Наталья Гвоздикова: перевоплощение интеллигентки в хулиганку
Культура

Наталья Гвоздикова: перевоплощение интеллигентки в хулиганку

11 февраля 2019 года в 08:43
150

Звание народной артистки России Наталья Гвоздикова получила всего несколько лет назад. Однако официальный статус – ничто в сравнении с настоящей зрительской любовью. А народ присвоил ей это звание уже давно – пожалуй, сразу после выхода фильма «Рождённая революцией»…

В кино и в жизни

– Наталья Фёдоровна, для большинства зрителей ваша главная роль в кино – Мария в «Рождённой революцией»…

– В своё время мы говорили на эту тему с Николаем Афанасьевичем Крючковым, которому тогда уже было достаточно много лет и огромное количество фильмов за плечами. Так вот он сказал так: «Сколько бы ролей ты ни сыграл, к каждому актёру прилипает одна-две». Ко мне прилепили «Рождённую революцией» и «Большую перемену», забывая о том, что у меня есть и другие интересные работы – пусть и не такие большие.

Например, я счастлива, что дважды снималась у Василия Макаровича Шукшина. Пусть это были совсем маленькие роли, но для меня было большой удачей работать с таким мастером. Я до сих пор езжу на день его смерти в станицу Клетскую – считаю это своим долгом, поскольку нас становится всё меньше и меньше – тех, кто снимался у него.

– И всё-таки вернёмся к фильму «Рождённая революцией». Он ведь по сути подарил вам не только самую популярную роль, госпремию, но и мужа…

– Да, во время съёмок мы с Евгением Жариковым успели и пожениться, и стать родителями – наш сын Фёдор родился за 12 дней до того, как я снялась в последней сцене.

А вообще работать над фильмом было интересно, потому что мы играли реальных людей. Правда, когда начались съёмки, мы не знали, что моя героиня жива – я познакомилась с ней только после того, как картина уже вышла на экраны. Жаль, конечно, – она могла бы рассказать много интересного, что можно было использовать в работе.

Впрочем, фильм получился действительно интересным – государственную премию просто так не дают. Тем более, что в то время был колоссальный конкурс картин, выдвинутых на её соискание. И вот этим званием я горжусь и дорожу больше всего – тем, что я лауреат государственной премии СССР.

– А как вы встретились с реальной Марией Кондратьевой?

– Мы застали в Петрозаводске четыре поколения Кондратьевых. И Марии Николаевне тогда было 90 лет. Она, в отличие от экранной Маши, намного пережила своего мужа Сергея Ивановича, который умер в 56 лет от рака.

На встречу мы взяли и нашего сына Федю. Ему тогда было лет 11-12. И он всё повторял: «Мама, я очень тебя прошу: только не надо плакать». Но когда дверь открылась, и мы с Марией Николаевной, два совершенно незнакомых человека, бросились друг другу в объятья, слёз было не сдержать…

Мы тогда много говорили. Это оказалась очень скромная семья, не избалованная вниманием властей. Хотя Сергей Кондратьев сделал для страны очень много. И в музее МВД в Питере ему посвящён целый зал – он был уникальным сыщиком.

Конечно, экранный Николай Кондратьев – образ во многом собирательный. И у нас была очень сильная команда консультантов из высших чинов МВД во главе с тогдашним министром Николаем Щёлоковым. Кстати, это был удивительный человек. Кто бы что о нём ни говорил, но он был великолепно образован. Да и милиция того времени была высочайшего уровня. Так что и мы не могли опустить планку, поэтому работали просто на износ. Старались снять как можно больше материала. И нам очень помогало то, что в Питере были белые ночи – мы снимали практически круглосуточно.

– Правда, что вашу героиню в фильме пришлось убить, потому что вы были беременны?

– Нет, это уже потом люди насочиняли. Такой поворот был предусмотрен сразу. И, прочитав сценарий, я переживала: как же так?! А авторы Гелий Рябов и Алексей Нагорный мне объяснили: «Понимаешь, Наташ, если мы оставим её в живых, то уж прям сахар получится»…

Бесконечная учёба

– В отличие от эпической «Рождённой революцией» «Большая перемена» – фильм весёлый и очень лёгкий…

– Да, и люди до сих пор любят эту картину. По крайней мере, вопросы о ней задают мне на каждой встрече.

Кстати, когда мы в ней снимались, то даже не предполагали, насколько долгой будет её жизнь. Нам и работалось как-то особенно легко. Съёмки шли летом в Ярославле, и в перерывах мы бежали на Волгу купаться и загорать. Трудности были только у Миши Кононова, потому что его герой, Нестор Петрович, не вылезающий из школы и библиотек, должен быть белокожим. Вот Мише и приходилось всё время прятаться от солнца…

– Вообще в этом фильме был какой-то особенно яркий звёздный состав…

– И среди этих звёзд я – вчерашняя выпускница ВГИКа. Конечно, это было счастье нечеловеческое – оказаться на съёмочной площадке в такой компании: Михаил Яншин, Валентина Сперантова, Лев Дуров, Ролан Быков! Перед Яншиным я просто трепетала! Хотя Михаил Михайлович, несмотря на возраст, был очень озорным. Он знал превеликое множество баек и всегда с удовольствием их рассказывал…

– Этот фильм стал вашим первым всенародным признанием…

– Да, хотя до этого были «Белые дюны», «Ох уж эта Настя!», «Калина красная», «Печки-лавочки»… Я ведь начала сниматься ещё во ВГИКе.

