Когда ж постранствуешь, воротишься домой, и дым Отечества нам сладок и приятен!
Место притяжения

Когда ж постранствуешь, воротишься домой, и дым Отечества нам сладок и приятен!

31 января 2024 года в 11:30

Большинство точек на карте Смоленской области, где уже побывала команда проекта «Культурный код. Смоленск. 102.7 FM» в рамках работы над циклом «Место притяжения», хорошо известны, причём даже за пределами нашего региона. Помимо вклада, который они внесли в культуру и историю нашей страны, у них есть ещё одна общая черта: каждый объект, где мы побывали, по-своему уникален. Это в полной мере касается и музея-заповедника Александра Сергеевича Грибоедова «Хмелита». Здесь драматург провёл свои детские и юношеские годы, и сейчас Хмелита – единственный в мире музей, посвящённый памяти этого выдающегося, разностороннего человека. А ещё это старейшая из дошедших до наших дней дворянских усадеб Смоленщины.

Столичный стиль в смоленской глубинке

Знакомство с Хмелитой команда проекта «Культурный код. Смоленск. 102 и 7 фм» начала с паркового комплекса, где и в наши дни есть деревья, которые помнят драматурга. Во времена Грибоедовых в усадьбе, рассказывает научный сотрудник Государственного историко-культурного и природного музея-заповедника А.С. Грибоедова «Хмелита» Валерий Кривцов, было два парка: ландшафтный и регулярный.

Два с лишним века назад последний очень напоминал петровский Екатерингоф, говорит наш собеседник:

«Регулярный, или французский, парк создаётся руками человека по определённому плану. Здесь двойные липовые аллеи рассекали территорию на четыре квадрата, и каждый квадрат ещё рассекался по диагонали, наподобие конверта. Деревья посажены очень часто – в восьмидесяти-девяноста сантиметрах друг от друга. Во времена Грибоедова они были небольшие, до трёх метров, их обрезали по вертикали и горизонтали, и в парке образовывались сплошные зелёные шпалеры – точные копии екатерингофских партеров».

Чёткую планировку регулярного парка в Хмелите соблюдают и сегодня. Как и создание парка несколько веков назад, уход за ним в наши дни – дело всё ещё трудоёмкое. Липы хоть и живут долго, рассказал Валерий Кривцов, всё-таки подвержены заболеваниям. Они гибнут и нуждаются в замене, а потому в парке много молодых деревьев, причём все они – потомки лип, посаженных во времена Грибоедова. Таким образом, музейщики берегут преемственность поколений – даже в этой части своей работы.

С аллей хорошо видна ещё одна черта, которая делает Хмелиту уникальной. Парковый фасад усадебного дома оформлен гораздо богаче парадного, который первым и видели гости Грибоедовых. Это, отмечает научный сотрудник музея, особенность стиля барокко, в котором было построено здание.

«Архитектор-реставратор Пётр Дмитриевич Барановский говорил, что здесь везде чувствуется рука Растрелли – то есть это столичный стиль, и это единственная усадьба, построенная в нём. Больше в провинции – у нас на Смоленщине – таких усадеб нет», – говорит Валерий Кривцов.

Кстати, в музее есть карта, на которой отмечены дворянские усадьбы XIX века – их около 2,5 тысячи, в наши дни насчитывается около 250, причём многие практически разрушены, а восстановлены всего две – в Хмелите и Новоспасском.

Хмелита: XVIIIXXI века

Прежде чем поговорить об экспозиции музея, вкратце познакомимся с историей усадьбы, которая принадлежала Грибоедовым с 1680 года. Сначала дом был деревянным – здание в стиле барокко построил в середине XVIII века дед драматурга, Фёдор Алексеевич. В те же годы здесь была построена и церковь – в честь Казанской иконы Божией Матери – с двумя приделами: в честь Николая Чудотворца и в честь Усекновения главы Иоанна Предтечи. Последний придел был освящён в 1759 году, в нём находилась родовая усыпальница Грибоедовых.

В XIX веке Хмелита по разным причинам оказалась не нужна наследникам рода Грибоедовых и была продана. В это время начался её упадок, который смогли остановить последние хозяева усадьбы – Волковы-Муромцевы, входившие в число богатейших людей Смоленщины.

В ХХ веке Хмелита, как и большинство дворянских усадеб нашей земли, пережила самые тяжёлые страницы в своей истории. Первые большие утраты комплекс понёс в годы Великой Отечественной войны, когда отступавшие гитлеровские части взорвали колокольню Казанского храма. Сильно пострадало и здание самой церкви.

