Евгений Кунгуров: «Если ноты падают, я на них сажусь»
Культура

Евгений Кунгуров: «Если ноты падают, я на них сажусь»

24 марта 2019 года в 11:04
385

Постоянный ведущий «Романтики романса» – о вредности ритуалов и предубеждений.

Снова сюда…

– Евгений, вам понравилась прошлогодняя встреча со смоленской публикой?

– Очень. Я целый год ждал новой встречи, потому что в прошлый раз меня очень тепло встречали – настолько, что даже не ожидал, если честно. К тому же при всей своей строгости и взыскательности смоленская публика оказалась очень благодарной – причём отмечались именно те моменты в выступлении, которые были важны для меня. Что говорит о том, что здесь разбираются даже в тонких нюансах, и это меня просто подкупило. А сколько эмоций, какая отдача зала! Помню, что я по дороге в Москву так и не уснул.

– И вы опять приехали к нам в марте…

– Просто так совпало.

– Я это к тому, что весна всё-таки не просто время года, а некое состояние души…

– Весна – это зарождение жизни, и я даже чисто физически в это время чувствую огромный прилив сил. Да, профессионально для меня год начинается осенью и заканчивается летом, но по моим биочасам некое начало отсчёта включается именно весной.

Меня, что называется, «штырит», как мартовского кота. В принципе, я всегда встаю рано, даже зимой самый поздний подъём для меня – девять часов. А весной я могу начать свой день в пять-шесть часов.

Встать пораньше

– Столь ранний подъём – потребность организма или привычка?

– В детстве я тоже вставал очень рано. А потом был период, когда просто себя избаловал – наверное, у многих так происходит в студенчестве, когда ты поздно ложишься и хочется поспать подольше. Но в какой-то момент, уже ближе к тридцати годам, я вдруг понял, что с ранними подъёмами я гораздо активнее и больше успеваю за день.

К тому же в это время я вообще перестал выпивать. И здесь такой важный нюанс в плане биоритмов: через пару лет после этого ты начинаешь замечать, что по-другому чувствуешь своё тело, свой организм. У тебя уже другая выносливость, и ранний подъём не напрягает – ты просто просыпаешься, и всё.

Вот вчера я приехал в Смоленск, накануне были сплошные перелёты-переезды, спать удавалось только часа по три. Думаю: всё, сегодня буду спать до обеда. Даже будильник поставил на 11 часов, а проснулся всё равно в полвосьмого, как обычно. И при этом выспался.

Так что, да, биочасы и режим дня. Я приучился себя не жалеть, вставать рано и этим, наверное, совместил какую-то потребность организма с выработанной привычкой. Так уже лет восемь-десять, и плоды огромнейшие: и по самочувствию, и по тому, сколько успеваешь сделать.

– А голос свой вы совсем не бережёте?

– Нет.

– Потому что все басы на этом не заморачиваются?

– Ну, басы все разные. Но я не берегу свой голос, потому что это не имеет никакого смысла. Как только ты станешь его беречь, он начнёт тобой манипулировать.

Конечно, в консерватории нам много рассказывали о том, что можно, а чего нельзя. Но потом я пришёл в театр, попытался полгода поработать, соблюдая эти правила, и понял, что просто свихнусь. Потому что некоторые рекомендации доходят до абсурда. Положим, дня за два до концерта надо чего-то там не есть. Но если ты в полной обойме, бывает, что у тебя практически дня нет без выступлений. Это просто какая-то вечная диета получается. Я уже не говорю о том, что некоторые певцы за сколько-то дней до выхода на сцену перестают с женщинами спать.

Мне кажется, что всё происходит в голове. Начинается с мелочей: человек придумывает себе какие-то ритуалы, а потом уже без них просто не может. И получается, что приезжает он в другой город и вдруг обнаруживает, что забыл шарфик. Идёт на репетицию и уже заранее настраивает себя, что будет петь плохо… В общем, это скорее психологические истории – собственно к вокалу они не имеют никакого отношения. Тем более что чем больше кутаешься, тем чаще простываешь. Чем больше будешь голос жалеть, тем больше он будет тобой манипулировать…

Романтик романса

– Евгений, вы уже несколько лет – постоянный ведущий «Романтики романса» на телеканале «Культура»…

– Да, уже шестой год. Хотя, по-моему, я ужасный ведущий – просто катастрофически. Уже пару-тройку раз пытался уйти и просил отпустить меня. Но канал относится к этому как к шутке – куда мы без тебя.

Конечно, за столько лет я уже, наверное, просто стал частью этой передачи. Тем более что там всё по накатанной. Тексты написаны специально под тебя, в твоей энергетике. За пару дней встретились, почитали – и на площадку. Один съёмочный день – и восемь программ готовы, а дальше ты опять занимаешься своими делами.

