Общество

Мальчишки ждут наставников-мужчин

28 февраля 2020 года в 22:00
287

Как реализовать себя и принести пользу другим?

В последнее время я начала замечать, что, куда бы ни пришла – в театр, на обучающие курсы и даже в бассейн, – везде женщин значительно больше, чем мужчин. То же самое происходит и в проекте «Будем вместе» благотворительного фонда «Дети наши», который реализуется на Смоленщине с 2015 года.

В его рамках подросткам из Сафоновского дома-школы и Шаталовского детского дома подбирают волонтёров-наставников, которые готовы регулярно навещать ребят и делиться с ними своим жизненным опытом. На данный момент из сорока наставников, которые участвуют в проекте, только шестеро мужчин. Почему важно, чтобы к этой деятельности присоединялось больше представителей сильного пола, мне рассказала психолог проекта Татьяна ПАНКОВА.

Совместные увлечения

– Таня, в рамках вашего проекта вы много говорите о том, что очень ждёте мужчин-наставников. Почему?

– Наверное, ни для кого не является секретом, что в детских учреждениях основная часть персонала – это женщины. Большое везение для учреждения, если там хотя бы учитель физкультуры или приходящий тренер – мужчина. Тогда ребята могут хоть как-то взаимодействовать с мужчиной и получать модель мужского поведения. Вообще, у детей, которые живут в интернате, достаточно закрытом учреждении, гораздо меньше возможностей перенять модели взаимодействия мужчин и женщин, нежели у детей, которые растут в семье. Поэтому для нас очень важно, чтобы к нам приходили мужчины-наставники. Они уже самим фактом своего присутствия улучшают атмосферу в учреждении.

– А сколько мальчишек в проекте в данный момент ждут своих наставников?

– Это вообще большая наша боль: почему-то так сложилось, что сейчас мальчиков в учреждениях значительно больше, чем девочек. Из 20 детей, которые у нас сейчас стоят в листе ожидания, 15 – мальчишки. Когда дети приходят в проект, они в своей анкете пишут, каким бы они хотели видеть своего наставника. И один мальчик написал: «Я хочу, чтобы мой наставник был мужиком». То есть никаких других качеств, в общем-то, и не требуется. Во многом этот мальчик, конечно же, прав, потому что сугубо мужского общения получить в детском доме больше неоткуда.

– А насколько успешно мужчины-наставники справляются со своей задачей? Мне почему-то думается, что на начальном этапе им может быть сложнее, чем женщинам, выстраивать коммуникацию...

– Напротив, как показывает наш опыт, мужчинам несколько легче выстраивать коммуникацию, потому что традиционно мужчины – более активные и больше проявляющие себя во внешней деятельности. По крайней мере, те мужчины, которые приходят к нам, имеют какие-то яркие увлечения: занимаются спортом, рыбалкой, разбираются в технике. И таких совместных занятий у мужчины и мальчика-подростка довольно много. Когда мужчина-наставник встречается со своим подопечным, контакт устанавливается значительно быстрее, чем у женщин-наставниц, которые, наверное в силу нашей женской природы, сначала присматриваются. Мы должны очень хорошо понять всё про ребёнка, про себя, про ситуацию вокруг. Поэтому контакт более медленный. И женщинам-наставницам сложнее удерживаться от такой родительской позиции, когда нужно убедиться, что ребёнок накормлен, тепло одет и так далее, – от вещей, которые у женщин «включаются» сами по себе. Всё-таки наставник – это не родитель, и взаимоотношения нужно строить по-другому. Мужчинам в этом вопросе легче: они меньше обращают внимания на внешние условия вокруг этого ребёнка и сразу идут в совместные дела и увлечения, которые можно прожить вместе с этим пареньком.

Кто виноват или что делать?

– Какие чисто мужские качества помогают мужчинам быть ресурсными наставниками?

– Мы уже говорили, что чем больше различных увлечений, тем легче будет находить общий язык. Даже для того, чтобы пойти половить рыбу, надо иметь в этом хоть какой-то опыт. Увлечения могут быть самыми разными: от спорта и музыки до хороших профессиональных занятий. К нам приходят мужчины, которые уже состоялись как минимум в одном деле, а чаще и не в одном, и они готовы этими навыками поделиться, передать их. Хорошим ресурсом для любого наставника – тут сложно разделить мужчин и женщин – является лояльность к тому, что происходит вокруг, определённое принятие ситуации такой, какая она есть. И мужчины зачастую легче мирятся с ситуацией и больше видят ресурсов в своих подопечных. Например, когда женщина с тёплым, добрым сердцем сталкивается с какой-то чисто системной трудностью, она начинает возмущаться: «Как же так! Как теперь ребёнку быть?» Мужчина смотрит на это достаточно философски: «Так бывает. Я думаю, что мы что-нибудь придумаем, как-нибудь выкрутимся». Меньше размышлений о том, кто виноват, и больше о том, что теперь со всем этим делать. Мне кажется, что это чисто мужское качество. И это то качество наставника, которое помогает успешно осуществлять процесс. Ещё мужчины менее склонны углубляться в психологические составляющие. Они так же, как и женщины-наставники, проходят подготовительные семинары перед встречей с подопечным, получают определённые знания о психологических особенностях детей-сирот, но они намного меньше склонны к поиску разных травм и детских переживаний. Они знают о том, что это есть, но больше сконцентрированы на том, что происходит здесь и сейчас.

