Синдром ничегонеделанья
Общество

Синдром ничегонеделанья

1 мая 2021 года в 12:00

Центр защиты семьи, материнства и детства «Смоленский дом для мамы» уже восемь лет оказывает помощь кризисным семьям, мамам с маленькими детьми и беременным женщинам в трудной жизненной ситуации. Среди его подопечных немало женщин, которые выросли в интернатных учреждениях и неблагополучных семьях. Кроме материальной поддержки им также требуется помощь в решении психологических проблем, среди которых одной из самых серьёзных является синдром выученной беспомощности. Возможно, кого-то это удивит, но хотя бы раз в жизни его действие на себе испытывал каждый из нас. Что это за синдром и откуда он берётся, «Смоленской газете» рассказала директор «Дома для мамы», психолог Татьяна Степанова.

Про животных и людей

– Таня, прежде всего мне бы хотелось с тобой поговорить о том, что вообще такое выученная беспомощность и как она формируется?

– В наше время тему синдрома выученной беспомощности, мне кажется, нужно преподавать в школах. Это сейчас актуально как никогда, потому что пандемия – как раз среда для его формирования. Выученная беспомощность – это условный рефлекс, который возникает у человека или животного, когда они неспособны повлиять на ситуацию: она является неопределённой, условия среды постоянно меняются, а все попытки изменения оказываются неудачными и вызывают разочарование. Синдромом это становится тогда, когда человек или животное, уже даже находясь в других обстоятельствах, не предпринимает попыток к изменению своей жизненной ситуации, потому что он запомнил, что все действия бесполезны. Уже сформировался рефлекс. Этот синдром начал впервые изучать и дал ему называние Мартин Селигман. В 1976 году он получил за свои исследования премию Американской психологической ассоциации. Он проводил эксперименты на собаках. Их фиксировали в упряжи, включали звуковой сигнал и били электрическим током. Когда упряжь сняли, услышав звуковой сигнал и получив удар током, собаки прижимались к полу, начинали скулить, но не пытались убежать, потому что помнили, что их предыдущие попытки не увенчались успехом. Похожие исследования проводились на совсем примитивных существах – блохах. Их посадили в банку и закрыли крышкой. Блохи пытались выпрыгнуть, стукались о крышку и падали обратно. Через трое суток крышку сняли, но ни одна блоха не попыталась выпрыгнуть из банки – все они погибли в банке от голода, хотя крышка уже была открыта.

– А что говорят исследования о формировании выученной беспомощности у людей?

– В разное время в разных странах проводились исследования в тюрьмах, приютах для бездомных и домах престарелых, и учёные получали одинаковые результаты. Все эти учреждения объединяет одно: люди там максимально лишены прав и свобод. Так вот, исследования показали: чем меньше у человека прав и свобод, чем меньше у него поле для приложения своей воли и собственного выбора, тем меньше у него становится желания что-либо менять и тем больше у него формируется и укрепляется синдром выученной беспомощности. В противовес этому, если люди имеют возможность решать хотя бы что-нибудь – например, если заключённые имеют возможность выбирать, какую программу посмотреть в отведённый промежуток времени или что есть на ужин, – то у них повышается жизненная активность и синдром выученной беспомощности становится менее значительным. В этих ситуациях у людей появляется активность в решении сложной жизненной ситуации, в которой они оказались в настоящее время. Даже такое маленькое собственное решение, как что ты будешь есть или что сегодня наденешь, способно укрепить веру в себя и пробудить желание к активному изменению своей жизни.

С началом пандемии некоторые семьи оказались в такой сложной ситуации, когда их действия ни на что не влияли. В подобных случаях у человека атрофируется воля и вообще желание что-либо делать.

Поэтому если вы встретите в своей жизни подобное явление, человека, у которого атрофирована воля, не спешите его обвинять – посмотрите на его историю, и, возможно, это окажется та самая выученная беспомощность.

Потом сделаю

– Как может проявляться синдром выученной беспомощности кроме того, что такой человек не будет пытаться изменить жизненную ситуацию?

