Из поколения защитников Родины
История

Из поколения защитников Родины

28 февраля 2021 года в 14:27

О боевом и жизненном пути старшего сержанта Фомина.

Есть в городе Десногорске уникальный музей поискового движения – он создан в 2003 году по инициативе молодых сотрудников Смоленской АЭС, входящих в поисковую группу «Обелиск». Музей представляет собой огромную коллекцию артефактов, посвящённых Великой Отечественной войне. Чего только в этом музее нет… И тем не менее особым экспонатом, бросающимся в глаза любому посетителю, вызывающим трепетное волнение, является праздничный костюм ветерана войны, увешанный многочисленными боевыми и трудовыми наградами. На этом фоне наград выделяются боевой орден Красной Звезды и три медали «За отвагу»... Кем же был обладатель этих наград? Какой след оставил в жизни и истории своей страны?

Юность перечеркнула война

Когда-то, в далёком 1924 году, в деревне Писляковщина Максимовского сельского Совета Хиславичского района Смоленской области в семье крестьян Петра Давыдовича и Евдокии Владимировны Фоминых родился единственный ребёнок – мальчик Серёжа.

Через год семья покинула деревню и уехала в Карелию, где проживала до 1933 года. Но в 1933 году родители вернулись на родную Смоленщину и поселились в посёлке Бахаревка. Отец работал секретарём парторганизации Сожского фосфоритного рудника. Мать занималась домохозяйством, а Сергей учился в Жанвильской неполной средней школе, пока не окончил семь классов в мае 1941 года.

Жизнь у молодого человека, как и у его друзей, была полна радостей и надежд на светлое будущее. Мечталось, строились планы о дальнейшем образовании, но всё это в одночасье перечеркнула война.

О начале войны парень узнал 22 июня 1941 года. День был воскресный, и Сергей с друзьями пошли на базар в город Мстиславль Могилёвской области полакомиться мороженым и лимонадом. Весть о начавшейся войне застала ребят в пути. До Мстиславля, конечно, не дошли, вернулись назад, очень переживая, что война к вечеру закончится без их участия. Никто тогда не мог и подумать, что затянется она на целых четыре года…

От партизанского отряда до воинской присяги

Отца уже на второй день войны призвали в армию, а Сергей с матерью переехали в деревню Писляковщина к своим родным.

Вскоре Хиславичский район был оккупирован фашистами. Однако оккупация оказалась для немцев далеко не безоблачной. В этом не совсем лесном районе с июля 1941 года начал действовать партизанский отряд «Смоленцы» под командованием Ивана Трифоновича Мятлева. Отряд был небольшой, насчитывал не более 40 бойцов, но как мог вносил свой вклад в дело борьбы с завоевателями, действуя на территории Хиславичского и Монастырщинского районов. Саботаж немецких мероприятий, порча связи, поджоги их учреждений, взрывы мостов, уничтожение старост, полицейских и немцев происходили почти каждодневно. В этом отряде с октября 1942-го по октябрь 1943 года выполнял обязанности связного Сергей Фомин.

После освобождения Смоленской области 6 октября 1943 года молодой партизан был призван Хиславичским РВК в армию и отправлен в 18-й запасной полк, располагавшийся в Могилёвской области, где и принял воинскую присягу. В декабре 1943 года Сергея направляют в 329-й стрелковый полк рядовым на должность ручного пулемётчика.

На передовой

329-й стрелковый полк занимал оборону в трёх километрах от деревни Курганья, на реке Проня. Река Проня протекает в Могилёвской и Витебской областях Белоруссии, являясь правым притоком Сожа. Передний край фронта остановился здесь надолго, шли бои местного значения. Попытки взломать вражескую оборону заканчивались неудачей. В этих местах вдоль берега реки проходил участок немецкой линии обороны «Фатерлянд». Фашисты понимали: проигрыш на этом рубеже означает проигрыш войны в целом. Потому укрепились основательно и заранее подготовились к обороне, окружив себя системой траншей с бронированными огневыми точками и тяжёлыми самоходными орудиями «Фердинанд».

Пока советские войска топтались на Проне, рядовой Фомин в январе 1944 года успел пройти краткосрочные курсы младших командиров в полковой школе и вернуться обратно на передовую уже старшим сержантом, получив назначение командиром расчёта станкового пулемёта «Максим».

