавты: дважды Герой Советского Союза Александр Иванченков и Герой Российской Федерации Валерий Токарев.

– Мы прибыли сюда сразу после подведения итогов первого международного теннисного турнира на кубок Гагарина, который в этом году прошёл в Смоленске впервые, но в дальнейшем планируется ежегодным, – заметил Александр ИВАНЧЕНКОВ. – И эта выставка тоже связана с именем первого космонавта, которого особенно любят и чтят здесь, на его родине. Фотографии Валентина Черединцева воскрешают многие моменты из нашей космической жизни. Каждый снимок навевает воспоминания о каком-то из прожитых эпизодов – это дорогого стоит, потому что со временем многое забывается…

Выставку «Backstage звёздных героев в объективе В. Черединцева» можно посетить до 5 апреля. Вход свободный.

«У каждой эпохи свои задачи». Несколько вопросов космонавтам

– Какие эмоции вызывает у вас эта фотовыставка?

Валерий Токарев: – 7 марта исполнилось 60 лет первому отряду космонавтов, командиром которого был Юрий Алексеевич Гагарин. И тот прорыв в космических исследованиях мы воспринимаем как высшее достижение всей нашей страны. Мы ведь тогда во многом были в космосе первыми: первый полёт Юрия Гагарина, первая стыковка, первый выход в открытый космос Алексея Леонова…

Сейчас мы смотрим на эти события, обращаясь в глубину истории. Но авторитет Гагарина до сих пор остаётся реально высоким как в нашей стране, так и за её пределами. Более того – с его именем и сегодня связывают Россию за рубежом. И это здорово! И мы, космонавты, гордимся, что причастны к этому делу.

Очень хочется, чтобы и наши дети не забывали то, с каким восхищением мы в те годы воспринимали космонавтику. И эта выставка – наглядная демонстрация того, что нам есть чем гордиться.

– Первых космонавтов знали в лицо и по именам практически все жители тогдашнего Советского Союза. Сейчас большинством это воспринимается уже как обычная профессия. Как вы думаете, кому было сложнее: первым или нынешним?

Александр Иванченков: – Я могу причислить себя только к космонавтам второго набора – нас тоже мало.

Сейчас техника стремительно развивается, в том числе и космическая. И многие вещи, которые были возложены в том числе и на работу космонавта в расчёте на его интеллект и подготовку, сегодня уже делает автомат. Правда, я его недолюбливаю.

Мы долгое время работали в аналоговом режиме, где всё зависело от наших операторских способностей. Я иногда хвалюсь ребятам, что за первый длительный космический полёт в 140 суток ни разу не ошибся. Видимо, напряжённость при высокой ответственности заставляет работать предельно внимательно. И если подготовка хорошая, то всё получается.

Валерий Токарев: – У каждой эпохи свои задачи. Первые космонавты летали на очень непродолжительное время и готовились в принципе недолго – год-полтора. А сейчас комплекс большой, мы летаем уже по полгода, а то и больше. Надо хорошо знать технику и самому работать – не только по пилотированию корабля, но и в качестве инженера, проводить эксперименты, испытания. Я, например, участвовал в работах по распространению плазмы в невесомости. А ещё мы на орбите горох выращивали и пшеницу, с животными эксперименты проводили. К сожалению, оказалось, что к длительным полётам может адаптироваться только человек – зверюшки не выдерживают таких нагрузок, погибают от стресса.

В общем, у каждого поколения свои задачи. Следующее придёт – наверное, уже будут Луну осваивать и другие планеты. И по сложности и грандиозности это будут совершенно новые задачи…

– А почему вы решили стать космонавтом?

Александр Иванченков: – Так сложилась судьба. Я окончил МАИ, защищался на кафедре у Василия Павловича Мишина, а это был ближайший помощник Сергея Павловича Королёва. Так что вместе с дипломом я получил распределение в КБ Королёва – то, что сейчас называется НПО «Энергия».

Работа там была удивительно интересная и увлекательная. Но каждый из инженеров, чувствующих себя относительно здоровыми, пытался пройти медкомиссию, чтобы попасть в отряд космонавтов, хотя редко кому это удавалось, тем более с первого раза. Мне удалось. Может, потому что с детства занимался спортом и жил в непростых условиях.

Из космических программ мне довелось открывать первый длительный полёт в 140 суток. Самым главным в нём было найти режим труда и отдыха, который помог бы нам сохранить здоровье. Нам с Владимиром Ковалёнком это удалось. И те коллеги, кто пошёл вслед за нами, во многом следовали нашим наставлениям и рекомендациям.

Валерий Токарев: – Мой случай неординарный по той простой причине, что я никогда не мыслил о космонавтике. Я хотел стать военным лётчиком, и я им стал. Достиг определённых вершин. И просто в тот период времени, когда шла космическая программа «Буран», туда набирали только из числа лётчиков-испытателей. Потому что это большая стотонная машина, которая садится по-самолётному и её надо вручную сажать на аэродром. Тогда меня и отобрали.

Нас в группе было всего пятеро – все лётчики-испытатели, полковники. Но, к сожалению, Советский Союз распался, и программу «Буран» закрыли. Но я перешёл на международную программу – летал и на «Шаттле», и на «Союзе».

– Что вас больше всего поразило во время первого полёта?

Валерий Токарев: – Я всё-таки профессиональный космонавт, готовился и лётчиком много работал. Поэтому такого ребячьего восприятия не было. Хотя чувство эйфории всё равно не покидало – все, кто первый раз попадал в космос, его испытывали. Чувство лёгкости и полёта в невесомости тебя просто захлёстывает. Ты понимаешь, что часть основной задачи выполнил, когда ты уже на орбите. А дальше – работа.

– А первые ощущения после полёта?

Александр Иванченков: – Это ощущение радости от того, что жив, что на Земле. И волнует буквально всё – начиная с земных запахов…

Фото: Дмитрий ПРУДНИКОВ, Елена БЕЛЫХ

Ольга Суркова

В Госдуме открылась выставка лучших фотографий конкурса «За это я люблю Россию»
Стали известны итоги открытого городского конкурса «Смоленский парад искусств»

Новости партнеров