Это не я, это сделал Бабайка
Общество

Это не я, это сделал Бабайка

11 сентября 2021 года в 12:51

Порой детская фантазия поражает. Взрослые не способны сочинять такие небылицы, как малыши. Но где же пролегает грань между фантазией и ложью? Почему дети врут? Как на это правильно реагировать? Об этом и многом другом «Смоленской газете» рассказала психолог Татьяна Панкова.

Все лгут

– Таня, в каком возрасте ребёнок уже способен говорить неправду?

– Сейчас принято считать, что возраст, когда дети начинают осознанно говорить неправду, – это примерно три года. До трёх лет малыш тоже может фантазировать и пытаться вас обмануть, но это будет неосознанная и очень наивная ложь. Затем, в процессе отделения от родителей, ребёнок больше осознает своё я и в это время может осознанно говорить неправду с целью получения какой-то выгоды или избежания наказания. Способность ко лжи у ребёнка показывает, что он уже может посмотреть на ситуацию со стороны, глазами другого человека. И это важный момент развития. Это первый этап развития эмпатии. Он смотрит на ситуацию: «А другому это понравится или нет? Наверное, маме не понравится, что я размазал кашу по стене, поэтому я, пожалуй, скажу, что это сделал Бабайка». Четырёхлетний малыш это делает даже не для того, чтобы избежать наказания, а для того, чтобы мама не расстроилась. Ложь абсолютно естественна и присуща всем людям. Полное отсутствие лжи скорее может свидетельствовать о нарушениях развития. И ещё нужно понимать, что ребёнок двух-трёх лет может путать реальность и вымысел. Он может в реальные события привносить какие-то свои придуманные истории, совершенно искренне веря, что так оно и было.

– Не стоит этого пугаться?

– Не стоит пугаться. Это особенности детской памяти, особенности восприятия. А в возрасте четырёх лет малыш уже может осознанно говорить неправду, но при этом не понимая, что он обманывает и это аморально. То есть понимания морали ещё нет. Оно на таком зачаточном уровне, что ребёнок согласится с тем, что хорошо быть честным, но при этом продолжит в каких-то случаях говорить неправду.

Ложь как привычка

– Ты сказала, что иногда дети могут лгать, чтобы не расстроить маму. По каким ещё причинам обманывают?

– Постараюсь рассказать достаточно подробно, потому что, исходя из причин детской лжи, становится понятно, что со всем этим делать. Причин на самом деле много. Я назову несколько базовых, и необязательно это будет одна причина. Они могут проявляться одновременно, дополнять друг друга. Это может быть целый комплекс. Вообще, ложь – это форма защиты. И для детей, естественно, тоже. Один из самых распространённых видов лжи – ложь из страха. Ребёнок врёт из боязни быть наказанным или осмеянным. Может лгать из страха огорчить, разочаровать своих родителей. Если такой лжи достаточно много – мы можем говорить о проблеме взаимопонимания в семье. Часто приходится видеть, что взрослые предъявляют к детям такие требования, каких не предъявляют к себе: всегда выполнять все задания, всегда быть в хорошем настроении, всегда стараться сделать максимум из возможного, всегда доедать кашу, всегда посещать все кружки. Ребёнок не в состоянии справиться с таким большим количеством ожиданий и очень боится столкнуться с отвержением со стороны взрослых: «Если я не настолько успешен, насколько от меня ждут, то меня просто не будут любить». А потерять любовь родителей – это самое страшное, что может произойти с ребёнком. И включается защитный механизм – любой ценой сохранить любовь и доверие своих родителей. И чем больше будет страх наказания и осуждения, тем сильнее будут эти формы лжи.

Ещё одна причина – защита своих психологических границ. Личное пространство ребёнка начинает формироваться с трёх лет. И право вообще не говорить, не отвечать на какой-то вопрос, если он не критично важен для безопасности и развития ребёнка, у него должно быть. Ресурсный родитель где-то дает ребёнку возможность промолчать, а потом самостоятельно исправить ситуацию. Но немножко.

