В огне войны сгоревшая деревня
История

В огне войны сгоревшая деревня

13 марта 2021 года в 15:00

Недалеко от нынешнего Десногорска на берегу искусственного водохранилища раскинулись дачи жителей города смоленских атомщиков, называемые необычным словом – «Кукуевка». Красиво это дачное место, но не каждый теперь знает, что расположилось оно на территории некогда существовавших деревень Серебрянка и Кукуевка, отделённых друг от друга только неглубоким природным оврагом.


Серебряные луга и сухой лог

В XIX веке эти деревни входили в состав Заболотской волости Ельнинского уезда и являлись собственностью помещиков Шупинских. Имение Шупинских, находившееся в сельце Николаевском, было и связующим звеном основной дороги, проходившей в то время из Савеево на Рославль. Через Николаевское, Кукуевку, Серебрянку дорога дальше пересекала реку Десну и параллельно Варшавскому шоссе выходила на Ельнинский большак.

По списку населённых мест Смоленской губернии за 1904 год, в Серебрянке насчитывалось 9 дворов и проживали 64 души мужского и женского пола, а в Кукуевке, состоящей из 12 дворов, проживали 74 человека.

В последующий исторический период деревни вошли в состав Савеевского сельсовета Екимовичского района и стали частью колхозно-совхозной системы СССР. Расположенные вдоль Десны, деревни имели преимущество перед остальными хозяйствами в прекраснейших сенокосных угодьях. В свете восходящего солнца обширные придеснянские луга переливались от росы, словно россыпи серебра, в связи с чем деревня Серебрянка и получила такое название. Название же «Кукуевка» имело финно-угорские корни, и его следовало понимать как «сухой лог» или «сухое место».

Партизаны Грачёва

В начальный период Великой Отечественной войны по берегам Десны, включая Серебрянку и Кукуевку, шла линия обороны советских войск. Поэтому деревни сгорели ещё летом 1941 года. Местные жители, за редким исключением, свои насиженные места вынуждены были покинуть, уходя в эвакуацию либо подальше от боёв. А те, что остались, выкопали землянки и ютились в них, переживая военное лихолетье.

С началом оккупации немцы повсеместно стали насаждать «новый порядок», сводившийся к непосильному труду и грабежу населения. Особенно поборы усилились в зимнее время 1942 года. Периодически немецкие обозники наведывались в деревни Екимовичского района, нагружали доверху сани-розвальни награбленным добром, а затем не спеша возвращались восвояси.

В это же время в окрестных лесах стали появляться первые партизаны, которые были ещё недостаточно сильны, но уже начинали заявлять о себе. Так, недалеко от Савеево, в лесной деревеньке Ново-Андреевка, обосновалась небольшая самостоятельная партизанская группа под руководством политрука Николая Ивановича Грачёва. Впоследствии из этой группы сформируют 6-й батальон партизанского полка имени Сергея Лазо. Весной и летом 1942 года батальон совершит ряд дерзких операций на коммуникациях 4-й полевой армии вермахта, создав последней массу серьёзных проблем и неудобств.

Зная о постоянных наездах немцев в окрестные деревни, партизаны Грачёва решили устроить однажды непрошеным гостям «радушный приём». Следует заметить, что расстояние между Савеево и Кукуевкой составляет шесть километров, а расположенное посередине Николаевское делит этот маршрут поровну как в одну, так и в другую сторону. Зимой 1942 года Николаевское являло собой как бы нейтральную территорию, стоявшую на рубеже подконтрольных партизанам населённых пунктов.

В первый мартовский день 1942 года на лесной дороге между деревнями Николаевское и Кукуевка была устроена партизанская засада. Немцы, ещё довольно беспечно относившиеся к партизанам, и в этот день не проявили никакого внимания к своей охране. Десять ездовых солдат на десяти лошадях неспешно двигались в сторону Николаевского. Беспечность дорого обошлась мародёрам. Партизаны перестреляли обозников столь быстро, что последние не успели даже схватиться за свои винтовки. Вместе с солдатами подстрелили и лошадей. Собрав оружие у убитых фашистов, партизаны лесной тропой вышли в Савеево, где и остановились для отдыха.

Трагедия Серебрянки

Неудивительно, что после этого случая Серебрянка, Кукуевка, Николаевское, Савеево попали в чёрный список карателей. Реакция с их стороны наступила незамедлительно.