А в середине пятидесятых практически полностью был уничтожен и главный дом усадьбы, в котором помимо школы находились и различные склады. В одном из них начался пожар, который полыхал несколько дней. Огонь был настолько сильным, что не выдерживали сводчатые перекрытия, во многих местах обрушившиеся.

Следующие десять лет здание разрушалось – и от природных условий, и от того, что местные жители разбирали кладку на кирпичи. Свою лепту в разрушение усадьбы внесли и искатели «хмелитского клада».

«В таком состоянии Хмелита находилась вплоть до семидесятых годов. Она могла бы исчезнуть с лица земли, как и многие русские усадьбы, если бы сюда в 1967 году не приехал наш выдающийся архитектор-реставратор Пётр Дмитриевич Барановский. Приехал он сюда не один, а со своим учеником, молодым тогда ещё любителем, автомехаником по образованию Виктором Кулаковым, который настолько проникся Хмелитой, что пятьдесят лет своей жизни отдал восстановлению усадьбы», – рассказывает наш собеседник.

У Петра Барановского, дополняет он, было особое чутьё – именно оно позволило установить стиль, в котором был построен усадебный дом в Хмелите. Дело в том, что при перестройке здания в XIX веке елизаветинское барокко было заключено в ампирную раму, и дом стал выглядеть совершенно иначе.

Основные работы по восстановлению Хмелиты начались с конца семидесятых годов – с одного из флигелей усадьбы. Процесс этот был долгим, занял несколько десятков лет и потребовал огромных усилий Виктора Кулакова – основателя и первого директора музея-заповедника, которого Валерий Кривцов описывает словами «уникум», «талант», «ходил», «пробивал». Его усилиями здесь появились все экспонаты, да и в целом – была восстановлена усадьба.

В 1987 году «Хмелита» стала филиалом Смоленского государственного музея-заповедника, а всего через несколько лет – музеем-заповедником федерального значения. Экспозиция в главном доме открылась 15 января 1995 года, когда отмечалось 200-летие со дня рождения Александра Сергеевича Грибоедова.

Об экспонатах, традициях и новшествах

Все экспонаты, отмечает во время экскурсии научный сотрудник музея, подлинные – относятся к XIX веку, но вещей именно из усадьбы среди них нет – все они пропали в разные годы. Но один предмет, который точно принадлежал автору комедии «Горе от ума», в Хмелите всё-таки представлен. Его можно увидеть в библиотеке – комнате, особенно любимой драматургом.

«Здесь, как вспоминали современники, юный Грибоедов любил проводить время. И как говорят, он мог зачитаться книгами, и невозможно было дозваться его до столовой – буквально питался ими».

В библиотеке на иранском ковре XIX века стоит письменный стол Александра Грибоедова. Уезжая в Персию, драматург оставил его своему другу Андрею Жандру – из коллекции этой семьи стол попал во Всероссийский музей Александра Сергеевича Пушкина, а потом был передан музею в Хмелите для временного экспонирования. Своё место в библиотеке стол занимает уже почти тридцать лет.

Вообще, экспозиция в усадебном доме знакомит посетителей музея не только с семьёй драматурга, но и с жизнью России того времени. Усадебный быт, жизнь хозяев и встречи гостей – родственников и соседей, которых было действительно много, экономика дворянских усадеб… Всё это – то, ради чего можно и нужно отправиться в Хмелиту.

Но если по порядку, то гости музея увидят, как выглядела комната, где мог жить офицер – ведь и сам Грибоедов служил в армии, – узнают, как в столовую, где помещалось до пятидесяти человек, подавались блюда и чем угощали гостей Хмелиты. Здесь, говорит Валерий Кривцов, в основном питались просто, но удивить могли. И мы можем узнать, как именно – рецепт одного из блюд сохранился в документах от 1793 года. Его посетителям усадьбы с удовольствием приводят полностью: «Взять мясистую оливочку, полную, жирную, вытащить из неё косточку, начинить анчоусом. Этой оливочкой начиняем жаворонка – тушку со специями, жаворонка – в перепёлку, перепёлку – в куропатку, куропатку – в фазана, фазана – в каплуна (сейчас проблема найти каплуна – это специально выращенный кастрированный петух), а каплуна фаршированного – уже в поросёночка, и всё это на семнадцать – двадцать часов в русскую печь». Здесь всё это томилось, пропекалось, и довольно сухая дичь пропитывалась жиром и соком этого поросёночка. Но якобы ту неповторимую кулинарную изюминку этому блюду придавала именно оливочка с анчоусом – она пропитывала все эти слои.

