На пределе чувств и эмоций
Культура

На пределе чувств и эмоций

21 октября 2019 года в 12:03
290

Музыка Алексея Станчинского звучала в Смоленской филармонии в день его памяти. 6 октября 1914 года внезапная смерть поставила точку на партитуре жизни композитора. Но даже больше века спустя он говорит со своим слушателем на языке звуков и гармонии. Говорит искренне, на пределе эмоций и чувств…

На месте дома у реки

Жизнь Алексея Станчинского была недолгой, но весьма яркой и насыщенной творчеством. Его композиторский талант проявился очень рано, ещё в подростковом возрасте. Чему, возможно, способствовала в том числе и особая энергетика места, где он жил.

Усадьба Логачёво, которую отец Станчинского приобрёл в 1899 году, находилась в двух верстах от Новоспасского и когда-то принадлежала сестре Михаила Ивановича Глинки Людмиле Шестаковой. «Старинный дом с двумя рядами колонн перед узким балконом, выходящим в сад. Кругом большие кусты роз и жасмина, кусты сирени, яблоневый сад по склону к ручью, заросшему ветвистыми ракитами. Прямо от балкона – тропинка к старой бане, стоящей на берегу заросшего прудочка. По обеим сторонам тропинки – старые высокие тополя. Справа от бани – беседка из липок. Огибая баню, тропинка спускается к колодцу-кринице с ключевой водой на берегу Десны, которая здесь под прямым углом течёт из Новоспасского» – так описывала усадьбу старшая сестра Алексея Лидия.

Сейчас на этом месте – лишь деревья и трава в человеческий рост. И где-то в этой траве – остатки фундамента дома. А две берёзки – как единственный ориентир, по которому можно представить, откуда начиналась дорога к крыльцу. По крайней мере, так заверила старушка, чей дом на окраине соседней деревни когда-то примыкал к усадьбе.

Мы приехали сюда большой и представительной делегацией с важной и приятной миссией: открыть памятный камень, установленный накануне в живописнейшем месте на берегу Десны.

– Мы были здесь в марте и, увидев этот участок, единогласно решили, что камень должен быть именно здесь – на этой поляне у реки, чуть ниже места, где стоял дом, – говорит потомок Алексея Станчинского, дирижёр и педагог Смоленского дворца творчества детей и молодёжи Александр ЗУЙ.

В информационной табличке на камне сообщается буквально следующее: «В первой половине 19 века в усадьбу Логачёво к сестре Л.И. Шестаковой неоднократно приезжал великий композитор М.И. Глинка. В конце 19 – начале 20 веков в Логачёве жили с семьёй талантливый композитор А.В. Станчинский (1888–1914) и учёный, зоолог, один из пионеров экологии В.В. Станчинский (1882–1942)».

– Великое действо состоялось: мы открыли памятный знак, – резюмирует советник-эксперт областного департамента по культуре Надежда ДЕВЕРИЛИНА. – И каждый внёс в это свою лепту. Михаил Алексеевич Пысин (заместитель главы Ельнинского района) нашёл и привёз камень, Татьяна Михайловна Чибисова (заведующая музеем-усадьбой М.И. Глинки) и Александр Васильевич Зуй выбрали место, Краеведческое общество заказало табличку… И я очень рада, что несколько лет назад к нам примкнули ещё два замечательных человека: пианист Ольга Соловьёва и исследователь творчества Алексея Станчинского Игорь Прохоров.

Изумляющее наследие

Так получилось, что в Смоленск и Новоспасское москвичей Ольгу Соловьёву и Игоря Прохорова привёл именно Алексей Станчинский. Впервые исполнив его произведение в 2011 году, Ольга настолько прониклась этой музыкой, что решила записать в собственном исполнении полное собрание фортепианных сочинений композитора.

Сам процесс подготовки к записи диска начался четыре года назад. И с тех пор Игорь и Ольга – частые гости Смоленска и глинковских мест.

– Ольга Соловьёва не просто играет музыку Станчинского – она её чувствует, – замечает Надежда Деверилина. – И, наверное, поэтому в её исполнении эти сочинения звучат особенно искренне, пронзительно, по-настоящему. Но важно не только это. Вдобавок ко всему идёт систематическая и последовательная работа по изучению наследия композитора. Игорь Прохоров серьёзно занимается в архивах, отыскивая новые документы и ноты.

Творческое наследие Алексея Станчинского, ушедшего из жизни в 26 лет, невелико с точки зрения количества произведений. Но, безусловно, бесценно, учитывая красоту и самобытность созданной им музыки, которой известный композитор Николай Мясковский отвёл «весьма высокое, хотя и обособленное, место».