– Человек, у которого есть этот синдром, не верит в возможность изменений в своей жизни и в собственные силы. Естественно, при этом ему совершенно несладко живётся на белом свете. Он испытывает подавленность, может находиться в состоянии депрессии, у него могут наблюдаться серьёзные изменения в физиологическом состоянии: ухудшается работа сердечно-сосудистой системы, ухудшается иммунитет и даже ускоряется наступление смерти. Выученная беспомощность всегда связана с трудностями постановки цели. Субъективно это воспринимается так: «Я ничего не хочу. Я не знаю, что выбрать». Человек с синдромом выученной беспомощности испытывает трудности с началом действия: «Я это потом сделаю, не сейчас. Я это хотел сделать, но не буду, что-то мешает». Также возникают трудности с реализацией первоначального намерения: «Я начал делать, но передумал. Мне стало неинтересно». Такому человеку всегда сложно преодолевать препятствия: «Ну я же не предполагал, что будет так трудно. Может, это и не стоит моих трудов». Человек всегда считает себя виновником собственных неудач, говорит: «У меня ничего не получается, потому что я такой корявый. Все люди как люди, у них нормальная работа, а я никак не могу устроиться». Хотя человек попробовал устроиться всего лишь на три работы, но чувствует не то, что эти работы ему не подошли, а что он какой-то никчёмный неудачник. А вот какие-то успехи он склонен списывать на счастливый случай или помощь окружающих – ни в коем случае он не считает, что добился этого собственными усилиями. Именно поэтому синдром выученной беспомощности вгоняет человека в замкнутый круг: он не уверен в том, что может что-то изменить, отказывается от каких-либо действий, в результате его жизненная ситуация ухудшается, он снова обвиняет в этом себя и считает, что он не способен что-либо изменить.

В ситуации с кризисными кровными семьями это приводит к тому, что родители, любящие своих детей и желающие им добра, не прикладывают никаких усилий к тому, чтобы изменить свою жизнь к лучшему. К примеру, семья с тремя маленькими детьми постоянно мёрзнет в своем деревенском доме из-за отсутствия отопления, не может обеспечить элементарную гигиену, потому что воду приходится носить из колодца, который находится в километре от дома, – но не стремится провести газ и воду. Я описываю реальную ситуацию одной из наших подопечных семей. Они заняли пассивную позицию и молча тянут лямку, смиряясь с теми сложностями, к которым уже привыкли и которыми, как им кажется, они не способны управлять.

– А почему эта проблема так актуальна для ваших подопечных, среди которых много людей, выросших в интернатах или в неблагополучных семьях? Какие факторы в этом случае влияют на формирование выученной беспомощности?

– «Ты такой же беспутный, как твой отец-алкаш» – такую фразу достаточно часто слышат дети из неблагополучных семей или дети, которые остались без попечения родителей и живут в детском доме. У них формируется синдром выученной беспомощности, но не на собственном опыте, а на опыте своих родителей – самых важных, самых значимых людей в жизни любого ребёнка. «У моего отца ничего не получилось, он окончил свою жизнь под забором, я такой же, как он, – значит, у меня тоже ничего не получится, можно даже не пытаться». Не обязательно эти мысли будут в явной форме звучать в голове у ребёнка, но они зафиксируются в его бессознательном и будут влиять на его выбор в дальнейшей взрослой жизни. Мартин Селигман считал, что синдром выученной беспомощности формируется и закрепляется у детей до восьми лет. Далее на протяжении всей жизни этот закрепившийся синдром будет подспудно влиять на активность человека, на умение самостоятельно строить планы на жизнь и отвечать за результаты его поступков.

