Евгений Князев: «История нас учит – только мы не хотим учиться»
Культура

Евгений Князев: «История нас учит – только мы не хотим учиться»

16 ноября 2020 года в 14:34

Народный артист России Евгений КНЯЗЕВ убедителен в любой роли. Плюс фактурная внешность, особенно привлекающая режиссёров исторических картин. Борис Пастернак, Иосиф Сталин, Григорий Зиновьев, дважды Лев Троцкий и Вольф Мессинг… Впрочем, смоленская публика смогла оценить его немного в другом качестве: как мастера художественного слова в моноспектакле «Борис Годунов». И это было незабываемо…

Драма для чтения

– Евгений Владимирович, участие драматического актёра в музыкальном фестивале для вас явление исключительное или уже в порядке вещей?

– Точно не исключительное. Не скажу, что очень часто, но мне приходится бывать на музыкальных фестивалях. Вот недавно был в Саратове – тоже с «Борисом Годуновым». Только там мы работали с оркестром Саратовской оперы. И это была совершенно другая музыка: в основном Мусоргский и Прокофьев и немножко Чайковского…

– А как вообще в вашем репертуаре появился «Борис Годунов»?

– История этого проекта довольно проста. Меня пригласили работать в Московскую филармонию, и я каждый год делаю для них какую-то программу. А однажды мне позвонили оттуда и предложили прочитать «Бориса Годунова» с оркестром народных инструментов. Я вначале так удивился: как можно это произведение просто читать? А потом, уже в процессе, понял, что его только и можно читать – многие сцены просто невозможно сыграть. И с каждым разом я всё больше убеждаюсь, что это драма именно для чтения. Моё воображение в минуту дорисует остальное – как говорил тот же Пушкин, но уже в другой трагедии.

Вообще, текст «Бориса Годунова» современен и по сей день – ничего не изменилось. Мы по-прежнему часто забываем, что есть такое понятие, как совесть. Хотя это элементарные нравственные заповеди, по которым нужно жить, – иначе очень трудно.

И очень современна в этом произведении историческая часть. Народ всегда недоволен властью. И никогда не бывает благодарен. А мы сильны именно мнением народным, как говорил Пушкин. История нас учит, повторяясь на новом витке круга, – только мы не хотим учиться…

Взять зал

– В отличие от обычного спектакля в подобном проекте вы остаётесь практически один на один со зрителем. Это труднее?

– Конечно, труднее. Но и интереснее. Здесь ты полагаешься только на самого себя. И только от тебя зависит, удастся тебе или нет. Сможешь ты победить и взять зал. Может, поэтому мне и нравится такая филармоническая деятельность, когда ты стоишь один пред публикой и берёшь её как некую вершину.

– У вас есть какой-то собственный секрет, чтобы, как вы говорите, «взять зал»?

– Никаких секретов нет. Музыка – самое высшее проявление души человека, и если она исполняется хорошо, и если я смогу соответствовать этой музыке, а уж текст-то точно ей соответствует, – то всё получится и может произойти настоящее чудо. Или не произойти – это зависит от многих обстоятельств.

– Вы сами играете на каком-нибудь музыкальном инструменте?

– Нет, к сожалению. Я очень по этому поводу сокрушаюсь. Жалею, что мне не хватает музыкального образования, чтобы уметь читать ноты и знать по ним, в какой момент вступать. Я делаю это на слух.

– А какую музыку вы сами слушаете?

– Разную – в зависимости от настроения. Могу французскую эстраду слушать. Или русскую попсу. Или классику. У меня в машине лежит диск с лучшими оперными ариями – периодически я с удовольствием его слушаю.

Впрочем, сейчас я с не меньшим удовольствием слушаю разную музыку Моцарта, потому что делаю новую программу, которая будет называться «Моцарт, ты бог». У него ведь удивительная биография, и мне хотелось бы познакомить с ней своих слушателей. Потому что многие думают, что раз он композитор такой лёгкой, живой, жизнерадостной, потрясающей музыки, значит, и жизнь у него была такой же. А между тем судьба его была скорее трагедийной. Даже то, что этого великого композитора похоронили в общей могиле, которую уже через неделю невозможно было найти, говорит о том, до какой степени трагична была его жизнь…

Загадочный Мессинг

– По первому образованию вы горный инженер. Работали по специальности?

