Обучение сквозь призму любви
Церковь и общество

Обучение сквозь призму любви

18 июня 2019 года в 10:20
271

На наши вопросы о Смоленской православной духовной семинарии ответил исполняющий обязанности помощника ректора по воспитательной работе СПДС иерей Дмитрий Гамиловский.

Багаж традиций и современность

– Отец Димитрий, расскажите об истории Смоленской семинарии...

– 1728 год – год создания Смоленской духовной школы, которая располагалась тогда на территории Авраамиевского монастыря. Расцвет Смоленской семинарии пришёлся на конец XIX века, когда для духовной школы построили новое здание, которое сейчас занимает одна из воинских частей Смоленска. То время дало не только Смоленщине, но и всей России целую плеяду выдающихся людей. Архимандрит Макарий (Глухарёв), святитель Николай Японский, учёный-геолог Василий Васильевич Докучаев, писатель-фантаст Александр Беляев и др. Имена, которые мы помним и которыми гордимся. Сегодня мы должны быть достойными наследниками их духовных знаний и традиций, несмотря на то что за 70 лет советской власти эти семинарские традиции были прерваны.

История Смоленской семинарии, как и история Смоленщины, многострадальна. Это история, которая написана по синусоиде падений и взлётов. 30 лет с момента восстановления – не такой уж большой срок для развития духовной школы. Но за это время было сделано достаточно много.

Нельзя сказать, что время, в которое мы живём, простое. Оно проще, чем советский период, потому что Церковь имеет свободу. Но и сложнее – оттого что увеличился ритм жизни. Всем нужно успевать за временем, но нам сложнее, чем другим: у нас есть багаж – многовековые церковные традиции. Этот багаж не втиснуть в современные тренды. Но наша задача – всегда оставаться христианами, избегая той отравленной пищи, которую даёт сегодня информационное пространство.

В огромном информационном потоке современному человеку сложно отделить то, что положительно повлияет на его разум и душу, от того, что приносит вред. Мир становится менее настоящим, мы меньше общаемся, а живые лица, эмоции заменяются страницами в социальных сетях.

– Семинаристы тоже не защищены от того вреда, который приносит неограниченный поток информации? Даже молитва, жёсткий распорядок дня не спасают?

– Жёсткость – не лучший способ исправить человека. Самые строгие родители воспитывают самых искусных лжецов. Привитие определённых норм и правил, вкуса, видения – это самое главное; нужно, чтобы человек умел отличать чёрное от белого.

– Как в семинарии борются с негативным влиянием современного секулярного мира?

– Воспитательный процесс очень сложен, потому что его плоды можно оценить только спустя время. Лучший критерий воспитательного процесса – это сам педагог. «Если я… имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто» (1 Кор., 13:2), – говорит апостол Павел. Весь процесс воспитания и вся учебная деятельность не только в семинарии, но в любом другом учебном заведении должны строиться сквозь призму любви. При этом мы должны понимать, что любовь – это не жалость, любовь – это жертва, ты жертвуешь собой ради другого человека. Но нельзя воспринимать эту жертву как постоянное делание за другого чего бы то ни было. Мы должны научить молодых людей быть самостоятельными. Здесь важен личный пример, любовь и труд.

Комплексный подход

– Чем отличается обучение в семинарии от обучения в светских вузах?

– В светском вузе человек приходит на занятия и уходит домой, зачастую он развивается только интеллектуально. Семинарии и другие духовные учебные заведения отличаются тем, что имеют комплексный подход к развитию человеческой личности. Прежде всего человеку дают сумму знаний и определённое мировоззрение. Суть образования – в формировании мировоззрения. И на разных факультетах одного университета у людей разное мировоззрение, так как у каждой науки свой взгляд на мир.

Что касается отличий семинарии от других вузов, можно отметить то, что семинаристы имеют возможность не только получать знания, но и обсуждать – на занятиях, во время послушаний, в общежитии. Задача преподавателя – зажечь человека, привлечь его внимание к тому или иному предмету.

Студенты, которые обучаются на очной форме обучения, живут в семинарии, это своя особая атмосфера. Внеучебная, культурная, научная, спортивная деятельность – неотъемлемая часть жизни духовной школы: участие в конференциях, еженедельные занятия в спортивном зале, посещение культурных мероприятий… У студентов также ежедневно есть время для самостоятельной подготовки.

