Игорь Голубев: «Меня привлекает в пьесах доброта»
Культура

Игорь Голубев: «Меня привлекает в пьесах доброта»

20 марта 2019 года в 17:00
254

27 марта отмечается Всемирный день театра. Он  был учреждён в 1961 году по инициативе делегатов IX конгресса Международного института театра при ЮНЕСКО.  Это праздник не только актёров, режиссёров-постановщиков, продюсеров, светотехников, звукоинженеров, монтировщиков декораций, билетёров и гардеробщиков, но и всех любителей театрального искусства.

К Всемирному дню театра приурочены всевозможные торжественные мероприятия в храмах культуры, театральные фестивали, а в Смоленском государственном драматическом театре имени А.С. Грибоедова традиционно 27 марта зрителям дарят премьеру. На этот раз смоляне увидят лирическую комедию по пьесе Евгения Гришковца «Весы».

Действие спектакля происходит в приёмном покое родильного дома. Группа мужчин разного возраста собралась в ожидании самого главного – начала новой жизни. Эта пьеса про тех, кто встречает.

В преддверии премьеры предлагаем читателям «Смоленской газеты» беседу с режиссёром спектакля «Весы», заслуженным артистом России Игорем Голубевым.

«У нас хорошая команда»

– Игорь Викторович, спектакль «Весы» будет показан в Международный день театра, а в России ещё и в Год театра. Профессиональный праздник для учреждения культуры – это как для человека день рождения. И сюжет пьесы, в общем-то, тоже о рождении. Вы эту аллегорию просматривали, когда планировали постановку?

– Об этой аллегории я тоже подумал, когда представлял, что буду говорить журналистам о предстоящей премьере. А вначале я просто не знал, когда буду ставить и буду ли. В декабре прочёл пьесу, которая мне безумно понравилась. Я пришёл к директору театра Людмиле Николаевне Судовской и сказал, что хочу на нашей сцене поставить «Весы». А в конце января неожиданно прозвучало: «27 марта премьера, давай». Вот и даю.       

– Значит, получается, что подготовка к премьере идёт не более двух месяцев?

– Полтора, если учитывать, что я уезжал, плюс сейчас у нас премьеры-сдачи. Например, на следующей неделе у меня только утренние репетиции, вечером – спектакли или что-то такое. Времени ужасно мало, но всё вроде успеваем, работаем без нерва.

Главное – чтобы актёры успели текст выучить. Они его учат на репетициях, дома не могут сидеть. Хотя там монологов много. Всё проходит очень весело, с юмором, шутя. У нас хорошая команда. Я самых красивых мужиков взял, ну не всех, конечно, у нас в театре их ещё больше. А все три женские роли в спектакле играет заслуженная артистка России Ирина Голованова. В общем, всё – как Гришковец и хотел.

«Человек реально может проникнуть в мои переживания»

– Каким образом была выбрана именно пьеса «Весы»?

– На радио, где я тоже работаю, мне о ней рассказала сотрудница, которая видела эту пьесу в Калуге. Она сказала, что это безумно интересно. И тогда я уже взялся читать. Так что у меня есть «крёстная мама» нашего спектакля. Она придёт, я надеюсь, на премьеру.

– А вообще вы любите произведения Евгения Гришковца, читаете его?

– Я его смотрел. Когда увидел много лет назад спектакль «Как я съел собаку», мне безумно понравилось то, что человек реально может проникнуть именно в мои переживания. То есть, когда я посмотрел его спектакль, я понял, что он каким-то образом цепляет все мои переживания из детства, из армии, из юности. Он в двух-трёх словах полностью описывает все мои чувства. Например, знаете, как сложно пересказать сон кому-то, да? Другой слушает – и абсолютно не понимает. Почему? Потому что человек рассказывает сюжет, а переживания и ощущения свои он рассказать не может. А вот Гришковец может. Именно это, наверное, меня и тронуло. Это меня зацепило.

– Сюжет пьесы «Весы» не связан с чем-то личным для вас? Например, с воспоминаниями о рождении вашего сына…

– Я понимаю эти эмоции, видел это у других людей, как они это переживали. Я понимаю и сочувствую. Мне кажется, актёр должен прежде всего сочувствовать. То есть если я сочувствую другому человеку, я, значит, понимаю его, я в себе могу воспроизвести ту же эмоцию, вот и всё.

«Режиссёрских амбиций у меня нет»

– Какую роль вы выбрали для себя?

– Я Эдика играю. Я сказал, что эту роль никому не отдам, потому что – моё, потому что я вижу его так и я хочу его сделать так. В конце концов, режиссёр я здесь или нет?!

Но сразу же хочу сказать, что режиссёрских амбиций у меня нет, то есть у меня нет желания как-то вот поставить неожиданно, круто. Я свой первый спектакль и второй ставлю, потому что мне нравятся пьесы. Я же уже 27 лет в театре, уже переиграл всё что мог, и меня как актёра сложно удивить какой-нибудь ролью, чем-нибудь таким вот интересным. Я посчитал, что у меня уже около ста ролей. Большие роли плюс эпизодики маленькие.

Ты взрослеешь, меняешься, а тебе кажется – ты ещё Ромео. Но ты уже, оказывается, не Ромео. Да и режиссёры тебя пока не видят в той ипостаси, в которой ты себя хочешь проявить. И вот здесь есть возможность поставить спектакль и сыграть самому в нём. Это – возможность доказать миру, что вот я могу быть ещё и таким.