Дворяне Грибоедовы, как можно узнать в Хмелите, при всей их приверженности к старым привычкам были людьми прогрессивными. Например, при строительстве дома дед драматурга принял решение, которое в середине XVIII века было более чем новым. О нём рассказывают в спальне.

«До восемнадцатого века у женщин не было своего пространства – какой-то маленький уголок, альков в спальне был, и всё. И вот дед Грибоедова, когда строил хмелитский дом, для своей супруги Марии Ивановны запроектировал женскую половину. Если там мужская часть – кабинет, это – общая, то следующая комната – будуар, небольшая гостиная хозяйки».

В парадном зале

Конечно, гостям Хмелиты рассказывают и об особенностях усадебного дома, и о том, как восстанавливают старинную архитектуру. Об этом обычно говорят в парадном зале – просторном светлом помещении с потолками высотой почти в семь метров. На одной из стен здесь оставлен прямоугольник, в котором видна кирпичная кладка – реставрационное раскрытие стены. Оно служит, например, для восстановления цвета стен в помещении.

«Как подбирается, например, цветовая гамма того или иного помещения? Берётся фрагмент старой штукатурки, отправляется на спектральный анализ, где выявляют пигменты, и затем для помещения подбирается определённый цвет», – рассказывает Валерий Кривцов.

В зале стоит печь – элемент особенно важный в таком большом помещении. Сейчас это, конечно, муляж, но когда печь топилась, дым от неё проходил по дымоходам, спрятанным в стене, что дополнительно прогревало парадный зал. Кстати, всего в усадебном доме было девять печей. Они были выложены изразцами местного производства. Стоит особо отметить, что печи в Хмелите – предмет особого внимания: они не только отапливали комнаты, но и служили их украшением.

В парадном зале гости музея могут увидеть и по-настоящему уникальный экспонат, подобного которому в нашей стране больше не появится. Ткань для штор на окнах, а именно о них речь, сделана уже в наши дни, но – на станках XIX века. А уникальность их заключается в том, что оборудование было утрачено уже в начале нашего века – то есть повторить эти технологии попросту невозможно, говорит Валерий Кривцов.

Экономика усадьбы

Один из документов, с которым можно познакомиться в музее-заповеднике, раскрывает гостям «Хмелиты» некоторые подробности того, как строилась жизнь дворянских усадеб. Это часть описания к генеральному плану усадьбы за 1778 год. В нём помимо количества деревень и числа крепостных землепашцев указаны мастеровые люди. Они тоже были крепостными, но занимались ремёслами.

Всего их было около трёхсот человек, в их числе, например, кондитеры, столяры, ткачи, башмачники, портные мужские и женские, медники, ружейники, суконщики, золотошвеи – это лишь малая часть списка людей, которые обеспечивали усадьбу всем необходимым.

«Никакой мировой экономический кризис, никакие санкции для такого хозяйства были не страшны».

Конечно, Хмелита не сразу стала такой, какой мы видим её на плане генерального межевания: четыре с половиной тысячи десятин земли (это около пяти тысяч гектаров), леса – «дровяные и строевые», поля и сама усадьба столичного вида. Всё это заслуга предков Александра Грибоедова, собиравших воедино окрестные земли.

Отметим и последних владельцев усадьбы – Волковых-Муромцевых, которым Хмелита принадлежала с конца XIX века до 1917 года. Они установили дальние родственные связи с Грибоедовыми и выясняли, кто из бывших обитателей усадьбы был прототипом героев «Горя от ума». Но, пожалуй, главное достижение Волковых-Муромцевых заключается в том, что при них Хмелита смогла вернуть себе уже утраченный блеск.

История сохраняется

Но вернёмся в наши дни, в современную усадьбу. Один из знаковых экспонатов музея – портрет Александра Грибоедова, написанный художником Евсеем Моисеенко в 1956 году. Напротив него – оформленные в рамку воспоминания, оставленные о драматурге его современником – поэтом Александром Сергеевичем Пушкиным. Одна из лучших характеристик, раскрывающая личность Грибоедова, заканчивается такими словами поэта:

«Как жаль, что Грибоедов не оставил своих записок! Написать его биографию было бы делом его друзей; но замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов».

Знакомство с усадьбой Хмелита команда нашего проекта завершила там же, где и все гости дома, – в нескольких комнатах на первом этаже. Двести лет назад здесь были подсобные помещения, а сейчас – часть экспозиции, которая рассказывает и о комедии «Горе от ума», и о кавказском периоде жизни Александра Грибоедова.