Немецкие окопы находились на правом берегу реки и были в зоне визуального наблюдения. Постреливали и наши солдаты, и противник. Шла охота снайперов, работали разведчики противника, из-за этого постоянно приходилось быть начеку. Зима в тот год выдалась очень снежной, поэтому нашим солдатам оказывали помощь так называемые нестроевые формирования, то есть ребята, не достигшие 18-летнего возраста, и мужчины, не годные к строевой службе в военное время. Они занимались чисткой окопов от снега и снабжением. В один из январских дней среди этих помощников Сергей встретил своего земляка, который был намного младше и на тот момент ещё не воевал. Через него молодой солдат передал привет своей матери...

Так день за днём шло время, ничего не меняя в позиционных боях. Однако утром 10 февраля к местонахождению расчёта Фомина вышла немецкая разведка, возвращающаяся из нашего тыла. Завязался бой. Немцев уничтожили, но Сергей при этом получил ранение в ногу. Один из сослуживцев на волокуше дотащил раненого до санчасти, там его перевязали и на лошади вывезли в полевой госпиталь, в котором сделали операцию. Перед операцией парню показалось, что он видит свою мать, но впал в забытьё. После операции, когда действие наркоза закончилось и Сергей очнулся, он действительно увидел маму. Она, получив устный привет, пешком пришла проведать своего единственного сына. Позднее, по прошествии многих лет, Сергей поступок матери иначе как подвигом назвать не мог. Пройти пешком сотню километров не только по освобождённой территории, но и по прифронтовой полосе, рискуя собственной жизнью, было совсем непросто. На это действительно была способна только Мать.

Позиционная война

Потом была дорога в Подольск, в эвакуационный госпиталь № 2661, лечение и возвращение на фронт.

В свою часть попасть не удалось, и служба продолжилась в 617-м стрелковом полку 199-й стрелковой дивизии на должности командира расчёта 82-мм миномёта. Стреляя по противнику, сержанту Фомину удавалось «повесить в воздух» одновременно 10–12 мин. Это значило, что последняя, 12-я мина только вылетала из ствола, в то время как первая достигала земли и взрывалась. Получался заградительный огонь по неприятелю, идущему в атаку.

Приближалось лето, а наши войска всё ещё вели с немцами позиционную войну. Активно действовали только немецкая и советская разведки. Однако все понимали: идёт подготовка к наступлению. Готовились к наступлению и миномётчики, выполняя поставленные задачи командования. Работали в режиме «кочующий миномёт»: занимали позицию, делали два-три выстрела и быстро её меняли, чтобы не попасть под ответный огонь. Так и дразнили немцев. Не выдерживали у тех нервы, и они начинали вести ответный огонь. В это время советская артиллерийская разведка и арткорректировщики засекали цели в расположении противника и наносили на карты.

Операция «Багратион» и второе ранение

И вот наступило 24 июня 1944 года – начало знаменитой операции «Багратион». Мощная артподготовка, в которой работал и миномёт Сергея Фомина, наконец-то взломала вражескую оборону. Советские войска, уничтожая противника и освобождая Белоруссию, двинулись на запад.

Когда форсировали реку Неман, немцы были в километре от переправы. Неман – река полноводная, с быстрым течением. А переправа оказалась узкая. Поэтому солдаты 617-го полка переходили реку, взявшись за руки. Со стороны это выглядело забавно, когда целый полк таким манером, совсем не по уставу, преодолевал водную преграду. Но иначе поступить было нельзя.

Во время переправы течением воды в расчёте Фомина с повозки смыло плиту от миномёта, весившую 16 килограммов. Плита номерная. Что делать? В том месте было не так глубоко, поэтому, ныряя в воду, бойцы вскоре её нащупали и вытащили. Но самое интересное оказалось потом, когда миномётчики посмотрели на номер – плита оказалась не их. Выяснилось, что плиту смыло у соседей, а те «позаимствовали» у расчёта Фомина. Таким образом, получилось, что миномётчики нашли то, чего не теряли...

