Архитектура творчества Анатолия Кузьмина
Культура

Архитектура творчества Анатолия Кузьмина

13 августа 2019 года в 19:25
233

Дорогобужский художник Анатолий Кузьмин широкой смоленской публике пока мало известен. До недавнего времени его работы здесь выставлялись только в Центре досуга. Однако нынешний год наконец позволит представить автора всему местному сообществу любителей искусства. В июне его персональная выставка открылась на первом этаже Дома художника, на осень намечена большая экспозиция в КВЦ имени Тенишевых…

Без преувеличения можно сказать, что встреча с творчеством Анатолия Кузьмина для многих станет открытием. Как стала для меня и тех, кто попал на выставку в Дом художника. Потому что его работы необыкновенно притягательны: при всей кажущейся простоте исполнения они несут в себе множество мыслей и смыслов. И просто невероятную энергетику – мощную, позитивную, созидательную. Многие признавались, что если не видеть автора, то кажется, что это работы молодого человека – настолько они креативны и полны жизненной силы…

Творческий винегрет

– Анатолий Васильевич, вы ведь по образованию архитектор...

– Да. Я долгое время жил в Казахстане, там окончил архитектурный факультет Алма-Атинского политехнического института, несколько лет был главным архитектором города Талгар. На Смоленщину, в деревню Слойково Дорогобужского района, наша семья переехала в 2001 году. Здесь я тоже был главным архитектором в Дорогобуже – правда, недолго.

– Судя по работам, представленным на выставке, вы человек весьма разносторонний в творчестве: графика, живопись, декоративно-прикладное искусство…

– Декоративно-прикладное искусство меня давно привлекало. Я начал заниматься им ещё в Казахстане в 80-е годы. И не бросаю до сих пор. Одно время мне даже пришлось зарабатывать этим на жизнь: делал панно со знаками зодиака и возил в Москву на продажу.

А графика и живопись появились в моей жизни уже здесь, на Смоленщине. Это увлечение, можно сказать, передалось мне от художников, с которыми я познакомился в выставочном зале Николая Кротова в Дорогобуже. Позже я и сам там не раз выставлялся. Потом в Сафонове, Верхнеднепровском, Вязьме…

– И вот дошли до Смоленска…

– Здесь уже было несколько моих выставок в Центре досуга. Но экспозиция в Доме художника – это, пожалуй, первая попытка представить все грани моих творческих поисков. Я представил такой винегретик из разных ингредиентов, а каким он получился на вкус – судить уже зрителю.

Загадки Фибоначчи

– Я заметила, что во многих ваших работах – глубокий философский подтекст…

– Для меня философия – необходимая составляющая творчества. Я стараюсь в своих работах не фотографировать то, что вижу, а придать какой-то смысл: выявить форму, создать композицию, поиграть с цветом, передать движение. В общем, заглядывая в суть, всегда что-то открываешь, и мне хочется поделиться этим открытием со зрителем.

У меня есть работа «Ряд Фибоначчи»…

– …Я на неё тоже обратила внимание…

– Она о том, что вся наша жизнь подчинена законам математики. Всё, начиная от большого космоса и заканчивая нашим маленьким миром, можно свести к определённому набору цифр и чисел. Даже строение человека. Эти законы действуют и в искусстве: музыке, поэзии, живописи…

– В абстрактных работах зритель не всегда видит то, что вкладывает в них автор…

– В принципе, я на это и рассчитываю. Потому что в таких работах, как правило, всё очень многослойно, и смысл может меняться даже от ракурса, от угла зрения. Понятно, что каждый видит что-то своё.

– А бывало ли так, что вас самого удивляли интерпретации зрителей?

– Конечно. Например, читаю однажды отзыв о том, как напряжение картины передалось зрителю, а потом подпись: «Дима, 10 лет». И это было для меня удивительным: как ребёнок смог так точно понять абстрактную живопись, уловить эмоциональный посыл…

Интересные находки

– Анатолий Васильевич, а как рождается замысел? Понимаю, что это процесс трудноуловимый и всегда происходит по-разному, но, может быть, какие-то самые яркие моменты можно озвучить?

– Ехал я как-то с рыбалки. Смотрю, стоит обгоревшее дерево. Я сначала лишь взглядом за него зацепился и поехал дальше. А потом что-то заставило меня вернуться. Посмотрел ещё раз – уже более внимательно. Потом съездил домой за пилой, спилил часть этого дерева и сделал «Странника»…

Я вижу какие-то пятна, неровности и тут же представляю их композиционно. Или необычные линии, цвет – у меня сразу же появляются мысли, как это можно использовать. Я постоянно думаю об этом, и потом всё выливается в работе.

– Меня поразили ваши обережные маски. Как правило, такие вещи делают довольно схематично, а у вас они как живые – особенно глаза выразительные…

– Они все сделаны из старого дерева, которое пропиталось насквозь солнцем и светом. На одной даже отверстие от сучка есть: я увидел, вырезал как мне надо, а этот сучок выпал и получился открытый рот.

Мне вообще очень нравятся старые деревья – я сразу вижу в них композицию будущей работы. И эти маски я, можно сказать, просто нашёл в дереве. Или мою работу о боли: живут рядом два человека, не замечая, что обижают друг друга, вбивают в душу гвозди и несут эту боль в себе – а дерево, из которого сделана работа, дало слезу, и эта боль вышла наружу, стала видна…

Или ещё одна работа – «Находка». Я буквально нашёл этот образ, когда начал работать с деревом – в какой-то момент вдруг ясно увидел, что это своеобразная икона, надо только лик Божьей Матери написать…

– У ваших работ очень сильная энергетика. Вы пишете их с особым настроем, чтобы в итоге получался такой мощный эмоциональный посыл?

– С плохим настроением за работу лучше вообще не браться – ничего хорошего не получится. Несколько раз пробовал, что называется, «через не хочу», мучил картину, а потом просто выбрасывал…

– Вы делаете работу за один раз?

– В основном. Но иногда приходится возвращаться. Хотя в таких случаях бывает сложнее: настроение другое, и всё получается иначе…

У меня как-то приобрели картину, а жена попросила сделать ей такую же. Сделал. Но такая же не получилась, сколько ни пытался…

– Чтобы быть художником, необходим особый склад характера, взгляд на мир?

– Не знаю. Я ведь ищу себя не только в творчестве. Мне кажется, что человек на определённых этапах жизни должен меняться, пересматривать своё отношение к миру. А творчество – это лишь одна из возможностей заглянуть в себя. И для него, как недавно заметил Родион Щедрин, ссылаясь на кого-то из известных музыкантов, необходимы только две вещи: воздух и похвала…

Фото: Елена Белых

Ольга Суркова

В смоленской галерее современного искусства открылась выставка «Immortalitas vulgaris» («Бессмертие обыкновенное»)
В Угранском районе пройдут памятные мероприятия в честь Михаила Исаковского