Без права на ошибку
Общество

Без права на ошибку

24 июля 2020 года в 08:22

Следователь по особо важным делам подполковник юстиции Олеся Старостенкова – о том, почему в её работе необходим характер.

25 июля отмечается профессиональный праздник – День сотрудника органов следствия Российской Федерации. Праздник был учреждён постановлением Правительства РФ от 27 августа 2013 года. Выбор даты объясняется тем, что 25 июля (5 августа по новому стилю) 1713 года был издан именной указ Петра I о создании следственной канцелярии гвардии майора Семёновского полка Михаила Волконского, которая явилась первым государственным органом России, наделённым полномочиями по проведению предварительного следствия с установленным статусом непосредственного подчинения главе государства. В новейшее время окончательное восстановление петровской вневедомственной модели организации следствия произошло 15 января 2011 года, когда вступил в силу федеральный закон от 28 декабря 2010 года «О Следственном комитете Российской Федерации». Этот документ установил, что руководство деятельностью вновь созданного следственного органа осуществляет президент Российской Федерации.

Сегодня собеседник «Смоленской газеты» – следователь по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Смоленской области подполковник юстиции Олеся СТАРОСТЕНКОВА.

– Олеся Сергеевна, ваша должность звучит очень серьёзно, а, судя по специальному званию, у вас большой опыт, но всегда интересно, как люди приходят в профессию. Как это случилось у вас и что повлияло на ваш выбор?

– Что-то особенное, что прямо повлияло на выбор профессии, выделить сложно, в семье у меня никто погоны не носит, но почему-то всегда был интерес к уголовному праву. После окончания в 2004 году юридического факультета института внешнеэкономических связей, экономики и права был выбор между профессией на «гражданке» и правоохранительными органами, но, не задумываясь, пришла на службу тогда ещё в милицию. Начала свою трудовую деятельность в следственном отделе Ленинского РОВД, а в 2007 году меня пригласили во вновь созданное ведомство – региональное следственное управление Следственного комитета РФ. И вот уже 16 лет верна этой невероятно трудной и интересной профессии следователя.

– Поговорим о вашей работе… В вашем отделе расследуются самые серьёзные и резонансные преступления. Есть о чём рассказать читателям?

– Конечно, есть. В моем производстве находилось уголовное дело по факту убийства маленькой девочки в приёмной семье. Январские новогодние каникулы 2018 года были рабочими для сотрудников регионального Следственного комитета. Ночью 4 января следователи СК выехали на происшествие, которое запомнилось надолго. В одном из домов в деревне Агибалово Холм-Жирковского района было обнаружено тело семилетней девочки. Уже при первоначальном осмотре места происшествия было понятно, что смерть носит криминальный характер, на шее ребёнка были обнаружены признаки удушения. Дома находился мужчина и трое детей. Мы выяснили, что все дети были взяты под опеку. С первых минут общения со следователями приёмный отец детей начал врать. Сначала он придумал версию о том, что погибшая вышла на улицу, а он её мёртвую обнаружил на крыльце дома и, возможно, ребёнка убили посторонние лица. Кроме того, мужчина заставил самую старшую из детей, десятилетнюю девочку, подтверждать выдуманную им версию. Но мы смогли установить психологический контакт с ребёнком, и то, что услышали, повергло в шок. Когда приёмный отец издевался над ребёнком, сестра всё слышала. Нам удалось доказать его вину, работа была проделана огромная. Было проведено большое количество судебных экспертиз, генетические экспертизы проводились и в Смоленске, и в Москве. Проведена экспертиза, связанная с половой физиологической активностью обвиняемого, такую экспертизу в нашей области не назначали более 15 лет.

– А где была приёмная мать детей?

– 3 января она уехала в другой регион, чтобы ухаживать за родственницей, а детей оставила с супругом. Причём официально опека на него оформлена не была. Когда случилась трагедия, женщину сняли с поезда и доставили к следователю.

– Как вёл себя обвиняемый?