В конце июля 1944 года при освобождении Западной Белоруссии Сергей Фомин получил второе ранение в ногу. Дело было так. Шли в наступление. Освободив очередной населённый пункт, преодолели небольшую речушку шириной несколько метров. Выскочили на другой берег и попали под огонь вражеской артиллерии. Разрыв снаряда произошёл слева от Сергея, взрывной волной бойца бросило на землю, и он потерял сознание. Когда пришёл в себя, почувствовал, что ранен в левую ногу. Пришлось, где ползком, где опираясь на палку, выбираться в тыл. Перебрался через речушку второй раз, но в обратном направлении. На краю картофельного поля опёрся на колышек, вбитый в землю, передохнул, чтобы восстановить силы, затем лёг в борозду и осмотрелся. Слева, заметил, отступают наши. А когда присмотрелся внимательнее, увидел, что немцы заходят им в тыл. Чтобы привлечь внимание к прорыву неприятеля, Сергей открыл огонь из автомата в их сторону. На счастье, за спиной у солдата, метрах в 80, оказалось разведподразделение соседнего полка. Прорыв удалось ликвидировать. Фашисты были частично уничтожены, частично рассеяны. После боя Сергей потихоньку добрался к тем самым разведчикам. Полковник, который ими командовал, поблагодарил старшего сержанта Фомина, записал фамилию, номер части. Сказал, что будет писать представление к медали «За боевые заслуги», но, видно, бумаги где-то затерялись или в суматохе боёв не были оформлены.

В том же бою был ранен командир взвода, в котором воевал Фомин. Их вместе на лошади санитары отвезли до станции Дубня. Там раненых посадили в поезд и отправили в госпиталь города Рославля, находившийся на Юргоре по улице Пушкина, дом 110.

Первая боевая награда и морское крещение

После излечения от второго ранения Сергей попал в 518-й стрелковый полк знаменитой 129-й Орловской дивизии. Это ей первой салютовала Москва в 1943 году за взятие города Орла, и с тех пор её называли дивизией первого салюта.

Вот в этом полку он и получил свою первую боевую награду – медаль «За отвагу».

И опять потекло время в позиционной обороне. 518-й полк находился на Ружанском плацдарме – за рекой Нарев, севернее Варшавы, на границе с Восточной Пруссией. Началась подготовка к новому наступлению, продолжавшаяся целых четыре месяца.

Утром 14 января 1945 года погода стояла ненастная. Уже рассвело, но всё было скрыто пеленой тумана и мокрого снега. Началась артиллерийская подготовка. Огонь был шквальный, стоял неимоверный грохот. Хорошо укреплённую оборону гитлеровцев прорывали тяжело. К середине дня 16 января полк продвинулся в глубину обороны немцев не более чем на семь километров. За эти два дня наступления бойцы отразили до 20 атак пехоты и танков противника. Контратаки гитлеровцев носили ожесточённый характер – противник всё ещё был силён. К этому дню погода улучшилась, начала работать штурмовая авиация, наше командование ввело в прорыв до трёх танковых армий. При такой поддержке дела стали продвигаться лучше, и 20 января войска наконец перешли границу Восточной Пруссии.

23 января после ожесточённого боя штурмом взяли город Ортельсбург. За взятие этого города Сергей Фомин получил благодарность от Верховного главнокомандующего И.В. Сталина. А всего за годы войны таких благодарностей будет четыре.

Бои в Восточной Пруссии были кровопролитными, упорными, носили затяжной характер. С боями приходил опыт. Как вспоминал Сергей Петрович: «Как-то раз продвигались вперёд по дороге. Слева неподалёку два-три сарая. Из-за них-то и обстреляли нас фашисты из миномёта: первую мину положили левее нас, вторую – правее. Но я же сам миномётчик, знаю, что третья будет точно по нам. Мы бегом покинули то место, и через мгновение там раздался третий взрыв».