– Да, хотя и недолго. Вообще-то, моя специальность называлась «подъёмно-транспортные машины и оборудование», и диплом я писал по эскалаторостроению. А потом месяца три работал на Ленинградском эскалаторном заводе, пока не поступил в театральный институт.

Хотя профессия актёра мне нравилась, пожалуй, с детства. Сейчас принято говорить о том, что дети ищут себя. Так вот когда это происходило со мной, то мой внутренний поиск был в области театра. Но так как мне никто не мог подсказать – не было родственников, связанных с этой сферой, – я стал туда стучаться со всех сторон сам. Записался в кружок художественного чтения. Поступал в театральный сразу после школы, но не поступил. А когда учился в политехническом, пошёл в театр миниатюр, а потом и в народный театр. Занимался самодеятельностью.

Помню, был когда-то такой Всесоюзный строительный отряд. Я в его составе работал в городе Гагарине – тогда он назывался Гжатском. Там я тоже участвовал в самодеятельности, и меня даже отметили как лучшего чтеца и отправили на фестиваль в Кремлёвский Дворец съездов.

– Евгений Владимирович, вы дважды играли Мессинга – личность с ореолом мистики…

– Это люди окружили его мистическим ореолом, а на самом деле Мессинг – фигура скорее трагическая. Ему досталась очень трудная жизнь. Он рос в бедной семье, а затем вообще вынужден был бежать, потому что началась война. Он перебрался в Советский Союз и чудом выжил – наверное, благодаря тому, что действительно обладал тем высоким даром, которым пользовались высшие чины. Сам же он относился к себе как к артисту оригинального жанра.

– У вас есть какие-то критерии, по которым вы отбираете роль, прежде чем дать согласие?

– Не думайте, что мы так завалены ролями, что сидим и выбираем. Да, роль ищется, долго ищется. Иногда ты сам её ищешь – особенно в театре, где премьеры не так часто бывают. Порой два-три года ждать приходится. Это не значит, что мы бездельничаем, – играем текущий репертуар.

В кино, конечно, я могу выбирать в большей степени. Смотрю, нравится ли мне хотя бы сценарий. Сейчас очень много проходных сериалов и фильмов, а публика тебя уже знает, так что не хочется размениваться на пустоту. Недавно дал согласие и скоро буду сниматься в новом сериале – роль мне показалась интересной, несмотря на то что это иронический детектив.

Прогулка по Смоленску

– Я знаю, что сегодня вы долго гуляли по Смоленску и он произвёл на вас сильное впечатление…

– Безусловно…

– А что особенно понравилось?

– Здесь особенно чувствуется история. Ты гуляешь по городу и не можешь не осознавать, что он третий в России по древности. Что здесь когда-то основались славянские племена – наши предки, из которых впоследствии и вышел русский народ.

К тому же Смоленск во все тяжкие времена был форпостом России. И когда с запада на нас шла беда, он первым её останавливал или приостанавливал, когда остановить было невозможно. Понимаю, что вы об этом хорошо знаете, но это я в вашем городи ощутил особенно остро.

И эти удивительные памятники. С орлами – как символ Смоленска, который невозможно победить. Чугунная стела Адамини. Радует, что восстанавливается Крепостная стена – мощное фортификационное сооружение, которое строилось, чтобы защитить страну, а не только самих себя…

Вообще, хотелось бы сюда вернуться на недельку-другую, чтобы иметь возможность глубже погрузиться в историю и ещё острее почувствовать вольный дух этого древнего русского города…


Для справки


Евгений Князев – советский и российский актёр театра и кино, театральный педагог, ректор Театрального института имени Б. Щукина, народный артист России, народный артист Республики Абхазия.

Родился 9 августа 1955 года недалеко от Ясной Поляны.

В 1977 году поступил в Тульский политехнический институт, потом в Театральное училище имени Б. Щукина, по окончании которого в 1982 году был принят в Театр имени Е.Б. Вахтангова.

С 1994 года преподаёт в Театральном институте имени Б. Щукина, с 2003 года – ректор. В качестве художественного руководителя выпустил два актёрских курса. Среди его учеников – Дмитрий Ульянов, Олег Макаров, Станислав Дужников, Мария Куликова, Виктор Добронравов и другие.

Фото: из архива Евгения Князева

Ольга Суркова

Смоленск театральный
«Горячие» спектакли абхазцев

Новости партнеров