Одна из довольно популярных причин лжи – это подражание взрослым. Если в семье достаточно часто взрослые лгут в присутствии ребёнка – он перенимает этот стиль поведения. Тем более если его самого часто просят солгать: «Скажи, что тебе ещё нет семи лет. Скажи доктору, что ты болеешь». Нам такие вещи кажутся вполне безобидными, но ребёнок усваивает это как стандарт поведения. Такой же эффект возникает, когда имеет место быть ложь членов семьи по отношению друг к другу: «Мы не скажем маме. Мы скажем маме, что были на тренировке, а на самом деле не пойдём».

И это снова вопрос о взаимоотношениях в семье. Особенно много лжи будет в тех семьях, где произошёл развод, где родственники не ладят друг с другом, где родители не общаются между собой, не могут оперативно обмениваться информацией и имеют противоречивые требования к ребёнку. Ребёнок будет просто вынужден лгать родителям для того, чтобы сохранить отношения с каждым из них. Семья сама создаёт прецеденты. И такие виды лжи очень трудно искоренить впоследствии. Став взрослыми, такие люди уже сами не понимают, зачем они так много врут. А это может быть просто детской привычкой, которая обеспечивала безопасность на тот момент.

Следующая причина, по которой дети могут лгать, – это такая своеобразная попытка привлечь внимание. Вообще, внимания много не бывает. В разных возрастах детям требуются разные виды внимания. Малышу требуется внимание-восхищение близких, когда хочется рассказать стишок, чтобы привлечь внимание гостей к себе, или поделиться какой-нибудь историей со случайными попутчиками. А если ребёнок получает очень мало внимания и чувствует себя отверженным по разным причинам – даже в силу загруженности родителей работой или какой-то сложной ситуации в семье, – тогда он может прибегать к достаточно неприятной лжи, например, о том, что его бьют в садике или, наоборот, бьют дома. Он получит при этом негативное внимание, будет в конце концов разоблачён, но это всё равно настолько заманчиво – получить внимание. Скорее всего, ребёнок на это пойдёт.

Бывает ложь-манипуляция с целью получить какую-то выгоду материальную, моральную, в виде того же внимания. Например, когда ребёнок говорит бабушке, что мамочка убегала на работу и забыла дать денег на завтрак, и получает их ещё раз. Опять же, если в семье есть конфликты, родственники не ладят, ребёнок может включаться в манипулятивные схемы, лгать с целью получить контроль над одним из значимых взрослых или над всеми. Например, он, скажем так, сталкивает в конфликте всех членов семьи и за счёт этого получает и внимание, и определённую власть над ними. Здесь опять же требуется работа с семьёй.

Ещё один вид – ложь как проявление агрессии. Ребёнок злится на товарища по играм и может солгать: «Вася меня ударил, украл игрушку, сделал что-то запретное», – зная, что Васю точно накажут. Такая ложь, чтобы кого-то наказать.

Также ребёнок может прибегать ко лжи, когда не может отреагировать на какие-то действия взрослых. Например, воспитатель в детском саду наказала ребёнка, а он по дороге домой рассказывает: «Я сегодня сбежал из детского садика, воспитательница меня весь день искала, и потом меня полиция нашла и привезла». Это попытка компенсировать понесённый моральный ущерб такими историями. К этому больше склонны дети младшего возраста.

Отдельно можно ещё сказать о фантазиях или лжи-игре, которую, конечно, нельзя ставить в этот ряд. И очень бы хотелось, чтобы взрослые, которые находятся рядом с детьми, уважали их фантазии и не пытались разоблачить: «Что ты врёшь!» Особенно когда ребёнок рассказывает о своих воображаемых друзьях, о каких-то космических путешествиях, встречах с единорогами и волшебниками. Здесь ребёнок находится в своей абсолютно естественной стихии, рассказывает о том, что в данный момент является для него чистой правдой, потому что он в своей игре живёт, и там он развивает своё воображение, мышление и даже умение рассказывать и поддерживать беседу. Очень здорово, когда взрослые включаются в эту игру и начинают удивляться и говорить: «Ух ты! Как интересно, а что же было дальше?».

Гигантский родитель

– Возникает закономерный вопрос: как разграничить ложь и фантазию?

