Оставаться вместе в условиях пандемии
Общество

Оставаться вместе в условиях пандемии

11 июля 2020 года в 12:21
304

В последнее время наша жизнь изменилась до неузнаваемости. Нам приходится справляться не только со всевозможными тревогами и страхами, но и с новым течением событий, подстраиваться под меняющуюся ситуацию, и не всем это дается легко. Претерпела определенные изменения в условиях пандемии и работа проекта «Будем вместе» благотворительного фонда «Дети наши» на Смоленщине.

«Будем вместе» – это проект, в рамках которого детям из интернатных учреждений в зависимости от особенностей характера и потребностей специалисты подбирают индивидуальных волонтеров-наставников, готовых регулярно навещать своих подопечных и делиться с ними жизненным опытом. Это очень важно для детей-сирот, поскольку у них нет других возможностей получить те навыки, необходимые для дальнейшей взрослой жизни, которые их сверстники приобретают в семье. Перед встречей с детьми волонтеры проходят 16-часовой обучающий семинар – узнают о психологических особенностях детей, оставшихся без попечения родителей, и о том, как быть для них ресурсными наставниками. В дальнейшем в проекте пары «наставник – подопечный» также сопровождают психологи. Участвовать в проекте «Будем вместе» могут граждане Российской Федерации старше 23 лет, без зависимостей и судимостей. Если хотите присоединиться к проекту, звоните 63-44-04 или оставьте заявку на сайте detinashi.ru. О том, в каком формате сейчас проходит общение волонтеров-наставников и их подопечных, а также как каждый из нас в нынешней нестандартной ситуации может не терять свои социальные связи, не оставаться без поддержки, справляться со стрессом и решать различные сложные задачи, которые возникают у всех, Smolgazeta.ru рассказала психолог проекта Татьяна Панкова.

Должен быть кто-то, кому можно поныть и пожаловаться

– Таня, прежде всего давай поговорим о том, как изменилась жизнь проекта «Будем вместе». Как в условиях пандемии проходит общение волонтеров-наставников и их подопечных?

– Как и все образовательные организации, детские дома были закрыты на карантин, и у наставников, к сожалению, не стало возможности лично навещать своих подопечных. Но все они поддерживают с ребятами связь через социальные сети, общаются по телефону. Подросткам особенно сложно смиряться с ограничением своей активности, подвижности, и поддержка наставников им очень нужна. Волонтеры организуют совместные просмотры фильмов, например в Zoom, либо договариваются, что смотрят какой-то конкретный фильм в одно и то же время, а потом созваниваются и обсуждают. Это дает ощущение совместности, общего эмоционального переживания. Еще мы собрали от ребят пожелания, какие книги им хотелось бы прочитать за это время. Провели сбор – многие люди захотели поделиться тем, что у них есть в личной библиотеке. Собрали для детей настольные игры, книги, сделали онлайн-библиотеку для тех, у кого есть возможность пользоваться гаджетами, и передали все это в наши подшефные учреждения. Но самое важное сейчас – это все-таки общение, которое мы можем поддерживать через интернет или по телефону.

– Ты сказала, что подросткам сложно смириться с тем, что они ограничены в своих действиях. Мне кажется, что естественное желание каждого взрослого – чтобы в условиях пандемии его дети меньше подвергали себя риску. И поэтому для многих актуален вопрос: как во время летних каникул если не удержать ребенка дома, то, по крайней мере, удержать от времяпровождения в больших компаниях?