Наше преимущество перед другими вузами в том, что мы воспитываем целостную личность, распутывая внутренние противоречия. Всегда можно получить совет от преподавателя, побеседовать. В семинарии человек погружается не только в новые знания, он погружается во внутреннюю жизнь Церкви.

Семинариста можно узнать в городе и без подрясника. Наверно, потому что человек постоянно памятует о своем Небесном Отечестве. Когда сознание человека пребывает в молитве, это отражается и на внешнем виде – не только семинариста, но любого верующего человека.

«По плодам их узнаете их», – говорит Господь. И лучший плод для нас – знать, что в семинарию приходит один человек, а выходит иной – более самостоятельный, способный на подвиг жертвенной любви ради ближнего. Четыре года – это слишком маленький срок, чтобы воспитать священника, но мы стараемся, чтобы эти годы были интенсивными.

Ребята очень быстро погружаются в самостоятельную деятельность. Пример тому – международный туристический проект «Жемчужное ожерелье Святой Руси», в котором принимают участие студенты пяти смоленских вузов, в том числе и семинарии. Для преподавателей было удивительно, что наши семинаристы сами пригласили студентов из других учебных заведений – участников проекта и с ними в неформальной обстановке пили чай и пели песни под гитару в беседке во дворе семинарии. Молодые люди просто общаются, но так незаметно совершается миссионерская работа. У студентов светских вузов немало вопросов на религиозные темы, и такие вопросы им проще обсудить с ровесниками, чем с незнакомым батюшкой в храме.

– Отче, а бывало ли такое, чтобы в семинарию поступил неверующий человек, а потом его мировоззрение изменилось?

– Да, порой приходит человек на первый курс и, может быть, не осознаёт, зачем он призван, не замечает, что в его жизни есть какие-то вещи, которые противоречат призванию священнослужителя. Но потом, обычно на 3–4-м курсе, человек раскрывается. И это самое радостное событие. Но даже если человек не мотивирован… У нас высокое качество образования. На курсе до 12 человек, а значит, у преподавателя есть время очень серьёзно работать с каждым студентом. Мы видим в этом свои конкурентные преимущества не только перед светскими вузами, но и перед большими духовными школами. Отмечу, что отчасти наша малочисленность позволила нам в 2012 году получить госаккредитацию, освоив передовые образовательные стандарты. Но всё-таки мы стремимся, чтобы обучающихся было больше, потому что студенты – это кровь семинарии.

Количество семинарских занятий у нас превышает количество занятий лекционных. Студенты должны сами освоить материал и его преподнести, изучив дополнительную литературу помимо основной. Дискуссии на семинарах – возможность для студента развить способность не только изложить свою позицию, но и отстоять её.

Это интеллектуальный ракурс, но можно поговорить и о труде. Господь сказал: шесть дней трудись, а седьмой посвящай Богу. Конечно, человек не рождён, чтобы только трудиться. Но труд подобен огню, обжигающему глиняный сосуд, – труд делает человека состоявшимся. Труд – это напряжение всех волевых качеств. Наши студенты постоянно трудятся. Проснулись – пошли на утреннюю молитву. А молитва – это очень серьёзный труд, к ней нельзя привыкнуть. Каждый день заново нужно пробуждать в себе молитвенную жизнь, чтобы молитва была действительно молитвой, а не просто сотрясанием воздуха. Затем – интеллектуальный труд. Все люди разные, у каждого свои способности. Кто-то тяготеет к техническим, кто-то – к гуманитарным знаниям. Поэтому для всех учёба – это труд. Кому-то трудно даются древние языки (у нас древнегреческий и латынь), кому-то труднее даётся философия…

Потом мы меняем один вид труда на другой. Отдыхает голова – работают руки. Мы стремимся к тому, чтобы студенты осознавали, что они – главные действующие лица в семинарии, чтобы они не относились к имуществу семинарии как к чужому, но по-хозяйски его берегли и ухаживали за ним. Если видишь что-то неубранное, сломанное – почини, убери, потому что это твоё. Так же ты будешь относиться и к церковному имуществу. Ребята делают по хозяйству буквально всё: летом подметают, зимой убирают снег, моют помещения, чистят картошку на кухне, следят за хранением продуктов.