Рассмотрим ещё такую ситуацию. Ребёнок растёт в неблагополучной семье, наблюдает постоянные скандалы между мамой и папой, и правила его жизни в семье постоянно меняются в зависимости от того, кто в данный момент приходит к власти. Скажем, если мама в силе, а отец в загуле, то возвращаться домой нужно до девяти вечера, а когда в силе отец, то он вообще это не контролирует – возвращаться можно в любое время. Также постоянно меняются наказания: отец может избить, мать может оставить голодным. В результате ребёнок понимает, что от него фактически ничего не зависит. Ситуация может поменяться в любой момент – в любой момент он может быть избит или оставлен без еды, и зависит это только от прихоти взрослых. Соответственно, он запоминает, что он беспомощен, жизнь играет им, как игрушкой. То же самое происходит с ребёнком, который оказывается в детском доме. Правила в любом случае будут меняться в зависимости от того, кто из воспитателей дежурит в данный момент. И эти правила будут обезличивать ребёнка с его собственными нуждами и потребностями. Он будет абсолютно таким же, как и все. Я не говорю, что это плохо, – по-другому просто невозможно контролировать ситуацию в детском доме. Но это заставляет ребёнка забывать о том, чего хочет он сам. К сожалению, многие выпускники детского дома в ответ на вопрос, что ты хочешь в жизни, кем ты хочешь быть, отвечают: «Не знаю» – и идут учиться туда, куда предоставит им возможность интернат, а не туда, куда хотят они сами. Потому что, во-первых, они не умеют понимать себя, они привыкли себя не слушать, а во-вторых, они не верят в собственные силы, считают, что от них ничего не зависит в их собственной судьбе.

К формированию синдрома выученной беспомощности у ребёнка может привести конфликтная ситуация в семье, постоянно меняющиеся правила, обиды, которые наносят ребёнку родители, воспитатели, учителя школ, тяжёлая болезнь, длительная госпитализация, развод родителей, смерть близкого человека или домашнего животного. Во взрослом возрасте синдром выученной беспомощности может сформироваться из-за потери работы, в случае войны, теракта, катастрофы, измены – всё это калечит человека в психологическом плане и ломает волю к изменениям.

Ещё нужно запомнить, что если мы, взрослые и сильные, говорим при ребёнке, что мы ничего сделать не можем, то невольно формируем у него, маленького и беспомощного, ощущение, что он-то и подавно не может ничего изменить.

Некоторые взрослые считают, что они должны говорить ребёнку правду. При этом они не понимают, что для ребёнка они должны быть точкой опоры. А если взрослый раз за разом транслирует ребёнку свои неудачи в карьере, в жизни, говорит, что он нищий и дальнейшая жизнь будет такой же, то он невольно собственным примером формирует у него синдром выученной беспомощности. Так родитель не учит ребёнка правде жизни, а связывает его по рукам и ногам своим собственным страхом.

Дать ребёнку возможность повзрослеть

– А если речь идёт о семье, которая в целом является благополучной, могут ли какие-то ошибки в воспитании приводить к формированию выученной беспомощности?

– «Ну, слава богу, – вздохнули благополучные мамы, – мы не бьём нашего ребёнка, он не видит пьяных скандалов, значит, выученной беспомощности у него не будет». Но не тут-то было. Выученная беспомощность может сформироваться и во вполне благополучных семьях. Представьте себе ребёнка, которого очень любят, за ним постоянно ходят по пятам, не дают ему измерить ни одной лужи на пути, влезть ни на одно дерево. Ограничивают его самостоятельность и в детском возрасте, и потом в начале карьеры: «Тебе не нужно идти учиться на художника – тебе нужно идти на бухгалтера, потому что это денежная профессия». И послушный ребёнок отказывается от самостоятельного выбора, считает, что он не в состоянии изменить что-либо, и идёт туда, куда ему говорят заботливые родители. Если родители страдают гиперопекой, не способны отпустить ребёнка в свободное плавание, предоставить ему возможность самостоятельности, то они обрекают его на слабоволие и отсутствие целей в жизни, потому что они сами являются его волей и сами ставят для него цели.