– Станчинский экспериментировал с полифоническими формами, создал свой жанр – прелюдии в форме канонов, – поясняет Игорь ПРОХОРОВ. – И современники композитора оценили глубину его произведений. Так, академик Борис Асафьев отмечал: «Самое ценное во всех вещах Станчинского то, что конструктивный интерес не ослабляет, а усиливает содержательность музыки». А Николай Мясковский писал: «Оставленное им наследие сравнительно незначительно. Но и то, что имеется налицо, заставляет на себе остановиться не только со вниманием, но иной раз с изумлением – настолько своеобычна, сильна, жизненна, богата воображением и свежа была его творческая индивидуальность».

Кстати, первый диск полного собрания фортепианных сочинений Алексея Станчинского буквально в эти минуты сходит с конвейера немецкой компании «Naxos» – по крайней мере, на её сайте уже проанонсировано, что в ноябре продукция выйдет в свет. Интересный нюанс: на обложке диска – рисунок Веры Глинки «Дом в Шмаково»…

Двенадцать эскизов и две сонаты

Конечно, лучшая память для композитора – исполнение его произведений. И в этом смысле концерт 6 октября в Смоленской филармонии – наиболее яркое тому подтверждение. Тем более что открыл его фортепианный цикл «Двенадцать эскизов», который критики называют вершиной творчества Алексея Станчинского.

– Это единственное произведение, которое было частично издано ещё при жизни композитора, – говорит Игорь Прохоров. – Планировалось издание в трёх тетрадях по четыре эскиза. И в 1914 году вышла первая. Остальные были напечатаны в ближайшие несколько лет – до революции 1917 года. И очень тепло были встречены в России и за рубежом.

«В эскизах Станчинского всё своеобразно, – писал Николай Мясковский. – И ритмика – живая, капризная, при том всё-таки чёткая. И ясная, часто смелая метрика. И гармония – свежая, иногда волнующе-зыбкая, тонко-изысканная. Богатая и всегда органичная фактура. Технический склад обдуманный, мастерски законченный, интересный и нередко замысловатый. Фортепианное изложение в высшей степени оригинальное и личное. В итоге – красивая, прозрачная, иногда технически трудная, но всегда ясно звучащая фортепианная ткань… Мелодическая черта, пронизывающая всё творчество Станчинского, придаёт эскизам особенную ценность и явно оказывает влияние на гармоническую и техническую их сущность…»

Впрочем, программа концерта памяти Алексея Станчинского на этот раз не ограничивалась только его музыкой.

– Мы решили представить некую ретроспективу музыки первой трети XX века, – объясняет Игорь Прохоров. – Начиная с виолончельной сонаты Сергея Рахманинова, написанной в 1901 году, и до виолончельной сонаты ленинградского композитора Юрия Кочурова, созданной в 1930–31 годах. Такой выбор программы отнюдь не случаен. Все три композитора – современники. Алексей Станчинский – центральная фигура, поскольку вечер его памяти. Сергей Рахманинов, несомненно, оказал на него большое влияние и как личность, и как музыкант. У них был общий учитель – Сергей Иванович Танеев, который высоко ценил музыку обоих своих учеников. Что касается Юрия Кочурова, то его сочинения не являются широко известными, хотя много играются, но в основном в Петербурге. Но есть один интересный момент, связывающий композитора со Смоленщиной: он вошёл в историю музыки тем, что долго занимался изучением вокальных этюдов Глинки и какие-то вещи даже практически реконструировал.

Вместе с Ольгой Соловьёвой на сцене в этот вечер был виолончелист из Санкт-Петербурга Дмитрий Хрычёв. И смоленская публика смогла по достоинству оценить темпераментную игру двух замечательных исполнителей.

А в заключение концерта – приятный сюрприз: награждение медалями «За вклад в развитие музыкального искусства» имени М.И. Глинки, которые учредила общественная организация «Европейская лига содружеств». Столь высокой чести были удостоены музыканты Ольга Соловьёва и Дмитрий Хрычёв, а также смоляне Надежда Деверилина, Александр Зуй и Николай Писаренко (руководитель местного отделения Союза композиторов России).

– Для меня большая честь оказаться в этом месте – бывшем здании Дворянского собрания, где бывал Михаил Иванович Глинка, – поделился эмоциями Дмитрий ХРЫЧЁВ. – У вас замечательная филармония, очень тёплая аудитория, и поэтому я с особым настроением играл здесь русскую музыку. А получить медаль в этом здании – очень почётно и обязывает. Для меня это некий знак в подтверждение того, что я должен и дальше играть много русской музыки, в том числе и редко исполняемой…

Фото: Елена БЕЛЫХ и Ольга ХОМЕНКОВА

Ольга Суркова

Игорь Голубев: «Заставить зрителя сострадать»
Смоляне отпразднуют «Стрелецким собором» День народного единства