– Естественная реакция подростка на установление границ – это протест. Тут вопрос не в том, чтобы подростки не протестовали, а в том, чтобы у них была возможность протеста: возможность побурчать, высказать свое недовольство, прогоревать свою потерю. Представляете себе потерю выпускного бала, к которому готовятся чуть ли не одиннадцать лет? Школьники предполагают, что он у них будет, и сейчас этого не произошло. А когда мы сталкиваемcя с какой-то глобальной потерей, мы можем только горевать, и на это требуется время. Начинается все с отрицания: «Все равно пойду! Мой выпускной состоится. Нет никакого вируса. У меня все по плану». Затем приходит гнев по поводу того, что кто-то что-то сделал нарочно, не хочет проводить: возмущение в сторону родителей, педагогов, школы. И необходимо дать ребенку возможность выплеснуть это возмущение. Должен быть кто-то, кому он может поныть и пожаловаться, рассказать, как плохо, тяжело, обидно и досадно. Наставникам, кстати, тоже это нужно, но у них есть психологи, а у психологов есть свои психологи – таким образом мы организуем нормальный круг поддержки. Важно не только разговаривать, но и получать отклик на свою эмоцию, чтобы чувствовать, что наши эмоции разделяют и наши социальные связи сохраняются.

Ужин онлайн

– А нужно ли родителям придумывать, чем детей занять, и пытаться их занять максимально, чтобы было меньше мыслей, не пойти ли погулять в компании?

– Думаю, что родителям сейчас нужно больше доверять своим детям, вводя и объясняя необходимые ограничения, что мы, например, не выходим из дома или выходим в строго определенное время, когда концентрация людей на улице максимально низкая, или гуляем в таких местах, где немноголюдно. А в остальном нужно дать детям возможность самим организовать свой собственный досуг. И если раньше мы говорили о том, как бы занять детей чем-то, чтобы они поменьше сидели в гаджетах, то в настоящее время смотрим на это немножечко по-другому: через гаджеты ребенок может организовать себе общение со сверстниками. Но важно, чтобы это была не только переписка, а какие-то совместные занятия: что-то вместе почитать, что-то вместе посмотреть и обсудить. Мы сделали специальную группу, куда выкладываем фото за пять лет существования нашего проекта, и это позволяет вспоминать, обсуждать какие-то события, обмениваться эмоциями. Этот обмен, чувство общности – очень важны: мы переживаем, злимся, страдаем, но делаем это вместе и поддерживаем друг друга. Еще хочу сказать, что дети прекрасно умеют организовывать свой досуг. Взрослым не нужно прикладывать какие-то специальные усилия, становиться аниматорами для своих собственных детей. В данный момент это непосильная задача даже для очень ресурсных родителей.

– Кстати, по поводу гаджетов и онлайн-среды. Человек – существо социальное, но с началом пандемии количество наших социальных контактов уменьшилось в разы. Неоднократно за это время я слышала жалобы от знакомых, что общения только с членами семьи им катастрофически не хватает, а сидеть и переписываться с друзьями в социальных сетях просто сил нет. Как с этим справляться?

– Переписка в такой ситуации – это самый худший способ общения. Он хорош при отсутствии любых других, но в данный момент общение – это в первую очередь обмен мнениями, возможность увидеть другого человека. И скорее здесь помогут телефон, видеозвонки. Я знаю, что люди даже устраивают совместные ужины дистанционно. Каждый готовит себе какое-то особенное блюдо, показывает его, рассказывает, как оно приготовлено. Люди обмениваются рецептами, сидят вместе едят, разговаривают. Все это можно делать по видеосвязи. Я вправду знаю такие хорошие примеры. Мы – социальные существа, но для нас не настолько важно находиться вместе, сбиваться в кучку (хотя и это тоже), сколько важно получать постоянный обмен эмоциями, постоянную подпитку от контакта. И здесь все средства связи хороши.

– Лето – традиционно сезон отпусков, но привычные способы отдыха нам недоступны, а если и доступны, то сейчас это было бы не вполне разумно. И тем не менее отдыхать нам необходимо. Что делать в этой ситуации?

