Тайны северной Камчатки
Культура

Тайны северной Камчатки

18 июня 2019 года в 21:02
382

«Тайны Корякии» – большая этнографическая выставка, дающая представление об истории, культуре и быте коренных народов Камчатки. В её экспозиции – произведения современного изобразительного и декоративно-прикладного искусства, предметы быта и даже археологические находки...

Под «Настроение»

Все экспонаты на выставке – из частной коллекции Людмилы КАЮРОВОЙ, которая долгое время жила в Корякии, а переехав на «большую землю», решила познакомить жителей европейской России с культурой своей малой родины.

– Вообще, наш проект называется «Амто, Корякия!», где «амто» означает «здравствуй» по-корякски, – поясняет Людмила Викторовна. – Наша основная цель – познакомить россиян с культурой, бытом, историей и этнографией их соотечественников, малочисленных коренных народов Камчатки. На мой взгляд, речь идёт о совершенно иных цивилизациях – с другим укладом и мышлением. И никто ведь не поедет на Север специально, чтобы ходить по музеям.

Проект родился в 2009 году с первой выставки в Велиже. И за десять лет экспозиция уже побывала во многих регионах Центральной России. К слову, нынешняя выставка в Смоленске юбилейная – тридцатая. Сама же коллекция собирается не одно десятилетие.

– Когда Людмила принесла домой первую картину – «Настроение», я посчитал это обычной женской блажью, – признаётся супруг Людмилы Каюровой Александр СУВОРОВ. – Собственно, с этой картины коллекция и началась. И я вначале относился к такому собирательству весьма скептически. А потом понял, что эту женскую блажь надо либо устранять, либо поддерживать. Я выбрал второй вариант. И с тех пор, выезжая куда-то, старался что-то найти, попросить, купить – для пополнения коллекции.

Сейчас коллекция Людмилы Каюровой насчитывает порядка трёхсот работ корякских художников и примерно столько же произведений декоративно-прикладного творчества. На выставке в Смоленске представлены около 200 предметов: живопись, графика, поделки из дерева, кости, меха, кожи, бисера и полудрагоценных камней, а также национальная одежда и предметы культа...

Охотничьи трофеи

Корякия – северная часть Камчатки: тундра, горы, снега, морозы... Привычные в нашем представлении о тех краях вулканы и гейзеры расположены южнее. Богатейший край, омываемый Охотским и Беринговым морями. Здесь добываются платина, золото, уголь, активно ведётся разведка нефти. В тундре пасутся стада северных оленей, обитают пушные звери, живут крупнейшие в мире медведи, а также самые крупные в Евразии лоси.

Всю эту природную красоту и богатство легко представить посетителям выставки. Камчатские пейзажи нашли отражение в работах местных художников. Лосиные рога почти в человеческий рост и китовый ус – материал для декоративно-прикладного творчества. Шкуры зверей – охотничьи трофеи Александра Суворова...

– Это лишь малая часть нашей камчатской фауны, – говорит Александр Сергеевич. – Росомаха, волк, рысь, соболь. Медведь не самый крупный по камчатским меркам – около двух с половиной метров, а там и трёхметровые не редкость...

Национальная одежда, представленная на выставке, шилась для самих супругов Каюровых-Суворовых.

– Эту кухлянку для меня шила жена бригадира в течение двух лет, – продолжает Александр Суворов. – Кухлянка очень тёплая – я в ней спал на снегу при минус пятидесяти...

– А вот этот предмет – незаменимая вещь в хозяйстве, – дополняет Людмила Каюрова. – Очищать верхнюю одежду от снега. Дело в том, что главный враг меховых кухлянок – вода. И поэтому в них в ярангу не заходят – снимают снаружи и тщательно отряхивают с помощью этой штуки. Я сама лично видела.

Ритуальное копьё

Многие экспонаты на этой выставке имеют свою интересную историю. Например, прут, которым погоняют оленей, супругам подарил корякский пастух, бывший депутат Верховного Совета СССР. А древнее ритуальное копьё нашёл сам Александр Суворов.

– Я отправился на берег моря в поисках бивня мамонта, – рассказывает Александр Сергеевич. – Мне хотелось найти его целиком, но попадались только фрагменты. А потом я увидел это копьё со старым полуистлевшим древком. Видимо, когда-то оно лежало глубоко в земле, а потом вместе с подземными водами вышло наружу.

Такое копьё всегда стоит у яранги, как оберег, и принадлежит старейшине рода. Его никто не может взять в руки, кроме хозяина. И когда тот умирает, копьё используют в обряде погребения.

– Старший в семье ударом в сердце убивает этим копьём белого оленя, – говорит Александр Суворов. – Часть шкуры, рогов и мяса зверя сжигают на погребальном костре. Этим же копьём убивают и любимую собаку покойника, чтобы тоже сжечь вместе с хозяином. А потом копьё зачехляется и стоит у яранги, где его уже никто не трогает.

Интересно, что одежды, в которые обряжают старейшину, чтобы нести на погребальный костёр, шьются тоже из шкуры белого оленя. Причём обязательно абсолютно белого – без единого пятнышка. Шьются ещё при жизни человека, потому что процесс этот долгий – на несколько лет. Готовый наряд потом ждёт своего часа в сундуке. Однако в нём всегда остаётся какой-то недодел, потому что последние стежки делаются только после смерти старейшины…

Нож-раритет

Представлен на выставке и совсем уж редкий предмет – корякский женский кроильный нож. Когда-то такой нож был в хозяйстве у каждой женщины – с его помощью кроили одежду. А теперь их во всём мире остались единицы.

– Мы и сами не знали, что этот предмет имеет такую историческую и этнографическую ценность, – признаётся Людмила Каюрова. – Но когда выпускали каталог, его научным руководителем была директор нашего краеведческого музея. И она написала так: «Я испытала изумление и восторг, когда увидела корякский женский кроильный нож. Это настоящий раритет. Таких ножей в мире остались единицы, они хранятся в крупных музеях».

Нож, как и копьё, тоже одна из случайных находок Александра Суворова.

– Я возвращался с охоты на гусей, – поясняет Александр Сергеевич. – Разыгралась непогода, и мою лодку прибило к берегу. А я знал, что это места древних стоянок людей, и, чтобы спрятаться от дождя, нашёл полуразрушенную землянку. Мне пришлось там заночевать, а наутро, когда погода восстановилась, я начал осматриваться. Вдруг вижу, что-то торчит из-под земли. Ткнул – железка. Вытащил – какой-то кривой горбатый ножик, страшный и ржавый. А когда я его очистил и помыл, то увидел на ручке насечки. Попытался придать ему эстетический вид, относясь как к обычному изделию декоративно-прикладного творчества. И только спустя много лет вдруг выяснилось, что это редкий корякский кроильный нож конца XVIII – начала XIX века. И потом нам за него большие деньги предлагали, но мы решили оставить его у себя…

Теперь этот нож – одна из главных жемчужин коллекции. И экспонат выставки «Тайны Корякии», которая будет работать в КВЦ до конца июня. Как говорится, спешите видеть. Тем более что посмотреть там есть на что…

Фото: Елена БЕЛЫХ

Ольга Суркова

Философия с элементами лицедейства
Александр Фисейский: «Я услышал орган и понял, что нашёл свой путь...»