Они организуют пение в храме. Спевки – это творческий труд. Весной, когда время сажать цветы, занимаются благоукрашением территории при семинарии и семинарском храме Покрова Пресвятой Богородицы.

Крепкая община

– Давайте поговорим о Покровском храме. В чём его уникальность? Как вы могли бы охарактеризовать приход храма?

– Покровский храм отличается очень крепкой общиной. В 2007 году, когда ректором семинарии и настоятелем храма стал отец Георгий Урбанович, сформировалась община, которая существует до сих пор. Община интеллектуальная: много преподавателей разного уровня из смоленских вузов и школ. На Пасху у нас было 115 причастников – это много для небольшого храма, добраться до которого не так легко. Но, невзирая на малодоступность, у нас и в обычные воскресные дни – от 60 до 80 причастников. Эта цифра свидетельствует об активной христианской жизни и пастырской работе. Студенты видят эту общину и её пример переносят потом на свои будущие приходы.

Проповеди здесь часто произносят студенты. Ввиду того что приход интеллектуальный, проповеди должны быть соответствующего уровня, так что ребята очень тщательно готовятся.

Первое место на приходе занимает любовь: у нас очень тёплая и дружественная атмосфера. «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35). Наши прихожане тесно общаются и всегда друг друга поддерживают. Они также участвуют в жизни семинарии: приходят на конференции, на концерты, вместе с семинаристами помогают подготовиться к праздникам, посещают лекции, которые проводятся после богослужения. Все объединены общими делами и стараются послужить друг другу любовью и заботой.

Расскажу о том, что для меня как молодого священника стало откровением. Для прихожан преклонного возраста очень важно точно знать, что в последний путь в мир иной их проводят всей общиной. По благословению настоятеля Покровского храма и ректора СПДС владыки Исидора мы стараемся поместить гроб с телом в храме на ночь, чтобы читать Псалтирь над усопшим. Чтение Псалтири для студентов – это послушание по желанию, их никто не может заставить это делать. Самое удивительное, что желающих обычно больше половины! Какой для них это пастырский и молитвенный опыт! Ведь наше призвание – помолиться о любом человеке, знакомом и незнакомом. А на следующий день – панихида, провожают отошедшего в мир иной все прихожане. Это один из самых важных моментов нашей приходской жизни: мы вместе и в горе, и в радости. Это упование и утешение для прихожан преклонного возраста – то, что мы своей молитвой перед Богом свидетельствуем о добрых делах усопшего.

Умение любить и быть востребованными

– Отец Димитрий, вы могли бы составить типичный портрет семинариста? Кто он – молодой человек, поступающий в семинарию?

– Главный вопрос, который у меня возникает к человеку, который поступает в семинарию, – это его семья. Хочется посмотреть на дерево, с которого упал этот плод. От семьи зависит отношение человека к миру. Если он недополучил любви и заботы со стороны родителей или потерял одного из родителей, мы как педагоги должны это учитывать и стараться восполнить.

На втором месте – образование, тот комплекс знаний, с которым пришёл человек.

Третье – это личные качества человека, воспитанность, способности. Но это всё выясняется в процессе учёбы. Мы стараемся зачислить всех, а потом уже познакомиться. Да, есть случаи, когда люди уходят, причём уходят сами –понимают, что это не их путь.

А вот приходить они должны с желанием потрудиться на благо Церкви. Человек должен видеть себя в Церкви. Церковь – организм богочеловеческий, в ней и святые, и ангелы, и кающиеся грешники. Главное, чтобы человек отождествлял себя с этим сообществом и ощущал: вот моё Отечество, вот моя семья, – и желал потрудиться для спасения душ человеческих.

Скажу парадоксальную вещь: не столь важна способность человека к знаниям. Сейчас знания не имеют прежней ценности, ведь любую информацию мы можем получить онлайн. Главное – не выдающиеся интеллектуальные способности, а умение любить. И нужно, чтобы человек почувствовал любовь – здесь, в семинарии, – любовь своих наставников и собратьев и, впитав эту любовь в себя, понес её дальше.

Господь не спросит у нас о количестве дипломов, хотя и это важно. Но Он не спросит про это, а спросит про нашу любовь. И чтобы мы были уверены, что только любовь спасительна для нас, мы и должны учиться, обеспечивая эту уверенность интеллектуальным знанием, чтобы мы могли убедить и других, что Бог есть любовь, и это самое главное в жизни. Мы учимся, чтобы находить интеллектуальные тропы к сердцам людей, чтобы дойти до этих сердец и приложить свой опыт любви.