– Первое – это позволить себе осознать реальную ситуацию. У нас очень хорошо работает такой защитный механизм, когда мы до последнего момента все отрицаем. Например, у меня отпуск был в конце мая – начале июня, и по плану была поездка на море. Если бы я до начала отпуска игнорировала тот факт, что она не состоится, то в первый же день отпуска меня накрыло бы страшное разочарование, тяжелые переживания, и отпуск, скорее всего, я бы провела очень плохо. А если позволить себе осознать невозможность поездки чуть раньше, то сначала включится механизм горевания, потому что это утрата. Не такая мощная, как потеря близкого человека, но механизм работает тот же самый: мы сначала отказываемся верить в то, что это будет именно так, затем злимся и ругаемся, потом начинаем искать какие-то обходные пути и договариваться с самими собой и окружающими, что, может быть, все-таки есть какая-нибудь возможность, потом окончательно расстраиваемся и входим в такое состояние, когда ничего не хочется. Но следующий этап – это этап принятия, после которого мы уже можем рассматривать реальную картину: что мы можем сделать из того, что доступно. И тогда даже если возможности очень ограничены, все равно можно подобрать для себя какой-то отдых. К примеру, вообще не включать гаджеты. Я на неделю отключила телефон, и это был мой отпуск от внешнего мира, когда я не получала никакой информации и вообще ни с кем не общалась, кроме членов семьи. Можно заранее подготовить себе те фильмы, которые вы давно хотели посмотреть. Я очень люблю вместе с детьми играть в настольные игры. Одна игра может занимать семь-восемь часов – с перерывами, обстоятельно можно погрузиться в какое-то игровое пространство. Когда мы перестаем бороться с неизбежным, у нас начинает хорошо работать фантазия. И на самом деле, наших «хочу» гораздо больше, чем только «хочу на море», просто пока мы смотрим на эту возможность как на единственную, вся наша энергия уходит туда. Когда мы себе позволяем осознать, что этого не будет, то мы начинаем видеть и другие возможности тоже.

Активные действия – таблетка от стресса

– В настоящее время люди очень много беспокоятся, и не только по поводу своего здоровья и здоровья своих близких, – разнообразных тревог вообще очень много. Иногда это выливается даже в такие катастрофические рассуждения родителей, что раз детей отправили на дистанционное обучение, то они с него уже никогда не вернутся, а посему и будущего у этих детей нет...

– У нас есть разные способы реагировать на стресс, особенно длительный, на какие-то кризисные события. Человеческие реакции в такой ситуации можно разделить на активные и пассивные. Как активные, так и пассивные могут быть либо положительными, либо отрицательными. Что представляют из себя активные реакции? Когда мы встречаемся с какой-то неприятностью, включается механизм: либо бей, либо беги. Закупка гречки и других продуктов, запасы – это активная реакция. Люди суетятся, что-то делают – это могут быть совершенно бесполезные действия, но они помогают сохранить ощущение контроля над ситуацией. Люди начинают намного больше работать, предлагают волонтерскую помощь, навещают близких, всех обзванивают. Это действительно помогает справляться со стрессом. Вообще, один из универсальных способов помочь психике проживать стресс – это помогать другим. Альтруизм – одна из наших естественных защитных реакций. Активная отрицательная реакция – это критика всего, что происходит. Отрицание проблемы вообще: «Все выдумали, все нормально, ничего нет», или поиск виновных и попытки раскрыть заговор. Если говорить о пассивных реакциях, то они могут проявляться как тревога, и тогда будет происходить бесконечный сбор плохих новостей. Это, с одной стороны, бездействие, а с другой – загрузка в себя негативной, тревожащей информации. Каждые пятнадцать минут смотрим ленту, а еще звоним знакомым – если они еще не посмотрели и не знают, какой ужас и кошмар, то нужно немедленно им рассказать. А пассивная отрицательная реакция – это впадение в уныние, сокращение контактов, замыкание на себе самом. И оба эти состояния – пассивное положительное и пассивное отрицательное – достаточно опасны. Они могут привести к депрессивному расстройству. Но все эти реакции абсолютно естественны.