– А с чем это связано? Почему нет такого копания во всём этом?

– Возможно, это какая-то гендерная особенность женщин – разбираться во всём. Мы общаемся очень эмоционально, и для нас важно понимать всю картину целиком. Женщина обычно много причин сразу держит в поле внимания, много причинно-следственных связей может замечать, очень много таких факторов включает в свою деятельность. Мужчины – более прямолинейные: есть я, есть та точка, к которой я сейчас стремлюсь, – моя цель и движение к ней – сильное, энергичное. И очень здорово, когда это движение навстречу ребёнку, навстречу его потребностям. Мужчины учат своих подопечных не бояться трудностей, относиться к ним спокойно, как к определённому вызову. И чем сильнее вызов, тем больше будет ресурса, тем больше будет каких-то интересных решений.

Поиграть в футбол с пользой для всех

– Расскажите подробнее, как складываются отношения в парах «наставник – подопечный» там, где наставником является мужчина…

– Абсолютно по-разному. Естественно, к нам разные мужчины в проект приходят. И мы подбираем ребёнку наставника независимо от того, мужчина это или женщина, исходя из актуальных потребностей ребёнка. Причём это не те потребности, которые ребёнок сам осознаёт и заявляет: «Хочу, чтобы наставник был спортсменом, футболистом». Ожидания подростка, конечно же, учитываются, но ещё это работа психолога: сбор информации от воспитателей, психолога в учреждении, от тех, кто постоянно рядом и много наблюдает этого ребёнка. Опираясь на это, мы определяем, чему ему важно в ближайшее время научиться, какие качества важно перенять. Например, мы подбирали волонтёра-наставника для мальчика интеллектуально сильного, у которого много идей. Он такой структурированный парень, но его склонности уже сформировались по достаточно криминальному типу: часто нарушает правила, не видит проблем в том, чтобы обходить законы. Он целеустремлённый, но его целеустремлённость нужно держать в рамках. Подбирая мужчину-наставника, мы учитывали то, что он сможет с этим справиться, сможет в первую очередь увидеть целеустремлённость ребёнка и поможет ему своих целей добиваться законным, экологичным путём: не устраивать скандал или дебош, а пойти и начать диалог с руководством. Это не с первой попытки получалось, но получалось.

– Какие ещё есть положительные примеры общения подростков с мужчинами-наставниками в вашем проекте?

– В одной из наших пар мужчина-наставник довольно долго общается с подростком, у которого психологи отмечают способности к математике и техническим наукам, но при этом у него категорически плохая школьная успеваемость и он ничем не интересуется. Наставник как человек, который увлекается ремонтом оргтехники, стал делать с ним вместе то, что интересно ему, потому что мальчик никаких интересов не предъявил, чем бы хотелось заниматься. Нам удалось найти старенький ноутбук, который теоретически можно было отремонтировать. Были заказаны детали на замену. И они с удовольствием примерно полгода ковыряли, разбирали, ремонтировали, а потом устанавливали программы. При этом наставник не говорил: «Сделай то-то и то-то». Он давал информацию так: «Почитай про это и про то и реши, что для тебя лучше. Потом я приеду, и ты мне расскажешь». Это развивает инициативу и любознательность ребёнка. Она, в общем-то, есть, но уже достаточно прочно задавлена – есть страх проявления инициативы... Что ещё могу рассказать? Не так давно у нас в Сафоновском доме-школе появился собственный кабинет, где можно детям и наставникам вместе проводить время. Это бывший класс, в котором не было ничего, парты и стулья из него вынесли. Решили, что будем своими руками наводить там уют. И здесь на выручку тоже пришли наши мужчины, которые начертили и сконструировали полочки. Один из наставников привёз дрель и другие инструменты. Во всё это были вовлечены все мальчишки, которые есть в нашем проекте, это был определённый мастер-класс. И было очень интересно наблюдать за тем, как мальчик-подросток смотрел на эту дрель, держал её в руках, гладил. То, что он может взять и повесить полку, – это намного важнее какого-то планшета или смартфона. Ведь они из детского дома попадают прямиком в общежитие, и первое, что требуется от студента, – это обжить комнату.

– Что даёт самим мужчинам-наставникам участие в проекте?

– Мне кажется, что у каждого мужчины есть потребность вести за собой, но не каждый в нашем обществе может до конца реализовать эту потребность. Если разобраться, то открывать мир для ребёнка – это прерогатива мужчин. И в этом мужчины могут реализовать себя. Также это возможность повзаимодействовать со своим хобби, на которое в повседневной жизни времени нет: работа поглощает всё. Многие мужчины говорят: «Когда бы я для себя еще нашёл время так с удовольствием погонять с ребятами в футбол». Вроде бы просто поиграли в футбол, но ребёнок получает от этого очень много пользы, и наставник тоже получает много пользы.

– Как стать волонтёром-наставником вашего проекта?

– Волонтёром-наставником проекта «Будем вместе» благотворительного фонда «Дети наши» может стать гражданин России старше 23 лет без зависимостей, судимостей и психических заболеваний. Чтобы присоединиться к проекту, звоните по телефону в Смоленске 63-44-04 или оставьте заявку на сайте https://detinashi.ru.

Фото: vk.com/nastavniksmolensk

Татьяна Борисова

В Смоленске почтили память героически погибших десантников
Малолетние путешественники и искатели приключений