– В старину в семинариях была интересная традиция: студенты получали новые фамилии в зависимости от успехов в учёбе: Любомудров, Добромыслов – отличники, Ветринские – двоечники. Можно предположить, что перспектива получить благозвучную фамилию мотивировала к старанию. А чем мотивированы современные семинаристы? Что вдохновляет ребят?

– Любое действие наше отражается на Церкви. Молодой человек в подряснике свидетельствует, что он – часть Церкви. Взгляд, жест, речь – всё это влияет на образ Церкви в глазах мирян. Конечно, ничто несовершенное, человеческое не может осквернить божественное, но ответственность большая. Своим поведением мы можем посеять у сомневающихся неправильную коннотацию Церкви. Главное, чтобы семинаристы понимали, что их действие и бездействие влияет на Церковь. Упал просящий милостыню, а ты прошёл мимо – у окружающих сложилось мнение о Церкви. Видишь, что брат твой страдает, – обратись, помоги ему. Если человек проходит мимо – то это свидетельство о том, в каком состоянии пребывает он сейчас. Если студенты понимают, что их действия влияют на Церковь, то они всегда будут востребованы в Церкви: прихожанами, архиереями, священниками.

Для молодых людей самый главный мотив – быть востребованными. Они могут даже изменить направление учёбы, свой образ жизни, если знают, что будут востребованы.

– То есть могут избрать светское образование?

– Да, в том числе и это. Семинарское образование позволяет окончить бакалавриат по теологии и пойти в магистратуру по истории. И это неплохо. Представляете себе человека, который оканчивает семинарию с церковным дипломом и вдруг понимает, что он потратил четыре года на то, в чём разочаровался? Может быть, он понял, что это не его путь. Но уже не может ничего изменить, потому что это его завтрашний хлеб. А чтобы переквалифицироваться, ему нужно ещё четыре-пять лет, но этого времени нет, поэтому идёт и рукополагается. От безысходности! От такого священника страдают все – от прихожан до архиерея. Священник обязательно должен радоваться своим трудам – пусть он и устаёт, но это радостная усталость.

У каждого человека есть дарованные Богом таланты, и мы стараемся поставить человека на то послушание, которое ему по душе. Умеешь видеть красоту мира – фотограф; дан хороший слог – новости на сайт семинарии; хороший голос, слух – пение в хоре; умеешь ясно и красиво выражать мысли – будешь встречать гостей и проводить экскурсии. Когда студент становится более осознанным и самостоятельным, мы стараемся его вводить в церковные структуры. Современный священник должен быть опорой для всех – прихода, семьи. Очень высокая степень ответственности и самостоятельности. А это невозможно без веры, что Господь укрепит и что ты нужен людям.

Каждая душа по природе христианка, и каждая душа стремится принести благой полезный плод, чтобы быть оправданной на Страшном суде.

Так же как и паства разная, так и священники очень разные, у каждого свой талант. Кто-то любит беседовать с прихожанами, кто-то, полностью погружаясь в богослужение, раскрывает его для своих прихожан. Есть священники, для которых прекрасные богослужения – это их проповедь, другие находят себя в социальном служении. Это не сложно, когда человек осознает своё призвание. Самое приятное, когда сходятся пазлы: ты делаешь именно то, к чему призван.

– Какое трудоустройство возможно для выпускников СПДС? У вас ведь обучаются не только юноши, но и девушки – как они могут послужить Церкви, где найти применение полученным знаниям?

– Диплом по теологии позволяет работать и по другой специальности, но для нас главное, чтобы человек оставался верующим и практикующим. Чтобы он оставался солью земли. «Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь её солёною? Она уже ни к чему негодна…» (Мф. 5:13). Нужно, чтобы семинария была таким вот соляным заводом.

Девушка-теолог может преподавать в светской школе, но мы прежде всего выпускаем «соль для Церкви». Девушка-теолог в храме может быть катехизатором, вести воскресную школу для детей и взрослых, читать и петь на клиросе. Второй уровень – это религиозные учреждения, епархиальное управление (отдел по работе с молодёжью, по связям с общественностью, по культуре, миссионерский отдел, социальный отдел). Во всех сферах церковной жизни этот человек найдёт себя.

