Опасные сети
Общество

Опасные сети

3 апреля 2021 года в 16:50

В рамках проекта «Медиагигиена в каждый дом», который реализуется Школой безопасности детства «Свет» при поддержке Федерального агентства по делам молодёжи и Совета отцов при уполномоченном по правам ребёнка в Смоленской области, стартовал бесплатный обучающий курс для родителей. Об этом проекте и о тех опасностях, которые подстерегают детей в интернете, «Смоленской газете» рассказал главный эксперт проекта, врач-психиатр, заведующий детским отделением Вологодского областного психоневрологического диспансера № 1, член Общественного совета при уполномоченном по правам ребёнка при президенте РФ, аккредитованный эксперт Роскомнадзора Юрий Афанасьев.


Родитель – это ключевая фигура

– Юрий Валентинович, прежде всего давайте поговорим о том, что такое медиагигиена и почему родителям важно познакомиться с этой темой в формате общения со специалистами?

– Думаю, не надо доказывать актуальность цифровых технологий, они уже прочно вошли в нашу жизнь. Прежде чем начать реализовывать этот проект, мы с коллегами провели несколько исследований. Мы задавали вопросы о том, насколько родители осведомлены в теме информационной безопасности внутри своей семьи. И результаты нас не порадовали. Оказалось, что средний вход наших детей в интернет происходит в три-четыре года. Это очень рано. К моменту выхода из детского сада многие дети уже имеют собственное устройство с выходом в интернет. И самое главное, что родители не совсем понимают, для чего и как использовать гаджеты и цифровые технологии. Чаще всего они используются либо в развлекательных целях, либо для того, чтобы отвлечь ребёнка в каких-то критических ситуациях, или просто освободить себе время.

Формирование отношения к гаджетам, правильное использование цифровых технологий – это то, что формируется в процессе воспитания. Мы вынуждены, подстраиваясь под современную действительность, начинать воспитание этого именно внутри семьи, потому что, когда ребёнок идёт в школу, контролировать его будет очень сложно. К этому моменту уже должны сложиться определённые правила и чёткие границы.

Мы приняли решение в рамках проекта говорить о детях дошкольного и младшего школьного возраста, чтобы родители своевременно прорабатывали эти вопросы, и к подростковому периоду, когда дети легко поддаются манипуляциям, когда теряется родительский авторитет, они уже имели навыки цифрового иммунитета, основы критического мышления, не велись на большое количество фейков и манипуляций, не распространяли противоправный контент. Но начинать надо с детства. Я думаю, что такая ситуация, когда, чтобы отвлечь ребёнка, родители дают смартфон, знакома каждой семье, но никто не думает о том, а что же будет дальше. Когда ко мне приводят ребёнка двенадцати-тринадцати лет и говорят: «У него интернет-зависимость, помогите», – приходится объяснять, что это не проблема сегодняшнего и даже вчерашнего дня и не проблема месяца. Проблема зависимости формируется на протяжении нескольких лет. И когда мы, разговаривая с родителями, потихоньку начинаем отматывать назад, то видим, какие критические ошибки были допущены именно внутри семьи: почему ребёнок зашёл в интернет, почему бесконтрольно его использует, почему не доверяет родителям и скрывает, попадая под чьё-то влияние. Родитель – это ключевая фигура. Именно мы несём ответственность за психическое здоровье наших детей.

Системы родительского контроля не работают

– 13 марта стартовал курс «Медиагигиена в каждый дом». У нас в Смоленске прошли первый семинар и первый вебинар. Какие вопросы обсуждались и какие ещё темы планируете освещать в рамках курса?

– Тематика курса разделена на несколько блоков. 13 марта была лекция-навигатор, где мы рассказали о том, чем будем заниматься. У нас осталось семь семинаров. Мы условно делим информационную безопасность на четыре направления. Первое – информационно-техническое. Там будут рассматриваться вопросы технического контроля. К сожалению, не все родители понимают, что такое даже система родительского контроля, которую они устанавливают. Все эти системы работают, только когда есть понимание алгоритма и правильных настроек. Если просто установить систему родительского контроля, она не работает. В социальных сетях она не работает вообще. Одно из самых знаменитых приложений для родителей работает только в браузере Google Chrome. То есть ребёнку достаточно сменить браузер, и родительский контроль уже неэффективен.

Второй образовательный блок – это психология. Мы будем рассказывать, начиная прямо с рождения, в каком порядке формируется психика ребёнка. По этапам рассмотрим взросление, становление психических функций, почему важно в определённое время очень жёстко соблюдать вопросы цифровой гигиены, а иногда полностью исключить использование цифровых технологий.