Во время операции по освобождению Восточной Пруссии в составе 3-го Белорусского фронта 518-й стрелковый полк прижал фашистов к Балтийскому морю. Шла ликвидация этих «недобитков». Взвод, где находился Фомин, в предрассветной мгле натолкнулся на прорыв дивизии СС «Мёртвая голова». Завязался бой, командир взвода был убит, заместитель командира взвода ранен. Счёт шёл на секунды. И тогда Сергей схватил ракетницу и выпустил красную ракету. Не заметь артиллеристы ракету и не переведи огонь на прямую наводку, немцы уничтожили бы всех. После этого боестолкновения с немцами от взвода остались в живых 15 человек. Полк продолжал движение, но 2 февраля подразделения полка вновь подверглись контратакам противника. По приказу командира Фомин установил свой миномёт в боевых порядках пехоты и открыл меткий огонь по немцам. В результате чего сорвал вражескую атаку и уничтожил 15 фашистов. За этот подвиг он будет удостоен ордена Красной Звезды. Пройдёт ещё полтора месяца, и старший сержант за очередной бой, в котором из личного оружия уничтожит восемь гитлеровцев, будет награждён второй медалью «За отвагу».

Уничтожая противника и двигаясь вперёд, советские части вышли к заливу Фриш-Гаф и Кёнигсбергскому укреплённому району. В этом районе фашистами была создана мощная система укреплений, включавшая прочные железобетонные сооружения. Здесь находилось свыше 900 долговременных оборонительных сооружений. Все они прикрывались противотанковыми рвами, деревянными, металлическими и железобетонными надолбами. Подразделениям 518-го полка пришлось штурмовать один из 15 крепостных фортов Кёнигсберга – пятый. Бои здесь были жуткие, погибло очень много солдат. За участие в тех боях только в 1947 году он получит честно заслуженную медаль «За взятие Кёнигсберга».

Когда вышли к Балтийскому морю, состоялось своеобразное крещение: все испили солёной морской воды. Кёнигсберг был взят, но старшему сержанту предстояло воевать в составе 1-го Белорусского фронта и дальше. Впереди был 550-километровый марш. Шли ночами, отдыхали днём. Позиции заняли восточнее города Франкфурт-на-Одере. Понимая ещё на марше, что дорога на Родину ведёт через Берлин...

Дорога на Берлин

Накануне наступления всех в полку предупредили: ни в коем случае не оглядываться назад. В начале пятого утра 16 апреля началась артиллерийская подготовка. Сплошной грохот и рёв реактивных установок «катюш», сплошной вал огня. Чтобы не оглохнуть, Сергей, как и многие солдаты, разговаривал сам с собой. Артиллерия расчищала путь танкистам и пехоте. И вдруг оглушительный грохот смолк так же внезапно, как и возник. В ту же секунду вспыхнули сотни прожекторов, осветив позиции врага, стало светло, как днём. Тишину теперь нарушили танки рёвом своих моторов и жутким воем включённых сирен. Следом за танками пошла пехота. С рассветом усилила удары по врагу бомбардировочная и штурмовая авиация. Земля содрогалась от разрыва бомб и снарядов. Вся неделя от начала наступления пролетела как один миг...

Полк начал бои в пригороде Берлина. Бил врага и миномётный расчёт Фомина, расчищая дорогу своим товарищам. 30 апреля огнём миномета он уничтожил вражескую пулемётную точку и 35 солдат противника. За этот подвиг солдата наградят третьей медалью «За отвагу».

Но стрелять приходилось не только из миномёта. Как-то раз бойцы заскочили в многоэтажный дом, а там немцы. Увидев наших солдат, немцы открыли плотный огонь со второго этажа. У кого-то под рукой оказалась ракетница. Секунды на размышление, нажатие спуска – и огненный шипящий шар уже мечется по второму этажу. Дальше – команда «Хенде хох» и спускающиеся со второго этажа фрицы. В их глазах плохо скрываемый ужас, крики «Гитлер капут»… Так простая ракетница показала себя незаменимым оружием ближнего боя.

Шаг за шагом с боями приблизились к центру города, и 1 мая своими глазами в бинокль увидели Знамя Победы, развевающееся над куполом рейхстага.

2 мая в Берлине было пасмурно, моросил мелкий холодный дождь. После десятидневного грохота ожесточённых боёв стало тихо. После обеда, часам к трём, бойцов посадили в машины с вооружением и повезли на город Бург. 4 мая 1945 года советские подразделения с боями вышли на восточный берег Эльбы и овладели этим городом. Здесь солдаты и встретились с передовыми частями 102-й дивизии американцев. Так старший сержант Фомин стал участником знаменитой встречи на Эльбе.