– Опять же, опираясь на причины. Например, если маленький ребёнок говорит, что это не он вазочку разбил, а Бабайка, то, во-первых, это фантазия про Бабайку, а во-вторых, это ложь с целью избежать наказания или не расстроить маму. Кстати, есть семьи, в которых действует правило, что если что-то случилось, но дети пришли и сразу рассказали – они не будут наказаны, они только будут должны по возможности исправить последствия своего поступка. В этом случае дети не боятся наказания, но всё равно им может быть очень сложно сталкиваться с негативными чертами в себе. У каждого из нас есть свои тёмные стороны, и маленькому ребёнку сложно даже самому себе признаться в трусости, в зависти, в каких-то тяжёлых чувствах, и поэтому происходит такой естественный перенос на выдуманного персонажа. Будет здорово, если взрослый человек расскажет ребёнку, каким образом можно поступать в такой ситуации: «Давай мы научим Бабайку, что нужно делать в таких ситуациях». Важно, чтобы критика была направлена не на личность ребёнка, а на действия: «Так делать неправильно, лучше поступать вот таким образом». Потому что справляться с тем, что «я плохой», для маленького ребёнка, да и для взрослого, невыносимо. И здесь может возникнуть ложь не только окружающим, но и самому себе.

– Почему одни дети более склонны ко лжи, чем другие?

– Чем хуже, небезопаснее для ребёнка ситуация, в которой он живёт и развивается, чем в более жёстких рамках он находится, тем больше у него будет склонность ко лжи. Когда ребёнок растёт среди взрослых, которые не умеют прояснять свои отношения, не используя ложь, не умеют признавать ответственность за свои поступки, – он перенимает такие стереотипы поведения.

– Зависит ли склонность ко лжи от пола ребёнка?

– На эту тему существуют различные мнения. Одни исследователи говорят, что девочки чаще склонны ко лжи в силу большей гибкости, другие говорят, что мальчики врут больше, но в целом чётких данных по поводу того, что пол влияет на склонность ко лжи, нет. Лично моё мнение: пол ребёнка на это не влияет.

– Иногда ложь носит форму хвастовства. Почему у детей возникает потребность хвастаться?

– Потребность хвастаться – это потребность быть хорошим. Она возникает не только у детей, но и у взрослых. Это потребность получить одобрение от окружающих. Хвастовство может быть направлено на завоевание авторитета среди сверстников, на адаптацию в группе. Дети в детских садах много рассказывают о том, кто их мама, кто их папа, придумывая совершеннейшие небылицы, и это важно для ребёнка, потому что в этот момент он усиливает фигуры родителей, делает их сверхгигантскими, сверхсильными и чувствует себя более защищённым. Когда ребёнок рассказывает о каких-то своих небывалых приключениях, может быть включена и ложь-фантазия, о которой мы уже говорили, когда он просто приглашает других людей повыдумывать, поиграть в эту игру в небылицы. И лучше играть с ребёнком в небылицы, чем их пресекать.

– Ты уже коснулась такой темы, что для привлечения внимания дети иногда выдумывают какие-то страшные небылицы, например, о том, что их бьют дома или в детском садике. В таких случаях как понять, это правда или ложь?

– Тут не столько нужно понимать, правда это или ложь. Это не первая задача. Первая задача – понять, зачем это нужно ребёнку. Ребёнок говорит, например, о том, что его дома бьют. Стоит выяснить, чего он хочет. Может быть, ребёнок хочет выразить свой гнев: он злится на маму или папу и хочет, чтобы пришёл кто-то более главный, серьёзный и их отругал. Дети не всегда понимают последствия своих действий, и ребёнку надо чётко объяснять, что маму или папу не просто отругают, а если ему действительно небезопасно с ними, то он будет жить в другом месте. И это не угроза, а именно реальность. Также через ложь о каких-то негативных действиях в его сторону ребёнок может привлекать внимание к своей семье, где действительно происходит что-то плохое. Например, насилию может подвергаться не сам ребёнок, а кто-то из значимых членов семьи. И таким образом ребёнок присоединяется, скажем, к своей маме, которая подвергается насилию. Ребёнок может говорить такие вещи о родителях из мести, понимая, что для них это повлечёт определённое нервное напряжение. И это уже требует большого внимания со стороны семьи, особенно если это делает достаточно взрослый ребёнок. Если четырёхлетний малыш в детском садике рассказывает, что мама его не кормила, то в результате может выясниться, что она не дала ему конфету. А когда такие вещи делает подросток, это достаточно враждебные действия по отношению к семье, и это требует внимания, даже не столько к самому ребёнку, сколько к ситуации в семье.

