В джазе только дети
Культура

В джазе только дети

20 апреля 2019 года в 13:13
243

В 2019 году исполняется 30 лет детскому оркестровому объединению при Дворце творчества детей и молодёжи Смоленска. За эти годы в коллективе выросло не одно поколение юных музыкантов. Бессменным остаётся только руководитель – заслуженный учитель России Александр Зуй…

Объединённые во Дворце

– Александр Васильевич, поскольку разговор о юбилее, думаю, логично будет вспомнить, как всё начиналось…

– В 70–80-е годы в Смоленске был очень известный оркестр под управлением Владлена Чугунова. Я работал в этом коллективе несколько лет, занимаясь в основном с детьми. А потом почему-то было решено взрослые группы оркестра перевести из ДК профсоюзов в ДК железнодорожников, а детские – во Дворец пионеров. Так мы с ребятами и оказались здесь.

В те годы на базе этих групп были сформированы два оркестра: русских народных инструментов и духовой. Позже последний был преобразован в джаз-оркестр – это было вызвано жанровыми приоритетами музыки, интересами детей. И с 2012 года появился ещё ансамбль барабанщиков и мажореток.

Понятно, что кроме того есть младшие группы, в которых занимаются дошкольники. Плюс ансамбли «Русский сувенир» и «Экспромт», которые были созданы под решение конкретных задач. Так, «Русский сувенир» – это, можно сказать, международный проект. Он состоит из преподавателей и лучших воспитанников и уже несколько раз был в Германии и Болгарии. А в ансамбль солистов «Экспромт» мы переводим детей, которые по своему мастерству значительно перерастают товарищей, – отдельный коллектив необходим, чтобы они не останавливались и развивались дальше.

– Наверное, стоит сказать и о каких-то достижениях за эти годы…

– Мы сейчас стараемся отчитаться за последние пять лет после предыдущего юбилея. И это были очень насыщенные годы. Было подготовлено много интересных концертных программ. Мы побывали на международных конкурсах в Москве и Санкт-Петербурге, выступали в Большом концертном зале имени Чайковского столичной консерватории.

А в этом году ездили на три дня в Минск, где дети активно поработали и прекрасно отдохнули. У народного оркестра был сольный концерт в Доме Москвы, джаз-оркестр участвовал в конкурсе, где стал лауреатом первой степени.

К сожалению, больше одной поездки в год не получается по финансовым соображениям, поскольку все расходы ложатся на родителей. Но тем не менее мы стараемся всё как-то оптимизировать, поскольку такие выезды – хорошая мотивация для ребят…

Через тернии к музыке

– В чём принципиальное отличие работы с детьми? У вас ведь есть возможность сравнить…

– Да, я два года был дирижёром народного оркестра имени Дубровского. И на самом деле взрослые музыканты во многом похожи на детей – есть такая особенность у творческих людей. Но есть одно принципиальное отличие – это детская искренность, которая проявляется во всём: в поведении, в реакции на какие-то события, в отношении к музыке.

– Для взрослых оркестрантов музыка – профессия, а для детей скорее увлечение. И не каждый ребёнок из вашего объединения потом становится музыкантом…

– Конечно. Да и задачи такой нет.

– Речь о том, что приобщение к музыке полезно для общего развития?

– Да. Я всегда говорю, что музыкой мы занимаемся не в первую очередь. Прежде всего ставятся задачи воспитательного и общеобразовательного плана. То есть вначале надо научить ребёнка трудиться и преодолевать трудности.

Любой из них, вне зависимости от степени одарённости, проходит тот период, когда хочется сказать «не хочу и не буду». В школе много занятий, на улице поиграть некогда, гаджеты затягивают – последнее сейчас особенно сильно мешает. И если ребёнок сумел преодолеть эту тягу всё бросить, он сам начинает себя уважать за это. Видит результат своего труда и всё воспринимает уже абсолютно по-другому.