Но война для старшего сержанта ещё продолжалась. 6 мая 1945 года в составе подразделения он участвовал в ликвидации вражеской группировки между реками Эльба и Шпрее и соединяющих их каналов. В ночь на 7 мая солдаты форсировали один из каналов. Захваченные на канале баржи развернули по диагонали и закрепили – получились временные наплавные мосты. Пока занимались этим делом, фашисты вели яростный огонь из всех видов оружия по наступающим, а особенно по сапёрам. Но вскоре огонь стал стихать, что навело на мысль, что гитлеровцы бегут. Благополучно форсировав канал, продолжили наступление на западном берегу.

По договорённости с союзниками во избежание случайного кровопролития отряд, в котором находился и Сергей Фомин, обменивался с американцами условными сигналами. Красная ракета от нас, зелёная – от них. При подходе к берегу Эльбы в ночное небо взвились три красные ракеты, в ответ взлетело несколько зелёных ракет. На берегу всех ждала радостная весть – фашистская Германия капитулировала! В рассветной мгле было хорошо видно, как удирали за Эльбой остатки разбитых гитлеровских войск – они предпочли сдаться в плен союзникам, нежели советским солдатам.

Вот так и встретил Победу простой деревенский парень с далёкой Смоленщины – старший сержант минометного расчёта Сергей Петрович Фомин.

9 мая 1945 года солдаты 102-й с.д. США по случаю Дня Победы встречались с солдатами 129-й дивизии в городе Бурге. 10 мая 1945 года 129-я Орловская стрелковая дивизия нанесла ответный визит американцам. В группе визитёров было 256 человек. Выпала честь и Сергею участвовать в этом событии. Сидя за праздничными столами, поднимали тосты за Победу, за Родину, за Сталина и кричали «Ура!».

А затем снова был город Берлин. На одной из площадей – большой концерт артистов, среди которых певица Лидия Русланова и ансамбль песни и пляски под руководством Александрова.

Возвращение на Родину

Победное возвращение на Родину прошло в пешем строю, походной колонной через города и сёла Германии и Польши до самой Белоруссии. На станции Жабинка, что недалеко от Бреста, солдат-победителей погрузили в вагоны и отправили в город Полоцк. Там пришлось жить в лагере в палатках, нести службу и ждать отправки на войну с Японией. Но обошлось, и 22 декабря 1945 года Фомина вместе с сослуживцами направили для дальнейшего прохождения службы в Северную группу войск в Польше на должность командира расчёта 82-мм миномёта в первом батальоне 84-го гвардейского механизированного полка. Так Сергей опять попал на Балтику и стал гвардейцем. Здесь же его нашли и заслуженные боевые награды: медаль «За победу над Германией» и медаль «За взятие Берлина».

В ноябре 1946 года фронтовик ещё поучаствовал в учениях Северной группы войск и второй раз в жизни увидел там маршала К.К. Рокоссовского. А ровно через четыре месяца, 15 марта 1947 года, гвардии старшего сержанта Фомина уволили в запас.

Война с этого момента закончилась для него окончательно. Недолго думая, 23-летний возмужавший и окрепший в боях парень убыл на родину, где его ждали мать и вернувшийся с войны ещё в 1945 году отец...

Послевоенная жизнь

Сергей Петрович Фомин проживёт долгую, насыщенную событиями жизнь. Он успеет потрудиться в шахтах Донбасса, на лесозаготовках в Карелии. В 40 лет пойдёт учиться и станет монтёром путей на железной дороге. Несколько лет отработает стрелочником на станции Понятовка. В 1975 году приедет на строительство Смоленской АЭС. Навсегда осядет в Десногорске и станет добросовестно работать по своей основной профессии составителем поездов, стропальщиком. В 1984 году его наградят орденом Трудового Красного Знамени. В 1999 году Сергей Петрович станет почётным гражданином города Десногорска.

Как говорится в поговорке, ему удастся посадить дерево, построить дом и создать семью. Он уйдёт из жизни 7 января 2013 года, прожив её как достойный человек и настоящий патриот своей Родины.

Фото: архив Музея поискового движения г. Десногорска

Алексей Иванцов

Разговор о народном костюме
Право на подвиг

Новости партнеров