Культура

О чём молчит осьминог. В Смоленске открылась выставка подводной живописи

27 февраля 2019 года в 14:30

На втором этаже Дома художника открылась персональная выставка Натальи Струковой «Мы вернёмся к тебе, океан». В экспозиции представлены работы, на создание которых автора вдохновила морская стихия. В их числе и те, что написаны непосредственно под водой…

Улитка-дайвер

– Наталья, моё внимание сразу привлекла работа, установленная на мольберте перед входом в зал. Она такая яркая, солнечная…

– Это практически автопортрет…

– То есть, себя вы видите в образе такой жизнерадостной улитки?

– Художник вообще – человек закрытый: у него всё в основном творится внутри. Поэтому он постоянно таскает за собой свой домик из впечатлений и воспоминаний. И отправляется в путешествия, чтобы получить новые эмоции…

– …А также ныряет за ними на дно морское…

– Конечно. Это же улитка-дайвер. У неё в руках ласты, а внизу уже ждёт кораблик. Но домик всегда при ней, и в нём даже можно рассмотреть котов и картины, которые тоже отправляются с ней в путешествие.

– Вы дайвингом давно занимаетесь?

– Да, и я очень это люблю. Погружаюсь везде, где только можно: от нашего Десногорского водохранилища до Красного и Средиземного морей. Для меня подводный мир – целый космос, который постоянно манит…

Подводный пленэр

– Но вы ведь не просто погружаетесь, а ещё и пишете там, под водой, свои картины…

– Да. В первый раз я это сделала лет девять назад – что называется «на слабо». Друзья показали мне картинку из какого-то дайверского журнала и сказали: «А ты чем хуже? Чего просто так нырять?». Я попробовала, но всё оказалось непросто – первый холст у меня чуть не уплыл: вода растворила желатиновый слой, и я поймала картину уже на поверхности. Кстати, эта работа тоже есть на выставке – я подсушила её и оставила.

Потом я достаточно долго подбирала технологию. Опыт показывал, что надо самой грунтовать холсты особым образом, чтобы можно было писать под водой. И методом проб я подобрала такой состав, который обеспечивает максимальное сцепление с поверхностью и не растворяется в воде.

– Краски тоже какие-то особые?

– Нет, обычные масляные.

– Интересно, как вообще всё это происходит: вы ныряете с мольбертом?

– Нет, я беру с собой холст, палитру, мастихин и мешочек с красками. Ныряю в костюме и с аквалангом – как обычный дайвер. Со мной в паре сын – подстраховывает и фотографирует, пока я пишу.

Холст с обратной стороны крепится грузиками, чтобы плавучесть была нулевая. А я зависаю над ним, не касаясь дна, и пишу минут сорок – пока хватает воздуха в баллоне.

– То есть, если опустить некоторые технические нюансы, такой подводный пленэр очень похож на обычный?

– Да. Я тоже сначала ищу интересную натуру и пишу этюд. Мне очень интересно наблюдать, как меняется спектр в зависимости от глубины. Красный цвет постепенно исчезает совсем – примерно с двух метров мы видим его бурым, коричневым. Поэтому когда работу поднимаешь на поверхность, она становится более яркой.

Здесь на выставке есть картина «Оживлённое движение» – она написана на максимальной для меня глубине в 16 метров. Когда я над ней работала, она казалась такой же синенькой и серенькой, как всё вокруг, а наверху она покраснела…

Ещё я заметила, что у каждого моря свой уникальный цвет. Красное и Чёрное можно узнать сразу, и это особенно заметно, когда картины собраны в одной экспозиции – их можно сравнить.

Безмолвные собеседники

– Одна из ваших работ называется «Я люблю разговаривать с рыбами». О чём вы говорите?

– Обо всём на свете. Рыбы – очень приятные собеседники.

Кстати, эта картина довольно старенькая – она написана ещё, когда я только начинала нырять. И, видимо, она просто заряжена всей сумасшедшей энергетикой подводного мира, с которым я столкнулась тогда впервые. Это Красное море, достаточно просто опустить голову в воду и можно смотреть как в телевизоре: все фильмы Кусто крутятся у тебя перед глазами.

– А при встрече с золотыми рыбками вы загадываете желания?