«Ты проживаешь сразу все роли»

– Когда-то в одном из интервью вы сказали, что ваша любимая роль – роль Сазонова в спектакле «Страсти роковыя…». До сих пор она осталась самой любимой, самой значимой или что-то изменилось?

– Не изменилось, но само понятие самой любимой роли – оно, наверное, несколько другое. У меня нет так называемых любимых ролей, все – любимые. Просто с Игорем Войтулевичем, который ставил «Страсти роковыя…», был очень большой опыт. Я считаю, что именно Игорь из меня сделал актёра. 

Конечно, до этого я четыре года учился в институте, потом два года в тульском театре работал и потом ещё три или четыре года – в смоленском. Однако за те две недели репетиций с Войтулевичем, когда он меня вводил в спектакль, он мне дал, я считаю, очень многое по актёрскому мастерству. Все те годы, что я учился, – это ничто по сравнению с этими двумя неделями, за которые Игорь умудрился научить меня сразу всему. Я ему за это очень благодарен.

– Светлая память Игорю Войтулевичу... Лет двадцать назад я задала Игорю Геннадьевичу вопрос: почему он из актёров перешел в режиссёры? Он ответил мне, что это – другая каста, что он перешёл на другой этап или уровень. Вы для себя ощущаете такой переход?

– Наверное. Потому что, во-первых, когда ты играешь роль в спектакле, ты, в общем-то, винтик в большом механизме. Есть у актёров и момент  самолюбования, то есть ты сосредоточен только на себе. А когда ты режиссёр, то проживаешь сразу все роли. Поэтому возможность за всех сразу проиграть – это, наверное, другая каста, другой этап. Но Войтулевич ещё одну вещь сказал, почему он перешёл в режиссёры. Он говорил: «Видел очень много спектаклей и понял, как не надо ставить». То есть он научился отрицательному опыту. Он понял, что вот так нельзя и это нельзя, а остальное можно. Он какие-то законы для себя открыл через отрицание. Поэтому у него такие замечательные постановки получались.

Был бы «Ревизор»?

– Что для вас самое важное в театральной постановке? В режиссёрской работе?

– Лично у меня не было школы режиссёрской, я этому нигде не учился  и, в общем-то, мало что знаю в этой профессии, но для меня самое главное – сюжет, который создал автор. Например, был бы «Ревизор», если бы Пушкин не подсказал Гоголю идею?

Главное – найти историю, а как её рассказать – это уже работа драматурга, писателя: из истории сделать конфетку. У режиссёра, наоборот, – найти пьесу хорошую и сделать интересно то, что уже написал автор пьесы.

Для меня важно всю эту историю трогательно донести до зрителя и поделиться с ним. А всякие там символы, знаки, музыка, свет и какие-то аллегории, пластика – до этого всего я пока не дорос. Может быть, никогда и не дорасту как постановщик, но я считаю, что это вторично.

Меня привлекает в пьесах доброта, какие-то человеческие чувства: верность, любовь, дружба, которые преподнесены с хорошим юмором.

Жизнь – это  представление

– Игорь Викторович, вами сыграно уже около ста ролей, а есть ли такой типаж, герой из этой сотни, который был бы похож именно на вас?

– Конечно, нет. Я говорил когда-то, почему люди становятся артистами, идут поступать в театральный институт. Потому что, например, хотел быть лётчиком или космонавтом – не взяли по здоровью. Хотел быть бизнесменом, но, оказывается, для этого ума не хватает. И всё-таки если ты выберешь одну профессию, стезю, то, конечно, ты её пройдёшь – и всё, а у актёра есть возможность побывать всеми. Ты можешь быть кем угодно – и космонавтом, и геологом, и учителем, можешь стать и звездой, и нищим. Это в какой-то степени счастье, мне кажется.

Может быть, наша вся жизнь – это какое-то представление, не знаю...

– Что вы пожелаете любителям театра, зрителям в преддверии Международного дня театра?      

– Сложно сказать, но, наверное, прежде всего – хороших эмоций. Каждый зритель приходит за чем-то своим, но пусть он получит те эмоции, которых не хватает в жизни. Пусть будет так. Если человек, побывав на спектакле, будет испытывать какие-то духовные переживания – значит, театр не зря существует.

Для справки

Заслуженный артист Российской Федерации Игорь Викторович Голубев.

 В 1992 году окончил Харьковский институт искусств им. И.П. Котляревского.

Работал в театрах Тулы.

В Смоленском государственном драматическом театре им. А.С. Грибоедова – с 1994 года. За это время сыграл около ста ролей как классического, так и современного репертуара. В разное время награждался дипломами, премиями и призами.

В 2014 году удостоен почётного звания «Заслуженный артист Российской Федерации».

В качестве режиссёра поставил на малой сцене театра в 2017 году спектакль «Его донжуанский список» по пьесе В. Красногорова, в 2019  году на большой сцене – «Весы» по пьесе Е. Гришковца.

Фото: пресс-служба театра

Ольга Курцева

В Смоленске устроят Hip-Hop фестиваль «Улица в среду»
Заключённые из Смоленской области посетили знаменитые театры мира