– Нужно ли со всем этим что-то делать или просто принять как естественный ход событий?

– Скорее нужно пронаблюдать. Чем больше мы совершаем активных действий, тем лучше справляемся со стрессом. То есть я предлагаю все-таки двигаться в сторону активного реагирования: организовать себе максимум физической активности из того, что возможно и разумно. Побольше общаться с другими людьми, но аккуратно выбирать среду общения: не перегружать себя чрезмерными запугиваниями, жалобами и тому подобным. Оказывать другим посильную помощь. Если среди ваших знакомых есть человек, у которого очень мало контактов, и вы знаете, что он может уйти в пассивную защиту, никому не звонить, делать вид, что ему вообще ничего не надо, –возможно, этого человека нужно немножко шевелить, позванивать, спрашивать, как дела, предлагать поддержку.

Мы выносим из кризиса не только плохое, но и хорошее

– Уже не раз слышала и от тебя, и от других, что последствия того, что с нами сейчас происходит, мы еще долго будем на себе ощущать...

– Когда случается некое событие, которое выходит за рамки нашего опыта, даже когда оно уже закончилось, мы должны какое-то время потратить на то, чтобы это событие осознать и отреагировать. Мы еще долго будем разговаривать о том, как мы себя чувствовали в этот период. И затем, когда отреагирование пойдет на спад, нам нужно будет понять, как мы будем действовать, если это событие повторится. До тех пор пока у нас не будет какого-то надежного способа справляться с такого рода событиями, мы будем иметь дело с их последствиями. И есть еще такое явление, как отложенный стресс. Многим он свойствен. Есть люди, которые сейчас являются образцами выдержки, спокойствия и поддержки для других...

– Паника и истерика у них начнутся потом?

– Необязательно, но такое тоже может быть. Сначала нужно справиться, дождаться, пока ситуация нормализуется, а потом психика может уже отреагировать. Но важно всегда помнить о том, что гнев, отрицание, истерика и все возможные эмоциональные реакции являются нормальными для ненормальных ситуаций. А мы сейчас находимся именно в такой.

– А вот все эти разговоры, что мы из ситуации пандемии выйдем с поломанной психикой, – из разряда той самой схемы реагирования на стрессовые факторы или есть в этом зерно истины?

– В общем-то, человеческая психика не является хрустальным шаром, который упал, разбился, и его больше не собрать. У нас огромнейшие ресурсы по адаптации и приспособлению, просто этот процесс требует достаточно долгого времени, поэтому мы еще долго будем переваривать эту ситуацию, даже после того, как она закончится. Какие-то элементы изменений, которые с нами происходят сейчас, возможно, в нашей жизни останутся, какие-то исчезнут, с какими-то мы научимся справляться другими способами. Из этого кризиса мы вынесем не только стресс и в чем-то подорванные психические возможности, но и новые навыки. Мы по-новому увидим своих близких, членов своей семьи. На самоизоляции, во время дистанционной работы и дистанционного обучения все учились общаться, расставлять границы, договариваться. Если раньше это было из разряда «хорошо бы так делать», то теперь стало обязательным – без этого можно оказаться в очень опасной ситуации. Важность человеческих отношений выходит на первое место, и меня как психолога это не может не радовать. Наконец-то мы видим, как мы ценны друг для друга, насколько мы друг от друга зависим, насколько важно нам уметь поддерживать хорошие отношения, уметь договариваться, соблюдать собственные интересы, понимать, что нам нужно в первую очередь. Я думаю, что эти процессы, которые сейчас выходят на передний план, не утратят своей значимости. Мы, наверное, и впредь будем внимательными к себе и своим близким. Из каждого кризиса мы выносим не только плохое, но и хорошее.

Фото: vk.com/nastavnik.detinashi

Татьяна Борисова

Смолянину пришлось погасить долг, чтобы вылететь за границу для трудоустройства
В Рославльском районе выявили 28 зараженных COVID-19

Новости партнеров