– Наталья Фёдоровна, а что вы сами считаете своим самым большим профессиональным успехом?

– Я не ставлю себе отметок по этому поводу, поэтому не знаю, насколько я успешна или нет. Но, наверное, очень большой удачей для меня было то, что я училась у таких мастеров, как Сергей Аполлинариевич Герасимов и Тамара Фёдоровна Макарова. Это те люди, которые закладывали в нас всё, что только можно. И это не ограничилось четырьмя годами учёбы – мы созванивались и виделись всё время, пока они были живы. И для нас всегда была важна оценка наших мастеров.

Когда мы заканчивали институт, Сергей Аполлинариевич каждому из нас нарисовал на память свой смешной профиль. Он же был лысый и с большим носом, но для нас – самый дорогой, родной и красивый. И мне лично он написал: «Наталья, не теряй того, что достигла». Я всегда помню эти слова и стараюсь учиться, учиться и ещё раз учиться. И когда встречаюсь с молодёжью (а я много работаю с молодёжью), то говорю так: «Если вы выберете профессию актёра, то не значит, что вы сможете получить знания и на этом остановиться – нет, надо всё время учиться чему-то новому. Хотя чем больше ты знаешь, тем сложнее работать».

Стихи и песни

– Вы в последние годы не снимаетесь?

– Я не снимаюсь в кино уже года три. Хотя по-прежнему приглашают. Но, как правило, это такие предложения, что тебе просто нечего делать в кадре.

Впрочем, у меня есть фильм «Однажды будет любовь» – 252 серии. Я вначале категорически отказалась в нём играть. Но когда узнала, кого утвердили, то поняла, что собрался очень мощный актёрский состав. И моя роль при ближайшем рассмотрении оказалась интересной. Поэтому я всё-таки согласилась. И научилась очень многому. И благодарна.

Или фильм «Москва. Три вокзала», где в одной из серий я сыграла сумасшедшую художницу, у которой украли кошелёк, поэтому она приходит в полицию и устраивает там жуткий «бенц»: ругается, дерётся, даёт по морде бомжу.

Я до этого вообще никогда не дралась: ни в жизни, ни на экране. А тут пришлось. И ещё режиссёр предупреждает: «Пока ты партнёра по-настоящему не отделаешь, я стоп не скажу». В общем, как-то вошла в раж и даже сумкой этому бомжу по башке дала.

Понимаете, мне пришлось себя полностью перестроить, но этим наша профессия и интересна. Герасимов нам не уставал повторять, что в каждом актёре должна быть здоровая доля авантюризма. Видимо, эта жилка во мне таким образом и приоткрылась. Я ведь до этого всё больше интеллигентных женщин играла, а тут такая экстравагантная хулиганка – было над чем работать.

– Вы жалеете о каких-то несыгранных ролях?

– Ни в коем случае. О ролях, на которые меня не утвердили, я просто не вспоминаю: нет и нет, значит так надо.

Вообще мне грех жаловаться на невостребованность. У меня по-прежнему очень насыщенная творческая жизнь. Я много езжу, провожу встречи со зрителями, творческие вечера. И это не значит, что я выхожу на сцену и рассказываю какие-то смешные и несмешные истории. Нет, у меня есть хорошая чтецкая программа, где я декламирую своих любимых поэтов. Ещё я пою песни – много всяких и разных, но в основном те, которые связаны с каким-то событием в моей жизни. Или я была знакома с композитором – как, например, с Марком Григорьевичем Фрадкиным. Он очень хотел записать со мной целый цикл своих песен – мы даже начали репетировать, но не успели. А сейчас я готовлюсь спеть его «Случайный вальс» с молодым актёром Максимом Колосовым, который никогда раньше не пел, но я его сподвигла на это. Чему очень рада, потому что у него всё хорошо получилось – мы одну песню уже исполнили вместе.

– Наталья Фёдоровна, а ваш сын, родившийся практически во время съёмок, не хотел стать актёром?

– Его это никогда не интересовало. У него своя жизнь. Он мой друг, моя опора – человек, который всегда рядом. Я могу разговаривать с ним на любые темы. Но вообще он не любит, когда я рассказываю о нём…

Фото: Дмитрий ПРУДНИКОВ

Ольга Суркова

В стиле реализма: от социалистического до документального
Смоляне станут участниками Международного песенного фестиваля «Красная гвоздика XXI век»