Николя Краузе: «Пластика движений – ещё один способ общения с публикой»
Культура

Николя Краузе: «Пластика движений – ещё один способ общения с публикой»

20 декабря 2019 года в 11:05
771

Благодаря выступлению в Смоленске французский дирижёр спустя четверть века вновь оказался в России.

Когда я прочитала о том, что французский дирижёр Николя Краузе использует в своей работе элементы хореографии, то решила, что это просто фигура речи. Когда увидела его на сцене, поняла, что всё гораздо глубже. Его движения действительно похожи на хорошо поставленный танец. Его пластика просто завораживает. Особенно если отсутствие дирижёрской партитуры позволяет использовать всю авансцену.

Решающее начало

- Николя, ваше выступление в филармонии организовано в рамках проекта «Дирижёры России и мира – Смоленску»…

- И я очень рад, что у меня получилось сюда приехать. Я не был в России 25 лет - даже русский язык немного забыл.

Когда-то давно, в 1991 году, я поступил в институт имени Гнесиных как скрипач. Пять лет здесь учился – у меня были замечательные педагоги. Это очень важный момент в моей биографии. Поэтому всё, что связано с Россией, мне интересно. Даже не в плане музыки, а чисто по-человечески.

А тут Смоленск – город, где я ещё не был. И дата оказалась подходящей – я был свободен. Плюс нам удалось договориться на очень интересную программу. Конечно же, я сразу согласился. И мне особенно приятно, что в сегодняшнем концерте звучит кусочек французской музыки: виолончельный концерт Камиля Сен-Санса в моей обработке для струнного оркестра.

- А времени для подготовки было не мало?

- Конечно, два с половиной дня на репетиции – мало. Но с другой стороны, это тоже интересно – так быстро работать. К тому же саму программу я очень хорошо знаю - буду дирижировать не первый раз. А познакомиться с новыми музыкантами – это всегда интересно.

- И как обычно у вас происходит это знакомство?

- Понятно, что каждый оркестр индивидуален. Атмосфера, манера игры, привычки, традиции – у всех они свои. Но мне кажется, что всё самое важное происходит в первые полчаса репетиции. Иногда даже пятнадцати минут достаточно, чтобы почувствовать музыкантов и понять, насколько комфортно с ними будет работать: будет ли возможность договориться или придётся решать проблемы.

- Каким вам показался наш камерный оркестр?

- Мне кажется, мы сразу почувствовали и поняли друг друга. Да, пришлось работать очень плотно, но все репетиции проходили в приятной атмосфере без проблем и конфликтов.

Странные танцы

- Николя, в интернете пишут, что в вашем дирижировании присутствует некий элемент хореографии…

- Просто у каждого дирижёра есть свой стиль, своя манера работы. И для меня во время концерта важно не только дирижировать оркестром, хотя это и главное. Я чувствую, что через движение рук, пластику тела можно делиться с публикой своими мыслями о музыке. И зал воспринимает происходящее на сцене не только через звук, но и визуально. Наверное, это можно назвать хореографией. Впрочем, скорее всего это просто такой способ общения с публикой.

- А ответную реакцию вы всегда чувствуете?

- Конечно. Несмотря на то, что большую часть выступления нахожусь спиной к публике, я её чувствую. Слышу всё, что происходит в зале…

- …И как-то реагируете, если зал выдаёт не те эмоции, что вы ожидали?

- Нет, я принимаю это как данность. Безусловно, намного легче и приятнее работать, когда ты чувствуешь заинтересованность публики. Но, к сожалению, слушатель бывает разным. Например, я недавно был в Китае с концертным туром, так там с публикой просто какая-то катастрофа: все смотрят в телефоны, фотографируют, болтают… Это очень мешает, но что делать: есть концерт, и свою работу я должен выполнить по максимуму.

- Получается, что во время выступления вы полностью сосредоточены на музыке и оркестре, а всё остальное – лишь фон?

- Да. Но дирижёр во время концерта не может позволить себе слушать оркестр – он всегда должен думать на шаг вперёд. Это как ралли, где тебе необходимо постоянно просчитывать, что будет через секунду…

Так что свои выступления я слушаю потом в записи.

- А другую музыку вы слушаете?

- Конечно. Особенно те произведения, которые есть в моих программах. Таким образом можно натолкнуться на новые мыли, необычное прочтение музыки. Но здесь надо быть осторожным: нельзя переусердствовать, чтобы потом не повторять то, что кто-то уже сделал до тебя.

Да, я хожу на концерты и слушаю музыку. Но примерно за месяц до собственных выступлений стараюсь не сталкиваться с теми произведениями, которые есть в моей программе.