Бывает, что, говоря такие негативные вещи о родителях, ребёнок пытается ими манипулировать, посмотрев фильмы, программы о том, что существует форма наказания для взрослых за такие действия. Это может звучать как угроза в отношении своей семьи с целью получения выгод.

В таких случаях, конечно, требуется понять причины. Нужен очень спокойный, длительный разговор с ребёнком. Надо расспрашивать, задавать много дополнительных вопросов, повторять один и тот же вопрос несколько раз, и если речь идёт о лжи, то история будет обрастать новыми фактами, подробностями до тех пор, пока не станет видно, что она лживая. Либо можно сразу спросить, а чего ему хочется в этой ситуации.

Со мной тоже такая история происходила

– Когда я была маленькой, я никого обмануть не могла, выдавала себя мимикой и жестами. Есть ли какие-то типичные мимика и жесты, которые дети используют, когда они врут?

– Естественно, есть. Но у каждого ребёнка они свои. И внимательный родитель способен уловить любые изменения в голосе, интонациях, мимике. Но здесь важно, чтобы у родителя был хороший контакт с ребёнком, чтобы контакта этого было много, чтобы он был безопасный. И тогда родитель быстро замечает ложь и может реагировать в зависимости от причин. Практически всегда на ложь нужно обязательно отреагировать, даже если она безобидная. Мы не говорим о фантазиях сейчас. Почему? Потому что ложь является признаком того, что ребёнок чего-то не умеет. Например, смириться с тем, что не всегда у него всё очень хорошо получается. Здесь нужна помощь взрослого. Нужно объяснить, что все люди время от времени ошибаются, что нельзя всегда всё делать только на «отлично». Иногда бывает и на троечку, и даже на двойку. Поддержать ребёнка в этом, объяснить, что неуспех в какой-то области не делает его плохим. Если мы говорим о лжи-хвастовстве, то надо внимательно посмотреть, а хватает ли ребёнку достижений, а хватает ли ему места, где он может себя как-то проявлять. Когда речь идёт о манипулировании и угрозах, посмотреть, насколько ребёнок находится и ощущает себя в безопасности и умеет ли он решить конфликт. Дать ему другие способы действия. Сейчас ты действуешь таким образом, но можно прийти и сказать: «Я сделал плохо, я об этом сожалею, я постараюсь исправить свой поступок». Взрослый, который ребёнку доверяет, может сказать: «Со мной тоже такая история происходила, и мне тоже было очень трудно и стыдно в этом признаться, я очень переживал, а потом мне объяснили, подсказали, и я смог, или тогда не смог, но потом научился, что нужно пойти и рассказать, извиниться, и в этом нет ничего стыдного. Правду говорить – хорошо. Люди, которые способны признаться в плохих поступках, вызывают ещё больше уважения, чем те, кто от этого уклоняется. И нет ничего страшного в том, что ты боишься, – это естественно».

– Нередко возникает такая ситуация, когда в качестве реакции на что угодно, и на ложь в том числе, следует наказание. Можно ли наказывать за ложь?

– Наказание вообще должно присутствовать. Должна быть причинно-следственная связь между действиями и последствиями. Но наказание должно быть разумным и должно чему-то учить. Если выставлять какие-то страшные для ребёнка наказания и лишения и уж тем более физические наказания, не дай бог, то у него будет больше поводов лгать, и ложь станет более изощрённой. Ещё раз повторюсь, ложь – это защита от какого-то психологического дискомфорта. И когда есть такая угроза, как серьёзное наказание, конечно, ребёнок будет лгать больше. Ещё взрослые могут сами провоцировать ложь своими слишком уж эмоциональными, фрустрированными реакциями. Криками: «Не лги мне! Ты что, соврал? Ты лжец!» Вот это всё может вызвать ответную бурю лжи, потому что с такой реакцией взрослого лучше уж его не доводить до крайности. Тогда ребёнок не учится говорить правду.