Там, где есть психология, есть и психопатология. Этому будет посвящён наш третий блок. Меня спрашивают, почему я, психиатр по профессии, занимаюсь вопросами цифрового мира. Дело в том, что ко мне в отделение попадает целый поток детей, среди которых цифровые анорексички, дети с самоповреждением и суицидальными формами поведения, дети с интернет- и игровой зависимостью. Иногда отделение напоминает даже не психиатрическое отделение, потому что практически все дети – с цифровым следом. Мы вынуждены говорить об этих крайних случаях. Сразу же успокою, это не массовое явление – на десять тысяч детей один случай может закончиться так. Но интернет стёр все границы. И гарантию, что не ваш ребёнок будет этим одним из десяти тысяч, вам никто не даст. Мы рассказываем об этом родителям, чтобы они понимали, к чему может привести бесконтрольная жизнь в Сети.

О проблеме зависимости будем отдельно в большом блоке говорить. Дадим реальную картину. Расскажем об алгоритме формирования болезни, чтобы родители понимали, касается ли эта проблема их детей, замечали первые звоночки и при необходимости сразу же включались в работу со специалистами.

Ещё один важный блок – это юридический блок. С ним практически никто сейчас в России не работает. Выходит большое количество законов, которые действуют в виртуальном мире, причём применяются не только к крупным сетям и каким-то агрегаторам, но и ребёнок, и родители соответственно, как отвечающие за него, тоже могут попадать под действие этих законов. Самый простой пример – проблема кибербулинга, травли в интернете. Можно ли наказать обидчика? Раньше сделать это было очень тяжело. Сейчас есть варианты: правильно сделанный скриншот суд принимает в качестве доказательства. Или новый закон об ответственности за пропаганду в Сети психоактивных веществ и наркотиков – даже сделанный репост, если там содержатся элементы пропаганды, это уже противоправный контент, за который есть довольно серьёзная ответственность.

– Родители часто достаточно беспечно ко всему этому относятся. Рассуждают так: «Ну я же играю в компьютерные игры и в социальных сетях сижу, и ничего плохого со мной не происходит, и с ребёнком тоже не произойдёт». Можно ли вообще прибегать к таким сравнениям?

– Конечно, нельзя. Как можно сравнивать поведение взрослого человека и поведение ребёнка? Когда мы учим ребёнка дорогу переходить, мы его одного не отпускаем, и даже когда знаем, что он уже научился, всё равно в окошечко поглядываем, как он дорогу переходит. Интернет – это ещё более интенсивное движение. Важно, чтобы родители понимали, что есть нормы, границы, должно быть рациональное использование гаджетов, и именно от них зависит то, как это будет делать их ребёнок.

А психология ребёнка и психология взрослого человека – это абсолютно разные вещи. Как врач, ведущий диспансерный приём детей трёх, четырёх, пяти лет, могу сказать, что сейчас задержка речевого развития – одна из самых распространённых жалоб. Спрашиваю: «Читаете?» – «Зачем? Есть же гаджет, есть аудиосказки». Но задача-то в чём? Чтобы ребёнок смотрел, слышал ваш голос, слышал ваши эмоции, видел движение ваших губ – всё это запечатлевал. Тогда будет скачок в развитии. А послушать чужую тётю или посмотреть мультик – это ноль для речевого развития.


Зоопарк вместо гаджета

– Сейчас, кстати говоря, педагоги жалуются на то, что вроде бы каких-то очень серьёзных проблем нет у детей, а с другой стороны, очень сложно ребёнка, который уже взаимодействовал с гаджетом и видел мелькающие картинки на экране, увлечь чем-то другим. В книжке картинки не мелькают – это уже на порядок менее интересно. Что с этим делать?

– Всё должно быть по возрасту. Поймите, что мы как люди формировались на протяжении миллионов лет, и сказать, что сейчас гаджеты коренным образом поменяли структуру нашей психики и мышления, нельзя. Ребёнок как рождался белым листом, так и рождается. Как были определённые периоды развития, так и есть. Для каждого периода – свои правила. Про дошкольников мы чётко говорим: «Контролируйте время использования гаджетов прямо минута в минуту». Если сказано, что это пятнадцать минут, то это пятнадцать минут в субботу, пятнадцать минут в понедельник и пятнадцать минут в любой другой день недели. И это должно быть пятнадцать минут и у папы, и у мамы, и у бабушки. Потому что если ребёнок отвоюет одну минуту, завтра он отвоюет пять минут, потом десять – он будет расширять свои границы. Поверьте мне, у него мотивация гораздо сильнее, чем у вас. Проще сразу же установить эти границы. И эти нормы потом будут вам помогать.

А то, о чём говорят педагоги, что дети прямо на уроках достают телефоны, – это не зависимость, а система воспитания. В дорогих элитных школах дети свои сотовые телефоны сдают на входе, и никаких проблем с обучением нет.