Я сама родитель, и у меня часто бывают ситуации, когда хочется закричать: «Не лезь, упадёшь». Остановить себя и дать ребёнку познавать мир, в то же время оберегая его, бывает очень сложно. Критерий, который мне в своё время помогал в воспитании самостоятельности у ребёнка в дошкольном возрасте: может ли ребёнок сделать это сам и насколько ему может повредить то, что он пытается сделать. В некоторых ситуациях ему нужна разумная подстраховка. Например, ребёнку хочется на детской площадке залезть на самую высокую башенку, и если он уже способен держаться за перила самостоятельно, то я стараюсь разрешить ему это, но подстраховываю его возможное падение. Предупреждаю: «Ты идёшь сам, я тебя не держу – просто страхую тебя». И ребёнок верит в свои силы, потому что он делает это сам. Не знаю, насколько правильна эта ситуация, когда подросший уже ребёнок требует свободы, но не способен нести за себя ответственность. Когда, скажем, подросток говорит о том, что он будет приходить в одиннадцать вечера и общается с дурной компанией, тут, естественно, важен разумный подход. Но в то же время важно помнить, что чрезмерное ограничение самостоятельности ребёнка и юноши приводит к формированию синдрома выученной беспомощности.

И, возможно, стоит дать ребёнку совершить какую-то ошибку в жизни для того, чтобы он сформировал свой собственный опыт и научился нести ответственность за те выборы, которые совершает. Подарить ему тем самым уважение к самому себе и веру в то, что он способен справиться со сложной ситуацией.

Также к формированию выученной беспомощности в благополучной семье может привести противоречивость родительских требований. Если мама против бесконечного смотрения мультиков, а папа «за», то эти плавающие нормы приводят к тому, что ребёнок понимает, что авторитет родителей – это весьма условная вещь. А ещё он теряет ориентиры, границы дозволенного внутри семьи, и это приводит к тому, что в некоторых моментах он будет себя чувствовать беспомощным, потому что нет чёткой опоры, определённой стратегии поведения, которая будет работать всегда.

Ещё один момент воспитания, который способен привести к формированию выученной беспомощности, – это предпочтение детских качеств. Иногда этим страдаем мы, мамы, когда чрезмерно умиляемся и нежничаем с детьми, подкрепляя их инфантильное поведение. На определённом этапе жизни ребёнка это допустимо, но когда ребёнок взрослеет, а мы продолжаем умиляться его детской слабости и привязанности к нам, мы подкрепляем его уверенность в том, что он сам не способен справиться ни с какой ситуацией. Если женщине нравятся самые маленькие детки, зависящие от неё, то, может, имеет смысл задуматься о том, чтобы в семье появился ещё один малыш, а старшему ребёнку – дать возможность вырасти. Либо нужно просто пересмотреть свои собственные потребности во взаимодействии с ребёнком и посмотреть, на кого можно перенести эту потребность в чрезмерной заботе, опеке, умилении.

Быть пассивным – значит страдать

– Как вообще понять, что для тебя актуальна эта проблема? Человек же не думает: «О, вот это у меня выученная беспомощность». Скорее он думает: «Вот это мне не нравится делать, а вон то не срочно, можно и отложить, и вообще, у Васи лучше получается, чем у меня, пусть Вася и делает, а я пока тут в сторонке постою». Где те маркеры, которые показывают, что речь идёт именно о выученной беспомощности?

– Как я сама для себя могу понять, актуальна ли для меня эта тема? Я должна проверить ситуацию, благоприятна или неблагоприятна она для меня. Если неблагоприятна, то я должна что-то предпринять, чтобы её изменить. Если же я ничего не делаю, но при этом имею возможность сделать – значит, это выученная беспомощность. Как понять, могу я что-то изменить или нет? По большому счёту, если я не сижу в тюрьме, если я не прикована к постели болезнью, то я могу что-то изменить, хотя бы чуть-чуть, и значит, я буду думать, как и что мне делать, чтобы достичь желаемой цели. Может быть другая ситуация: человек начинает имитировать бурную деятельность, которая не ведёт к решению проблемы, но после этого он выдыхается и говорит, что устал, а ситуация не меняется ни на шаг. Это проявление в действии синдрома выученной беспомощности. Либо человек проявляет агрессию к самому себе, кому-то другому, но это опять же не ведёт к разрешению ситуации. Агрессивное поведение, включая, кстати, насилие и суицид, тоже является проявлением синдрома выученной беспомощности. Может также происходить смещение на псевдоцель. Скажем, мне нужно готовиться к экзамену, но он очень сложный, и я боюсь, что не сдам. Но это я где-то в глубине души боюсь, а на поверхности – сейчас моя любимая рок-группа приезжает, пойду лучше на концерт или съезжу с друзьями на рыбалку. Я смещаю свою активность на псевдоцель. В результате сложная ситуация никак не разрешается, и я ничего не делаю для того, чтобы достичь желаемого эффекта. Это ещё одно из проявлений синдрома выученной беспомощности. Если я говорю, что у меня потерялся интерес к работе, мне стало скучно – я увольняюсь, меняю профессию. Либо я свожу свои профессиональные обязанности к минимуму, отказываюсь от деятельности – это также признак синдрома выученной беспомощности, которая проявляется именно в апатии и депрессивных переживаниях. Если подытожить, то синдром выученной беспомощности можно отследить по маркерам в трёх сферах: в деятельности, мышлении и эмоциях. Первый маркер – неэффективные действия, не ведущие к достижению цели и на самом деле просто демонстрирующие отказ от продуктивной деятельности. Второй – мысли-вирусы, которые подтверждают, что деятельность бессмысленна, мы не можем ничего изменить. Третий – бессилие, апатия, депрессивные переживания, агрессия, сниженный фон настроения, потеря интереса и активности.