Агент, ведущий двойную жизнь

– Не секрет, что взрослые не всегда сами говорят правду, да и не всегда она уместна. Нужно ли учить ребёнка, что врать – плохо или нужно ему объяснять что-то другое?

– Скорее нужно объяснять ребёнку, что говорить правду – проще и удобнее. То есть когда мы что-то осуждаем, мы одновременно и привлекаем к этому излишнее внимание. Нужно, чтобы ребёнок понимал, что если он признается родителям в каком-то проступке, то ему помогут разобраться в ситуации, и тогда правда – выгодна.

Чем более выгодно ребёнку говорить правду, тем чаще он будет её говорить. И, конечно, мы сами не всегда говорим правду. Нужно говорить о том, что иногда люди не говорят другим правду для того, чтобы их не расстроить, для того, чтобы каким-то образом не нанести травму другому человеку. Эта ситуация требует отдельного разговора. Это уже такие сложные разговоры о морали и нравственности, требующие подготовки. Конечно, маленькому ребёнку объяснить, что мы не скажем что-то папе или бабушке, чтобы не расстроить, сложно – ему это будет не совсем понятно. Желательно, чтобы дети не были свидетелями лжи родителей, тогда им самим будет проще выстраивать более правдивое поведение. И очень важно научить ребёнка говорить правду самому себе. Как можно меньше себя обманывать. Тогда будет формироваться более здоровая, более устойчивая личность. Но для того чтобы ребёнок мог себе говорить правду, должно быть достаточно большое безопасное поле, которое можно назвать «правом на ошибку». Я могу быть иногда плохим, я могу иногда струсить и позавидовать кому-то. Я могу проявить не самые лучшие качества, и у меня ещё есть возможность признать свою неправоту и каким-то образом исправить ситуацию.

– Существуют ещё патологические вруны – как их распознать и что со всем этим делать?

– Я не называла это в причинах лжи, но есть такой вид, как немотивированная ложь, когда ребёнок врёт постоянно, кому угодно, сколько угодно, непонятно, какую выгоду он при этом преследует. И это уже повод для обращения к специалистам, повод для более глубокого исследования состояния ребёнка. Это может свидетельствовать о нарушении привязанности у ребёнка, тогда он может, глядя вам в глаза, не проявляя никаких мимических признаков, рассказать совершенно связную ложь и поддерживать эту картину, помнить, кому что он наврал, достаточно длительно время. То есть создавать целую легенду. Это вообще «специальный агент», который живёт двойной, тройной или четверной жизнью. Но в первую очередь это говорит о том, что ребёнок в очень большой небезопасности, о нарушениях развития ребёнка, о тяжёлых травмах. И здесь может понадобиться помощь специалиста.

– Как установить доверительные отношения с ребёнком? И возможна ли вообще идеальная ситуация, когда ребёнок не будет никогда врать своим родителям?

– Я не знаю, насколько возможна идеальная ситуация, возможно ли, чтобы члены семьи совсем не лгали друг другу, и нужно ли этого требовать в принципе. Но когда ребёнок уверен, что ни при каких обстоятельствах его не будут унижать, над ним не будут смеяться, что если он оказался в трудной ситуации, его в первую очередь поддержат, что если последует наказание, то оно будет справедливым, посильным, адекватным, в этом случае потребности во лжи у него будет минимум. И тогда родители чаще будут иметь дело с ложью-фантазией, когда он будет просто придумывать какие-то истории для того, чтобы порадовать и развлечь своих близких.

Фото: из личного архива Татьяны ПАНКОВОЙ, pixabay.com

Татьяна Борисова

Кому и зачем на самом деле нужно «Умное голосование» и другие проекты российской оппозиции
«Помидоры» для эффективной работы: как справиться с прокрастинацией?

Новости партнеров