– Есть ещё такой момент, когда ребёнок приходит на занятия без телефона, но мыслями он в телефоне. И ждёт момента, когда можно будет убежать с занятия и пойти что-то в телефоне смотреть или во что-то играть…

– Это да. Но, опять же, здесь система увлечения. Мы в своё время читали. Была дефицитная книга, и у меня все мысли были о том, чтобы побыстрее урок закончился и я побежал читать. Здесь играет роль сила воздействия. Когда мы спрашиваем у родителей, что волнует ребёнка, они отвечают, что он всё свободное время проводит в телефоне. Но если такое происходит, то это вопросы к кому? Прежде всего к родителям, потому что формировать альтернативные формы проведения досуга – это их задача. Да, можно дать гаджет, а можно взять ребёнка и поехать в зоопарк. Можно дать гаджет или включить аудиосказку, а можно читать. Многие говорят: «Не из фантастического ли мира он нам всё это сейчас рассказывает». Поверьте, нет. Я проверяю всё это на своем собственном ребёнке. Всё работает. Да, тяжело двадцать девятый раз подряд читать ребёнку «Колобка», да, тяжело оторваться от дивана, идти устанавливать автокресло и везти ребёнка на другой конец города. Но я знаю, ради чего я вкладываюсь, у меня есть понимание, есть мотивация. Наша задача – замотивировать других родителей. Вложитесь в ребёнка как можно раньше, и в подростковом периоде не так критически будет всё протекать.

Дети верят бьюти-блогерам

– Есть такие родители-пессимисты, которые говорят: «Что ни делай, всё равно ничего не поможет – он пойдёт, возьмёт телефон у своего товарища и залезет куда не надо, посмотрит то, что не следует»...

– Давайте разбирать, это проблема ребёнка или родителя? У кого в голове этот сценарий? Если у родителя в голове такой сценарий, то точка мотивации – ноль. Это психотип родителя. Ему нужно менять своё мышление. Неужели вы готовы сдаться и не бороться за своего ребёнка? Я вообще иногда бываю в шоке, потому что приходят родители, которые расписываются в собственном бессилии, говорят: «Мы пробовали всё, и ничего у нас не получается». Уж поверьте мне, всё получается. У нас идёт проект, в котором я выступаю как «ресурсный другой взрослый». Я разговариваю с детьми, забираю у них телефоны и взамен выдаю им кнопочные. Мы заключаем договоры, они понимают, для чего это всё нужно. Но после этого ребёнок возвращается в семью, и если мама не готова продолжать выполнять наши рекомендации, готова сразу сдаться, то проблема-то не в ребёнке, а в мотивации родителя. Проект «Медиагигиена в каждый дом» именно на то и направлен, чтобы показать мотивацию. Я могу, конечно, такие истории рассказать, что родители выйдут седые, но это эмоции, а эмоции – это энергия, которая иссякает. Наша задача – поменять мышление, наметить цель и дать точку мотивации. Тогда всё у вас получится.

– Если о зависимости от компьютерных игр и социальных сетей родители ещё что-то знают, то есть формы зависимости, о которых так широко неизвестно. И родители не ждут с этих сторон каких-то опасностей. Расскажите об этом подробнее...

– Я могу сейчас назвать форму зависимости, процент гибели подростков от которой выше, чем от суицида. Это селфизависимость. Кстати, она признана болезнью в Британии, потому что у них есть своя национальная классификация. Всё складывается из нескольких моментов: нужно сделать селфи, выложить в интернет и получить лайки и репосты. Понятно, что максимальные лайки и репосты будут получать экстремальные селфи, и дети лезут на высотки, совершают безумные челленджи, срываются, травмируются, гибнут. Задумывался ли об этом родитель, когда они вместе, вытянув губы уточкой, фотографировались с ребёнком? Я думаю, что нет. Это один момент, на котором хотелось бы сделать акцент. Также очень опасна так называемая орторексия – стремление к правильному питанию. Сейчас очень модно у молодёжи увлекаться различными диетами, иногда варварскими. Большинство анорексичек приходят к нам из инстаграма. Бьюти-блогеры создают картинку, иллюзию благополучия, но ребёнок-то им верит. Когда ему говорят: «У вас соотношение талии к груди должно быть такое-то», – ребёнок всеми силами начинает к этому стремиться. Не ест, ограничивает себя, вызывает рвоту, что-то заглатывает и в итоге попадает к нам с критическим весом, когда уже нарушены все функции.

Вот это две самые яркие проблемы, на которые мне хотелось бы обратить внимание родителей.

– Есть сейчас всевозможные детские сайты с разными развивающими заданиями, которые оформлены в игровом формате. Это может стать фактором зависимости или пребывание детей на таких сайтах безопасно?