И, видимо, потому что я особо на этом не заморачиваюсь и, при всём моём уважении к каналу и любви к передаче, отношусь к происходящему на экране достаточно легко, со стороны всё получается довольно гармонично. Но когда мне предлагают вести ещё что-то, я всегда отказываюсь – для меня это вообще запретная тема.

– Я много раз слышала от постоянных участников этой программы, что там какая-то особая атмосфера практически родственных отношений друг с другом…

– Конечно. Там уже такой большой междусобойчик, шутки-прибаутки. Бывает, сбиваешься, какое-то слово неправильно произносишь – начинаешь шутить, а люди просто ждут этого…

Мне предлагают и на следующий год контракт продлить. Не хочу загадывать, но думаю, что, даже если соглашусь, это будет мой крайний сезон в этой программе. Потому что надо уже что-то менять, и им ведущего в том числе.

Но в любом случае я безумно благодарен «Романтике романса» за то, что в тяжёлые годы вокально-технической перестройки и сильного провала после большого взлёта она меня поддержала. Благодаря ей мне удавалось поддерживать некую медийность, и работа была всегда – пусть иногда и крайне мало. Потому что эфир – это определённая реклама, когда тебя видят не только зрители, но и потенциальные работодатели. Так что эта программа сыграла в моей жизни громадную роль – при моём до сих пор непонимании, как я туда попал.

– Вы говорите «крайний»…

– Это уже привычка оперного певца, когда говорят не «последний», а «крайний». Я даже не обращаю на это внимания…

– А я думала, что слово «последний» традиционно не любят только лётчики и моряки… И в какие приметы вы ещё верите?

– Да это не примета даже – просто вбили в голову когда-то в театре. А так я в приметы вообще-то не верю, потому что практически все они подтверждаются только благодаря твоим установкам в голове. Хотя если на занятиях ноты падают, я обязательно на них сяду и ещё сделаю это демонстративно – как же без этого?!

Не в сети

– Евгений, я заметила, что вы практически не пользуетесь соцсетями для своего продвижения…

– Во-первых, я не хочу никаких искусственных раскруток – мне это неинтересно. Для меня гораздо важнее, сколько людей реально хотят видеть меня на концертах.

А во-вторых, у меня сейчас реально просто нет на это времени. Я вернулся в профессию и теперь просто пачками учу клавиры, каждый из которых по четыреста страниц. Плюс концертный репертуар, много новых песен, переводы с иностранных языков, записи… В общем, свободного времени практически не остаётся, и, естественно, я хочу провести его с семьёй, с родными и близкими – с ними я реально отдыхаю, восстанавливаюсь.

Вообще, за последние три года капитально поменялся мой режим и количество свободного времени. В связи с чем из моей жизни исчезло большое количество людей, с которыми я прежде общался, – остались только родные и близкие друзья.

Конечно, в праздники и в дни концертов мне довольно много пишут зрители. Я всем благодарен, но давно уже предупредил, что не способен отвечать просто физически. Одно время очень сильно переживал по этому поводу, а потом понял, что всё равно с этим ничего не поделаешь. Только в Новый год, бывает, до четырёхсот сообщений приходит – если на каждое отвечать, ни на что другое времени вообще не будет.

Есть и ещё один нюанс. Я заметил, что, заглядывая в тот же инстаграм минут на 15, залипаешь там минимум на час. Это притом что я человек самодостаточный и мне всегда есть на что переключиться. И тогда я сделал следующее: вместо того чтобы заходить в соцсети, закачал аудиокниги и стал слушать их по 15–20 минут два-три раза в день. В итоге – шесть-семь огромных книг с массой полезной и интересной мне информации за год…

Для справки

Евгений Кунгуров – российский оперный и эстрадный певец (баритон), заслуженный артист Чеченской Республики и Республики Ингушетия.

Приглашённый солист театра «Новая опера». Ведущий телепередачи «Романтика романса». Участник проекта «Большая опера» на телеканале «Культура» и проектов «Голос», «Один в один» на «Первом канале».

На первом Международном конкурсе вокалистов имени Муслима Магомаева получил специальную премию за лучшее исполнение песни Муслима Магомаева и приз от радиостанции «Орфей».

Кстати, по мнению гримёров шоу «Один в один», Евгений Кунгуров похож на Муслима Магомаева.

Фото: Смоленская областная филармония

Ольга Суркова

Если песня находит слушателя – значит, она имеет право на жизнь
Смоляне могут приобщиться к творчеству Вячеслава Самарина