- А если говорить о ваших собственных предпочтениях: какая музыка вам ближе всего?

- Это трудный вопрос. Возможно, это композиторы-романтики: Рахманинов, Чайковский, Бородин, Римский-Корсаков… Да, пожалуй, именно их произведения, для меня самые интересные.

Из России с любовью

- Николя, я знаю, что вы впервые попали в Россию ещё маленьким…

- Да, точно. Мой отец тогда работал журналистом в Москве. Но я мало что помню из того времени: мне было всего годика три. Помню дом, где мы жили, детский сад, куда я ходил. Но самые яркие воспоминания – это снег зимой и салюты на 1 Мая.

- Опять же, если верить интернету, именно в детском саду вы впервые взяли в руки скрипку, которая и определила вашу первую музыкальную специализацию. А когда вы поняли, что инструмент – это всё-таки не то, чем вам хотелось бы заниматься?

- Я занимался на скрипке лет двадцать-двадцать пять. И занимался много. Играл неплохо, но не на уровне солиста. Так что, наверное, смог бы устроиться в хороший оркестр, но чувствовал, что это не моё. В какой-то момент я стал испытывать постоянный стресс во время игры. Получалась какая-то вечная борьба между мной и скрипкой.

А однажды в оркестре, где я был концертмейстером, дирижёр попросил заменить его во время репетиции буквально на пять минут. И мне это понравилось. Более того – я почувствовал, что это действительно мой путь, и снова отправился учиться. И не жалею. Наоборот – очень доволен, что мне представилась возможность так круто поменять свою жизнь. Сейчас я практически не играю – скрипку беру в руки только раз в год минут на пять.

- Девяностые годы в России – время довольно сложное: развалилась одна страна, новая только зарождается… Тем более, что вы приехали сюда из вполне благополучной Франции…

- Да, вначале был небольшой шок. Прежде всего, потому что я ни слова не говорил по-русски. И студенческое общежитие для меня тоже было новым опытом…

Но сейчас помнится с тех времён только хорошее: новые знакомства, интересные музыканты и просто творческие люди, вечеринки, прогулки… Да, чувствовал, что вокруг происходит что-то историческое, масштабное, но тогда, в семнадцать лет, не очень этим интересовался.

- Главной была музыка?

- Да, музыка, скрипка, друзья и все прелести студенческой жизни…

Вечный странник

- Николя, вы постоянно на гастролях, в разъездах, легко меняя города, страны и континенты. А есть ли такое место на свете, куда вам непременно надо вернуться?

- Я привык к переездам с детства. Мы довольно долго жили в Америке, в Австрии. И это было в важные для меня моменты: подростковый период, формирование характера… Поэтому я не уверен, что Париж, где я живу сейчас – это действительно то место, куда меня тянет. Да, я там хорошо себя чувствую, потому что это мой город, мой язык…

Впрочем, не думаю, что я вообще смог бы выбрать какое-то одно место. Жаль, конечно. Потому что у каждого человека должно быть такое место, где есть ощущение своей гавани. Наверное, для меня это невозможно в связи с моим образом жизни.

Зато я легко могу поехать на год-два в другую страну, чтобы работать там. Что для дирижёра немаловажно, потому что и на гастроли частенько приходится уезжать надолго.

- И последний вопрос: вы можете назвать необходимые составляющие для успешного концерта? Чтобы и публика была в восторге, и вы и оркестр…

- Прежде всего, репертуар должен нравится и дирижёру и оркестру. Потому что трудно вдохновить публику, если ты исполняешь произведения, которые тебе самому не по душе.

Кроме того, очень помогает хорошая акустика. И потом многое зависит от общего настроения: в какой-то день оно может быть чуть лучше, в другой –чуть хуже…

Для справки

Николя Краузе – французский дирижёр. Основатель, главный дирижёр и художественный руководитель оркестра Новой Европы. Выпускник института имени Гнесиных и Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского. Николя Краузе активно выступает в качестве приглашённого дирижёра с ведущими оркестрами Франции, Австрии, Италии, Греции и других европейских стран, сотрудничает с оркестрами Бразилии, Аргентины и Эквадора.

В сентябре 2018 года назначен постоянным приглашённым дирижёром Национального камерного оркестра Украины, став первым иностранцем, занявшим эту должность.

Его официальный канал на Youtube – один из самых известных во Франции.

Фото: из личного архива Николя Краузе


Ольга Суркова

Юные музыканты Смоленска вместе с семьями показали свое мастерство
Музыка поможет