Если нужна будет корректировка в какую-то сторону, то человек может окончить магистратуру по иной, смежной специальности. Сейчас у нас очень тесные взаимоотношения с вузами Смоленска. В этом учебном году открылась магистратура по теологии в СмолГУ. Она позволяет человеку трудиться и учиться одновременно. Там учится сам митрополит Исидор и многие священники – это полезно, учиться никогда не поздно.

Как в армии?

– В конце прошлого года в СПДС проводились дни открытых дверей для старшеклассников. Расскажите, пожалуйста, об этой работе...

– Да, в ноябре – декабре 2018 года семинарию посетили более полутысячи школьников из 44 общеобразовательных школ Смоленска. Мы показали детям наше видение мира, наш образ жизни. Это миссионерская работа, это опыт для студентов, опыт общения со светскими людьми, с подростками. Так мы разрушаем стереотипы, которые складываются вокруг семинарии, и создаём почву, чтобы семя веры, упавшее вдруг – может, это слова верующей бабушки, может быть, что-то с экрана телевизора, – проросло. Весной к нам приходили также студенты смоленских колледжей. Мы тесно взаимодействуем с учебными заведениями Смоленска и видим в этом свою миссию.

– Бывает, что учёбу в семинарии сравнивают со службой в армии. Насколько объективно такое сравнение?

– Сравнивать армию и семинарию вправе человек, который был и там, и там. Конечно, какие-то параллели можно обнаружить. Никакая руда не превратится в драгоценный металл, пока не пройдёт через огонь. Огонь – это испытания, они присутствуют и в семинарии, как в армии. Очевидно, что и там, и там преобладают мужчины. Ещё один важный момент – это служение. Священники призваны бороться за души людей. А воины, когда их призовут, должны бороться за жизнь своих родных и близких, за свою страну. То есть и те, и те готовятся к борьбе. Есть разные методы этой подготовки. Но в любом случае человек повышает свой болевой порог. И в семинарии, и в армии меняется всё – тебя оторвали от родителей, от дома, теперь ты сам отвечаешь за всё (наш студент живёт в городе, только если он женат или уже в возрасте).

Но всё-таки знак равенства между семинарией и армией ставить нельзя. Нужно помнить, что даже благое может принимать извращённые формы. Дисциплина без любви может превратиться в самоуправство, нивелирующее образ Божий в человеке. К сожалению, в армии это случается. При этом я всё равно считаю, что каждому мужчине не повредила бы служба в армии, даже если он там красит траву. Он всё равно должен повысить свой болевой порог и получить навык преодоления своих слабостей.

Твёрдость, честность, справедливость

– Чего бы вы пожелали абитуриентам, которые в этом году будут поступать в Смоленскую семинарию?

– Пожелал бы не бояться. Человек думает, что вот он куда-то поступит и это навсегда определит его жизненный путь. Конечно, определит на ближайшее время. Но если он что-то сделает неправильно, жизнь не заканчивается. Главное – что он Богу принесёт. Бояться не стоит, стоит верить – что Господь поможет поступить, поможет раскрыть все таланты и найти путь в жизни. Страх – от лукавого. Христос не боялся. Понятно, что ученик не может быть выше учителя, но Христос не боялся. И апостолы не сотворили бы своего подвига, если бы боялись. Страх – главный тормоз в любом деле. Стыд и советь – не тормоз, страх – тормоз. Не бойся, но доверяй Богу: если опасно – Господь отведёт, а если не отведёт, значит – безопасно. Но опять-таки на Бога надейся, но и сам поступай разумно.

– А что самое главное для вас как педагога и воспитателя?

– Помнить, что строгость выкристаллизовывает лучшие человеческие качества. Кто-то хочет быть добрым для всех, а кто-то относится строго, стараясь отделить человека от его греховных наклонностей, от его дурных привычек и пристрастий, – и второй является очень непопулярным воспитателем. Но проходит время, и воспитанник понимает, что именно та строгость его спасла. Но строгость, она же – твёрдость, должна быть основана на честности, справедливости и обязательно – на любви.

Материал подготовлен при грантовой поддержке фонда «Православная инициатива».

Фото: smoleparh.ru

По замериалам официального сайта Смоленской митрополии

Екатерина Дмитракова

Церковь меняет людей, а люди меняют мир
Православная Смоленщина – день за днём