5 марта 1942 года отряд карателей, усиленный танкеткой, прибыл из Екимовичей в Серебрянку. Некоторые жители, почувствовав неладное, сумели убежать и спрятаться в лесу при приближении немцев к деревне, но самые беззащитные остались. Обшарив деревню, каратели выгнали из землянок 19 жителей и под дулами винтовок и автоматов загнали их в уцелевшую от пожаров 41-го года баню. Закрыв несчастных в тесном помещении, они облили стены бензином и подожгли. Пламя мгновенно охватило сухое дерево, баня загорелась. Люди кричали и колотили в двери. Несмотря на то что там находились старики, женщины и дети, под натиском тел плохо закрытая дверь распахнулась. Несколько человек с криком кинулись наружу из пылающего строения, но первые выбежавшие были тут же заколоты немецкими штыками. Остальным выйти из огня уже не пришлось. Сидевшие в лесу односельчане ещё некоторое время слышали человеческие вопли, а затем всё стихло...

Постреляв для острастки по лесу, немцы прошлись по Серебрянке и Кукуевке, забрасывая обжитые землянки гранатами, а потом направились в Николаевское.

Спасение пришло от партизан

Появление гитлеровцев в Николаевском ничего доброго не предвещало. Фашисты начали заходить в дома и бесцеремонно выгонять жителей на улицу, не давая даже надеть верхнюю одежду. К хатке у леса, где жила семья Парфёновых и где задержался у родителей сын-партизан Андрей со своим другом, тоже шли солдаты. Увидев немцев, молодые ребята, недолго думая, через другие двери в доме, выводившие обычно во двор к хлевам и сараям, выскочили на улицу и, полураздетые и босые, скрылись в лесу. В Савеево, где ещё находилась основная партизанская группа, они прибежали по лесной тропе весьма быстро. (Как вспоминал впоследствии Андрей Васильевич Парфёнов: «До сих пор не могу понять, как мы тогда ноги не отморозили...»)

Мгновенно собравшись, Грачёв повёл свой отряд к Николаевскому. Пришли партизаны вовремя. Немцы к этому моменту уже загнали всех жителей в конюшню, стоявшую на краю деревни, и заколачивали двери. Николаевцев должна была постигнуть такая же участь, как и их соседей. К счастью, ничего подобного не произошло. Услышав частые выстрелы, раздающиеся из леса, немцы быстро ретировались и под прикрытием танкетки, беспрерывно стрелявшей из пулемета, покинули деревню. Партизаны открыли конюшню и попали в объятия плачущих, избитых немцами жителей, радующихся своему спасению. О том, что это было спасение, понимал каждый, ибо к вечеру и в Николаевском, и в Савеево уже все знали о кукуевской трагедии.

Память потомков

Многие жители этих деревень имели между собой родственные связи, поэтому любые события, происходившие в той или иной деревне, во все времена сразу же становились достоянием гласности.

Жертвами фашистов 5 марта 1942 года в деревнях Серебрянка и Кукуевка стали: Булденкова Дарья, Дураченков Александр, Дураченкова Марфа, Дураченков Николай, Криваков Иван, Кривакова Ефросинья, Криваков Андрей, Козлов Афанасий, Пименова Мария, Потупаев Илья, Потупаева Ирина, Романов Даниил, Харченкова Евдокия, Шекина Домна Федосеевна, Шекин Стефан Алексеевич, Шекина Марина, Шекина Матрёна, Шекина Ульяна, Шекин Николай.

Самому старшему из погибших было около восьмидесяти лет, самому младшему – три года.

После освобождения Смоленщины на месте гибели мирных граждан был установлен большой деревянный крест. И жители сожжённых, но возродившихся после войны деревень постоянно поминали у этого креста своих односельчан, принявших мученическую смерть. К концу 1960-х годов и к началу строительства Смоленской АЭС население этих деревень постепенно разъехалось по просторам необъятной России. Поминальный крест со временем упал и зарос травой, и казалось, что всё ушло в небытие. Однако брошенные земли вскоре были переданы под строительство дач горожанам Десногорска, которые очень быстро освоили благодатный край. А затем нашлись и активисты, выступившие за увековечение этого места трагедии.

По проекту архитектора Евгения Лазарева был сооружён памятный знак, который открыли 8 мая 2001 года на третьем поле в дачном посёлке Кукуевка, в память о людях, безвинно сгоревших в огне минувшей войны.

Алексей ИВАНЦОВ

Фото: из архива автора

Право на подвиг
Сокровище русского стиля: талашкинский табурет в собрании музея «Абрамцево»

Новости партнеров