Здесь, например, представлена копия Туркманчайского мирного договора, который в 1828 году завершил русско-персидскую войну. В его создании драматург, в то время уже служивший по дипломатической части, принимал самое активное участие.

В одном из стендов хранится двухсотлетняя рукописная копия комедии «Горе от ума» – произведение выходило из печати с большими сокращениями. Его полная версия увидела свет только в 1862 году, а до этого времени его переписывали – у списка, который хранится в Хмелите, даже титульный лист полностью сделан вручную. Есть в музее и копия первой афиши, сообщавшей о театральной постановке комедии в стихах, и очки, которые принадлежали драматургу. Во всяком случае, 95% гарантии этого давали Виктору Кулакову продавцы предмета, который, несомненно, похож на знакомые всем очки Грибоедова.

Цитаты как часть экскурсии

Проводя нас по усадебному дому, научный сотрудник музея то и дело цитирует «Горе от ума», иногда пушкинского «Евгения Онегина», причём делает это исключительно к месту – только там, где эти строки усилят впечатление от увиденного.

Так было, например, в комнате хозяина Хмелиты, которая в комедии «Горе от ума» предстаёт перед нами как кабинет Фамусова.

«Скорее всего, он мог здесь отчитать своего слугу, приказчика, как в комедии: «Петрушка, вечно ты с обновкой, / С разодранным локтём. / Достань-ка календарь…», скажем, из этого секретера, «Читай не так, как пономарь, / А с чувством, с толком, с расстановкой».

А вот так Валерий Кривцов пригласил нас в главный зал усадьбы:

«Парадный зал, как у Пушкина: «Отменно прочен и спокоен / Во вкусе умной старины. / Везде высокие покои,..» – шесть и семьдесят пять, почти семь метров – «В гостиной штофные обои, / Царей портреты на стенах, / И печи в пёстрых изразцах».

Или вернёмся в столовую:

«Грибки да кисельки, щи, кашки в ста горшках». А поесть любили. «Куда как чуден создан свет! / Пофилософствуй, ум вскружится; / То бережешься, то обед: Ешь три часа, а в три дни не сварится!»

Такими же цитатами научный сотрудник представляет и людей, чьи портреты можно увидеть в залах усадьбы. Например, Дарью Уварову – мать министра просвещения Российской империи Сергея Уварова, которая формировала в округе общественное мнение:

«Под ней-то, наверное, в комедии скрывается та таинственная княгиня Мария Алексеевна, мнения которой боялся Фамусов: «Ах! Боже мой! что станет говорить / Княгиня Марья Алексевна!»

А двоюродные сёстры Грибоедова, говорит Валерий Кривцов, вполне могли вызвать такое восклицание их отца Алексея Фёдоровича:

«Что за комиссия, Создатель, / Быть взрослой дочери отцом!»

Вас ждут в музее!

Сегодня Хмелита – один из центров музейной жизни Смоленщины. Причём это центр живой – сюда ежегодно приезжают до ста тысяч гостей, здесь снимаются исторические фильмы и проводятся реконструкции. Особой популярностью пользуется Всероссийский Грибоедовский праздник – его мероприятия проходят в конце мая, на свежем воздухе. Музей растёт и развивается, включая в себя несколько филиалов, но его главная задача остаётся прежней: хранить память об Александре Сергеевиче Грибоедове и его бессмертном произведении – комедии в стихах «Горе от ума». Здесь красиво в любое время года, а сотрудники музея всегда рады гостям, в чём можно и нужно убедиться лично.

Справка Smolgazeta

Музей-заповедник «Хмелита» находится в одноимённом селе Вяземского района. Добраться сюда проще всего в составе организованной группы или на автомобиле, указав в качестве конечной точки поездки адрес музея: село Хмелита, ул. Грибоедова, д. 9.

График работы: c 1 ноября по 1 апреля – с 9:00 до 17:00, с 1 апреля по 1 ноября – с 10:00 до 18:00, понедельник и вторник – выходные дни.

Телефон 8 (48131) 3-06-29.

Фото: Ольга БАЗЫЛЕВА, Николай ДЕМЕНТЬЕВ, из архива музея-заповедника А.С. Грибоедова «Хмелита»

Прослушать радиоверсию программы о музее-заповеднике Александра Сергеевича Грибоедова «Хмелита» можно, отсканировав приложенный в конце публикации QR-код, либо из браузера


Материал подготовлен при поддержке Президентского фонда культурных инициатив



Алексей Матвеев

Центр русской культуры рубежа двух столетий

Другие новости по теме