– У некоторых людей возникает негатив по отношению к тем, кто страдает этим самым синдромом выученной беспомощности. Говорят: «Так зачем же они детей рожают, если даже сами о себе позаботиться не могут, если у них нет жилья и работы». Или: «Зачем они рожают второго и третьего, если они такие бедные»...

– Действительно, у многих людей возникает негатив по отношению к семьям, которые находятся в сложной жизненной ситуации, по отношению к мамам, которые рожают одни, без мужа, зная, что им придётся тяжело. Но точно так же этот негатив возникает у нас с вами по отношению ко всем тем людям, у которых есть недостатки. Мы не умеем жить, не осуждая. Буду говорить про себя: я не умею жить, не осуждая. Я этому только учусь, и для меня в этом отношении важной является мысль о том, что у каждого человека, у каждой семьи есть своя зона актуального развития и зона ближайшего развития. В зоне ближайшего развития семья или отдельная мама может развиваться с чьей-либо помощью. Например, с помощью кризисного центра или психолога. Это точки роста. Но точно так же у каждой семьи и у каждой мамы есть зона актуального развития – то, что они уже могут делать самостоятельно. Мы с вами знаем, что необучаемых людей нет. Даже ребёнок с умственной отсталостью может чему-то научиться – например, ухаживать за собой, завязывать шнурки, разогревать еду. А взрослый, интеллектуально сохранный, даже очень социально неблагополучный, человек может гораздо больше сделать в своей жизни. И если мы будем помнить о том, что цель нашей жизни – это развитие, возможность стать немножечко лучше, чуть приблизиться к самому лучшему варианту самого себя, то жизнь каждой семьи и каждой женщины в сложной жизненной ситуации оказывается нужной и оправданной. И я призываю всех подумать о том, чем мы можем помочь нашим близким в их зоне ближайшего развития и в чём мы сами можем попросить помощи, потому что у каждого из нас есть точно такие же зоны роста, точно такие же непроработанные ситуации, связанные с синдромом выученной беспомощности, с неверием в себя и повторяющимися неудачами в какой-либо сфере. И в этом нам нужна помощь других людей. Их вера в то, что мы можем стать лучше, их поддержка может стать ключевой для того, чтобы мы могли изменить что-то в своей жизни, чтобы мы могли стать счастливыми и наши дети могли стать чуть более счастливыми, чем мы сами.

Если мы не принимаем активного участия в своей собственной жизни, то мы находимся в тюрьме, даже если внешне мы свободны, даже если внешне никаких ограничений у нас нет. Поэтому выходим на свободу, вспоминаем, о чём мы мечтали, что нам ещё хочется сделать в этой жизни, для чего мы сюда пришли, и вспоминаем о том, чем мы можем помочь тем людям, которые рядом с нами и которым немножко тяжелее, чем нам.

Фото: vk.com/smol_ddm, pixabay.com

Татьяна Борисова

395752 тестов на коронавирус провели в Смоленской области
На месте будущего уникального музея на Соловьевой переправе установили информационный стенд

Новости партнеров