Так что первые пару лет – это только технические и постановочные элементы. Ребёнок учится заниматься систематически. А вот ближе к выпускным классам уже появляется музыка – готовится серьёзная программа, которую каждый играет со знанием дела, с багажом пройденных лет и исполненных произведений.

В команде

– Александр Васильевич, насколько помогает в воспитании и обучении то, что оркестр – это прежде всего командная игра?

– В этом, кстати, главное отличие нашей структуры от музыкальных школ.

На самом деле у нас есть всё, что необходимо для классического музыкального образования: семилетняя программа обучения, технические зачёты и академические концерты, теория и история музыки, выпускные экзамены… Но в школах дети общаются в основном с педагогом по инструменту. Там основная цель – научить играть. А у нас в приоритете – вопрос, для чего это нужно. Как раз для того, чтобы ребёнок влился в коллектив.

И как только он почувствует себя частью команды, начинают работать совсем другие мотивы и интересы. Для этого и все наши совместные поездки, концерты, конкурсы. И в лагерь мы детей каждый год вывозим на профильную смену…

В оркестры новеньких мы вводим постепенно. И проходит иногда год-два, прежде чем ребёнок начинает раскрываться. К тому же у нас есть система адаптированных партий. То есть каждому даётся то, что он может сыграть. Не важно, что пока это не самая главная партия, но он её выучил, а это повышает самооценку ребёнка и его авторитет в глазах остальных.

Плюс он выходит на сцену и видит реакцию зрителей. Я уверен, что большая часть оркестра думает, что аплодируют прежде всего ему, и это тоже мотив для роста…

– …И хорошая почва для «звёздной болезни»…

– Да, с этим тоже приходится сталкиваться. Но опять-таки в коллективе всё гораздо легче регулируется. По крайней мере, у нас нет того духа соперничества, который культивируется в музыкальных школах. В любом случае подобное поведение осаждается. Дети осознают, что все мы занимаемся общим делом и его успех зависит от вклада каждого. Сегодня ты отличился, а завтра кто-то другой – надо только порадоваться за товарища. Так что коллектив спасает от «звёздной болезни».

Инструментарий творчества

– Дети сами выбирают инструменты, на которых хотят играть?

– Как правило, большинство приходит, не понимая, на чём им хочется играть. Многих приводят родители с просьбой просто взять в коллектив, потому что оркестр на слуху и на виду.

Бывает, конечно, что просятся на определённый инструмент. Часто это связано со здоровьем. К примеру, астматикам врачи рекомендуют духовые инструменты. В музыкальных школах с духовиками мало кто занимается, а у нас массово.

Но иногда стоит только взглянуть на ребёнка – и сразу понятно, какой ему инструмент подойдёт. Оцениваешь строение рук, зубов, а иногда просто интуитивно…

К тому же у нас гибкая система: если инструмент по каким-то причинам не идёт, мы его можем поменять в процессе.

– Александр Васильевич, ваши сыновья, наверное, были просто обречены попасть к вам в оркестр?

– Пожалуй. Им всё равно пришлось бы чем-то заниматься. Так почему бы не в оркестре и под моим присмотром? Я считаю, что ребёнок должен всесторонне развиваться, и для этого необходима система. То есть музыка здесь скорее средство для формирования гармоничной личности…

– Что вы считаете своей самой большой удачей за тридцать лет руководства детским оркестровым объединением?

– Наверное, количество детей, которые прошли через нашу систему. Очень надеюсь, что это помогло им в первую очередь стать хорошими людьми. И не важно, какую профессию они выбирают дальше, хотя самые активные, как правило, продолжают заниматься если не музыкой, то творчеством. Но главное – у них всех вырабатывается активная жизненная позиция, а это дорогого стоит…

Фото: из личного архива Александра Зуя

Ольга Суркова

В Смоленске открылась выставка Вячеслава и Веры Самариных
В Смоленске пройдет Международный фестиваль художественного творчества соотечественников «С Россией в сердце»