– Несмотря на то что все доказательства были против него, мужчина вёл себя уверенно, он до последнего не признал вину и заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом присяжных заседателей. При этом, я уверена, он рассчитывал, что ему поможет происхождение, ведь мужчина цыган по национальности, и надеялся максимально использовать свою харизму и актёрские способности, чтобы убедить присяжных в своей невиновности. Однако если сравнивать наше с ним так называемое противостояние с шахматной игрой, то это была упорная многоходовая партия, в конце которой следствие поставило ему шах и мат. Присяжные единогласно вынесли вердикт: виновен и не заслуживает снисхождения. Актёрское мастерство не помогло. Он был признан виновным в совершении изнасилования, иных действий сексуального характера с применением насилия, с использованием беспомощного состояния потерпевшей, совершённые в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, а также в убийстве малолетнего ребёнка, и назначено наказание в виде 23 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с отбыванием первых 5 лет в тюрьме. Выйдет на свободу в 72 года, и я очень надеюсь, что не сможет больше никому причинить зла.

Как к остальным детям относились приёмные родители?

Можно я отвечу показаниями старшей девочки, которая рассказала, что папа и мама их часто наказывали за провинности, при этом папа мог применить к детям физическую силу. Также в качестве наказания он заставлял их приседать значительное количество раз, а когда кто-нибудь уставал и не мог дальше приседать, он заставлял их приседать дальше и при этом говорил: «Приседайте до упаду». Выводы делайте сами. Слушать показания детей было нелегко, в любом случае пропускаешь их страдания через себя. Ещё меня поразили условия проживания. У обвиняемого, в отличие от детей и даже жены, была хорошая дорогая одежда, он отдыхал в одной из комнат в доме, которая была хорошо и дорого оборудована, где было очень уютно. Любил себя, одним словом.

– Как же так, а куда смотрели органы опеки?

– Как только были получены сведения, что дети находятся под опекой, было возбуждено второе уголовное дело – по статье «халатность». Оно тоже находилось у меня в производстве. Мы установили, что начальник отдела по образованию администрации МО «Холм-Жирковский район» Смоленской области ненадлежащим образом исполняла свои обязанности по защите прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые были переданы под опеку с нарушением действующего законодательства, что повлекло длительное существенное нарушение прав и законных интересов четырёх малолетних детей возраста от 6 до 10 лет. Дети находились в социально опасном положении вследствие несоответствия обстановки в приёмной семье требованиям к их содержанию и воспитанию. В результате произошла данная трагедия. Должностное лицо привлечено к уголовной ответственности, уголовное дело рассматривается судом.

– Сложно было работать психологически? Вы ведь женщина, мама, а тут убийство ребёнка...

– В нашей работе самое сложное – эмоциональная составляющая. Не скрою, очень тяжело видеть тело маленького ребёнка со следами насилия, изучать экспертизы, где сухим медицинским языком написано, что сотворил изверг с ребёнком. При этом в любом случае я должна быть беспристрастной и сдержанной, следователь не может давать волю своим чувствам, в любой ситуации необходимо владеть собой и уважительно относиться к обвиняемому, независимо от того, какое преступление он совершил. Злость, конечно, бывает, скрывать не буду, но внешне я её сдерживаю, хотя отчасти такие эмоции помогают, ведь хочется ещё лучше работать и собрать максимально доказательств, чтобы ни у кого не возникло сомнения в виновности лица, совершившего жестокие преступления.

– Ваш отдел расследует самые резонансные коррупционные преступления, можете рассказать о них?

– Мною был привлечён к уголовной ответственности за покушение на мошенничество бывший директор регионального филиала АО «Россельхозбанк». Установлено, что руководитель банка получил денежные средства в размере 300 тысяч рублей под предлогом дальнейшей их передачи должностным лицам профильного департамента АО «Россельхозбанк» за решение вопроса о пролонгации кредитной линии. Однако довести свой преступный умысел, направленный на мошенничество, не смог, так как был задержан с поличным в своём служебном кабинете. Незаконно полученные денежные средства изъяты. Изначально вину не признавал. Я понимала, что передо мной серьёзный человек. Совместно с коллегами из ФСБ, которые оказывали оперативное сопровождение, удалось собрать неопровержимые доказательства, и в результате, когда предъявила окончательное обвинение, руководитель банка понял, что отпираться бесполезно, и признал свою вину.