– Бывает. Эти красные рыбки – какие-то фантастические существа. Они меня просто зомбируют. И хочется остаться там, на дне, и долго с ними общаться…

– Осьминог с работы «Страж глубин» – персонаж реальный или вымышленный?

– Реальный. Правда, его я писала не под водой – на поверхности, но впечатления были очень яркими. Вообще Средиземное море интересно тем, что там на первый взгляд ничего особенного нет, а потом вдруг – раз, и тебе открывается что-то удивительное.

Так и этот осьминог, которого я случайно встретила. Он нараскрывал ракушек, которые разбросаны вокруг, – видимо, ел, а теперь застыл абсолютно невозмутимый и только трубкой своей пыхтит да одним глазом поглядывает из-за камня.

Какие ещё интересные встречи вам запомнились?

– Ой, их много было. И они абсолютно непредсказуемы.

Однажды мы погружались в Красном море: и времени мало, и место не очень – под кораблём. Я пишу, и вдруг мимо меня какая-то тень проносится. Оказалось, акула. Они крайне редко дайверам показываются – тем приходится даже идти на некие хитрости. А нам так внезапно повезло.

– Вы испугались?

– Не успела. Всё достаточно быстро произошло.

Лучше моря…

– Наталья, море – это главная тема вашего творчества или только этой выставки?

– Море – это основное, что меня вдохновляет. Поэтому другие темы тоже так или иначе связаны с ним. Например, люди, которые занимаются опасными профессиями или экстремальными видами спорта. А вообще меня привлекает всё, что будоражит нашу обычную жизнь.

Что же касается этой выставки, то здесь я впервые показываю полное собрание моих работ, написанных под водой. Начиная с первых проб и заканчивая теми, что сделаны этим летом в Крыму. Разные годы, разные моря…

– Люди, которые изображены на некоторых работах…

– …Это просто образы.

Например, картина «Август», где изображена девушка с медузами, появилась из одной смс-ки. Мои друзья отдыхали на море и написали мне, что прошёл шторм и вода такая прозрачная, что кажется, будто медузы висят в воздухе. Я настолько живо представила эту картину, что мне захотелось её изобразить. Но в моём воображении там были не только медузы, но и люди…

Какие эмоции вам хотелось бы передать через ваши работы зрителям?

– Я хочу, чтобы люди увидели невероятную красоту подводного мира. Чтобы поняли, что он дружелюбен, открыт для нас и в тоже время беззащитен. Так что не нужно испытывать страха перед ним – скорее, наоборот: его надо защищать от человека.

– Если перефразировать крылатое выражение альпинистов, что лучше гор могут быть только горы… Глубины какого моря вы мечтаете покорить?

– Индийский океан. Это моя мечта ещё с детства – с Севастопольского аквариума, где я увидела огромную каракатицу, заспиртованную в банке. Знаю, что в Индийском океане много всяких ядовитых существ, но мне туда всё равно хочется. Естественно, не только посмотреть, но и написать…


От первого лица

Валерий ГРАЩЕНКОВ, председатель Смоленского отделения Союза художников России:

– Мне интересно, как это происходит, когда человек из привычной реальности начинает искать выходы в какие-то другие обстоятельства – можно сказать, почти параллельные миры.

Подводный мир – среда большинству из нас совершенно незнакомая и малоизученная. Там свои законы и свои технологии, которые приходится учитывать художнику, рискнувшему отправиться туда на пленэр.

Наталья Струкова остаётся живописцем и под водой – просто там несколько иные тона и соотношения красок. И возможность получить новый симбиоз живописи и пространства, потому что пространство другое, непривычное.

Эта выставка интересна любому человеку, которому хочется узнать что-то новое. Я и сам, отдыхая на море, ныряю в пределах метров двух и вижу там такие вещи, от которых трудно оторваться. А здесь – большие глубины и совершенно иной мир. Это удивительная выставка, состоящая из интересных живописных путешествий в новой среде…

Фото: Елена БЕЛЫХ

Ольга Суркова

В День работников культуры в Смоленске наградят лучших представителей этой сферы
Фёдор Добронравов: «Мне хочется сыграть всё»

Новости партнеров