– Всё зависит от количества проведённого там времени. Сочетание количества и качества всегда должно соблюдаться. На Minecraft сейчас многие висят, и нам заявляют, что это развитие творческих способностей и чуть ли не инженерных и архитектурных. Вопросов нет, если ребёнок играет один час в день, а потом встаёт и идёт выполнять свои обязанности. Но если он не спит пятую ночь для того, чтобы построить какой-то мир, если у него нарушен режим сна и бодрствования, режим питания, если он отказывается от учёбы и у него эмоциональные перепады, то это уже ни в какие ворота не лезет. Везде должна быть рациональная составляющая.

– Ну, тут вопрос у меня даже не о таких играх, а о каких-то простейших для дошколят из разряда «выбери правильную фигурку»...

– Выбрать фигурку или поставить кубик на кубик можно и без компьютера, в реальной жизни. Подобрать, допустим, форму и цвет – это механизм сравнения по аналогии. Ребёнок, один раз усвоив аналогию, тут же применяет это в жизни. Это дело пятиминутного обучения. Дальше он по аналогии будет всю жизнь делать так. Но если он залипает в игре и часами играет в эту подборку, то тут вопрос к родителям: cформировали вы это, а дальше-то что? Моё мнение – до семи лет интернет-технологий быть вообще не должно. Развивайте ребёнка собственными силами. Ничего сложного в этом нет.

«Это ничего страшного...»

– Кроме формирования зависимостей какие другие опасности подстерегают детей в интернете? На что стоит обращать родителям внимание?

– На качество контента. Мы выделяем пять видов противоправного контента. Терроризм, экстремизм. Далее пропаганда психоактивных веществ, наркотиков в интернете – сейчас очень большая пропаганда идёт, и подсадка детей на никотин, например, начинается с десяти-одинннадцати лет через так называемые системы электронной доставки никотина. Мы родителям прямо показываем их, они говорят: «Это же у нас дома лежит, это ничего страшного». Но когда мы рассказываем, что это такое и что их ребёнок через три-четыре года будет дома сидеть с сигаретой, потому что уже сформирован рефлекс и он знает уже, что такое никотиновый эффект, тогда у родителей глаза открываются. Третий момент – это детская порнография. Также к противоправному контенту относятся кибермошенничество и большой блок по суицидальному направлению – склонение, доведение до суицида. Вот это только пять видов официально противоправного контента, которого при любых условиях не должно быть на страницах вашего ребёнка. Репост запрещённой группы, репост информации какой-то запрещённой организации на собственную страницу, иногда даже без понимания того, что эта организация занесена в реестр запрещённых, не освобождает от ответственности. Я уже говорил про юридический блок в нашем курсе. В этой сфере у нас наблюдается абсолютная безграмотность родителей. Это что касается противоправного контента. Но у нас ещё есть федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» от 29 декабря 2010 года № 436-ФЗ. Там более расширенный список, от чего мы должны беречь своих детей и что они могут получить через интернет. Там и нецензурная брань, и разрушение традиционных ценностей, и пропаганда нетрадиционных отношений, в том числе сексуальных. Я назвал вам два документа – прочтите их. Начните с самообразования. Если вы думаете, что кто-то позаботится о ваших детях, да, в интернете позаботятся, но я очень боюсь, что те, кто будет заботиться, будут это делать не со знаком плюс, а со знаком минус. Вот что опасно.

– Если кратко подытожить всё, о чем мы говорили, что нужно делать родителям, чтобы уберечь детей от опасностей, которые грозят им в Сети?

– Интересуйтесь своими детьми. Любовь – это не покупка гаджета, любовь – это воспитание, а воспитание – это длительный, системный, тяжёлый труд. Чем раньше вы вложитесь в своего ребёнка, чем раньше вы сформируете в том числе и цифровой иммунитет, тем проще будет и вам потом общаться с ребёнком, и больше шансов у вашего ребёнка не попасть под влияние негативного контента в интернете.

– Юрий Валентинович, когда состоятся следующие мероприятия проекта «Медиагигиена в каждый дом»?

– Следующие мероприятия у нас пройдут в апреле. Раз в неделю будут вебинары. Это абсолютно бесплатно. Мы выстраиваем всё так, что каждая лекция будет автономной – можно посмотреть лекцию на определённую, интересующую вас тему. Но мы всё же настаиваем на том, чтобы вы смотрели весь курс, чтобы у вас сформировалась система, понимание. Тех родителей, которые переживают, любят и хотят знать, чем занимается их ребёнок в интернете и чем это может закончиться, мы приглашаем присоединяться. Мы будем рассказывать с точки зрения официальных, надёжных источников, оставим все ссылки. Также можно будет задать вопросы. Зарегистрироваться на курс можно на сайте bdsvet.ru.

Фото: из архива проекта «Медиагигиена в каждый дом»

Татьяна Борисова

В Смоленской области провели более 373 тысяч тестов на COVID-19
В Смоленске обсудили противодействие нелегальному обороту табачных изделий

Новости партнеров