К штрафу в размере 150 тысяч рублей осуждён бывший начальник изолированного участка, функционирующего как исправительный центр при федеральном казённом учреждении «Исправительная колония № 1» УФСИН России по Смоленской области. Он признан виновным в получении взятки. Следствием установлено, что в мае текущего года обвиняемый в помещении ОГБУЗ «Сафоновская ЦРБ» получил от осуждённого взятку в сумме 15 тысяч рублей за подготовку и направление в суд материалов об условно-досрочном освобождении. Это уголовное дело запомнилось тем, что мужчина при задержании пытался уничтожить деньги, но коллеги из ФСБ отреагировали оперативно и помешали осуществить задуманное.

Сейчас продолжается расследование уголовного дела в отношении главного специалиста-эксперта Управления Роспотребнадзора по Смоленской области, а также 37-летнего местного жителя. В зависимости от роли каждого им предъявлено обвинение в посредничестве во взяточничестве в крупном размере и получении взятки. На данный момент установлено, что в апреле текущего года сотрудница Управления Роспотребнадзора через своего знакомого, который выступил в качестве посредника, получила от владельца магазина денежные средства в сумме 450 тысяч рублей за решение вопроса о непривлечении его к административной ответственности за ведение коммерческой деятельности в магазине и о возврате ему изъятых контрафактных курительных смесей, табачных изделий. Женщина находится под стражей.

Сложно привлекать к уголовной ответственности своих так называемых коллег? Ведь и с сотрудниками МВД и УФСИН вы постоянно взаимодействуете в повседневной работе?

– Профессия следователя требует определённых качеств у человека. Для следователя очень важен характер. Следователь не может позволить себе переходить на личности обвиняемых и других участников процесса, чувство справедливости не позволяет делить людей на своих и чужих. Чтобы профессионально выполнять свою работу, необходимо абстрагироваться от подобного рода эмоций, иначе они могут негативно сказаться на качестве следствия. От решения следователя зависят человеческие судьбы. Следователь не имеет права на ошибку.

Бывало ли так, что вам угрожали?

– Был один случай. Около пяти лет назад я расследовала уголовное дело по факту распространения в социальных сетях материалов экстремистского характера. Привлекались к уголовной ответственности несовершеннолетние. Поступила оперативная информация о том, что ребята между собой обсуждают способы мести за привлечение их к ответственности. Несмотря на серьёзность ситуации, с учётом возраста фигурантов, решила не ломать им жизнь дальше, а сначала побеседовать. Как и предполагалось, за дверью кабинета следователя все очень смелые, а смотря мне в глаза, мальчишки, конечно, сказали, что все разговоры – это глупая шутка, и извинились. Больше к этому вопросу не возвращались.

– Как семья относится к вашей профессии?

– Конечно, результаты работы не рождаются сами собой. Платить за них приходится своим личным временем. Работа в отделе предполагает частые командировки, ведь мы расследуем преступления, совершённые по всей области. К счастью, у меня любящий и понимающий муж, который всегда меня поддерживает. К моей специальности он не имеет никакого отношения, но за годы моей работы стал очень хорошо понимать особенности профессии следователя. У нас не бывает разговоров на тему «Во сколько ты придёшь?». Он знает, что у меня спрашивать подобное нельзя. Потому что бывают и задержки. Но когда появляется свободное время, мы не расстаёмся. Если едем отдыхать, в гости или к родителям, то только вместе – я, он и сын.

– А сын вашей профессией интересуется?

– Несмотря на то что сын только окончил первый класс, он уже серьёзно решил стать сотрудником Следственного комитета. Дома играет в следователя. Конечно, всё может измениться, но я готова принять любой выбор сына.

Фото: пресс-служба СУ СК России по Смоленской области

Наталья Зуева

В Смоленской области еще 51 человека выписали по выздоровлению от COVID-19
В Смоленске заработал новый швейный цех фабрики «Шарм»

Новости партнеров