Храм у дороги
История

Храм у дороги

29 марта 2020 года в 08:43
621

Николо-Георгиевский храм в селе Смогири Кардымовского района расположен у самой бойкой трассы Смоленщины – магистрали Москва –Минск. И каждый, кто проезжает мимо, непременно обращает внимание на это величественное сооружение, интересное в архитектурном решении. Впрочем, многие из путешествующих на своём транспорте нередко делают здесь остановку, желая поближе разглядеть такое великолепие. В нашем же маршруте одного из выездных семинаров-практикумов проекта «Гостеприимная Смоленщина» этот храм значился как объект, обязательный к посещению…

Завещание генерала

История Николо-Георгиевского храма в Смогирях связана с именем Фёдора Спиридоновича Ракеева, чьё имение было когда-то в этих местах.

Фёдор Ракеев родился в 1797 году в семье смоленского помещика, принадлежащего к древнему шляхетскому роду. 12-летним подростком был определён на гражданскую службу в Смоленскую военную палату. Был письмоводителем, комиссионером, а затем и главным смотрителем в Витебской губернии. В 1827 году по семейным обстоятельствам уволился со службы в чине коллежского асессора с правом носить мундир.

Вернулся в родовое имение Витязи, став обычным помещиком. Как оказалось, ненадолго. В 1832 году Фёдор Ракеев поступил на военную службу и был зачислен штабс-капитаном в Санкт-Петербургский жандармский дивизион. Дослужился до звания генерал-лейтенанта.

В его служебной биографии есть два особенно интересных факта. В феврале 1837 года Ракеев вместе с Александром Тургеневым перевозил тело А.С. Пушкина из Петербурга к месту погребения в Святогорском монастыре Псковской губернии. А чуть позже встречал и сопровождал правителя Черногории Петра Негоша.

В декабре 1870 года Фёдор Ракеев выходит в отставку. Спустя восемь лет умирает в Санкт-Петербурге, однако завещает похоронить себя в Ядревичах – усадьбе, которую он в 40-х годах приобрёл у помещицы С.Ф. Чичаговой и расположенной по соседству с его родовой деревней Витязи. Сейчас Ядревичи – село Смогири Кардымовского района.

В русском стиле

Ракеев оставил 40 тысяч рублей на постройку в Ядревичах «каменной тёплой церкви во имя Святого Георгия Победоносца с фамильным склепом», где распорядился похоронить и его. Выбор святого был неслучаен. Сын Ракеева Георгий участвовал в Крымской войне и погиб в 1954 году в битве при Инкермане.

Все хлопоты по выполнению последней воли покойного взяла на себя вдова Елена Павловна. В 1878 году тело генерала было забальзамировано и перевезено на Смоленщину, где его с почестями похоронили в фамильном склепе. А спустя пятнадцать лет исполнится посмертная мечта Ракеева о каменном храме.

Проект вдова заказала известному архитектору Альфреду Александровичу Парланду. Мастер выбрал для храма русский стиль. Он предложил не штукатурить внешние стены, считая, что красный кирпич будет смотреться выигрышнее. Тем более что декорировалось здание тоже кирпичом – разным по форме, что позволяло в камне следовать традициям деревянного русского узорочья.

Парланд большое внимание уделил миниатюрной проработке архитектурных элементов, добиваясь, чтобы церковь получилась нарядной, притягивающей взгляды и вселяющей радость. Интересная деталь: внешняя сторона стен храма была украшена многочисленными иконами из бронзы, которые начищали к Рождеству и Пасхе, так что здание буквально сверкало на солнце. К сожалению, те иконы были вырваны из своих гнёзд, и на их месте остались только углубления.

В страховом документе годом окончательной постройки церкви указан 1894-й. Она получилось двухэтажной и двухпрестольной, что повлекло дополнительные расходы. Вдове даже пришлось продать часть имения, чтобы выручить недостающую сумму.

Престол нижнего храма был освящён в честь Георгия Победоносца – как и наказывал в завещании генерал. Престол верхнего храма решено было оставить за святителем Николаем Чудотворцем – покровителем рода Ракеевых…

Шкуры вместо икон

До революции Николо-Георгиевская церковь процветала. Иконы в золотых и серебряных окладах, драгоценная утварь, старинные книги в дорогих окладах… Во время советской власти всё было разграблено и частично уничтожено. Отрядом НКВД в 1932 году была вскрыта даже усыпальница, из которой вынесли тело генерала Ракеева и выбросили его на дорожку перед храмом. Местные жители потом занесли его назад и как смогли захоронили. Позже церкви досталось и от чёрных копателей, бросившихся на поиски «генеральского клада».

Сам храм до войны использовали как сельхозсклад. После – его пытались взорвать, чтобы получить кирпич для строительства ферм. Но храм устоял – взрывом вырвало только кусок стены возле подвального помещения. Тогда решено было отдать здание церкви под склад для удобрений и кормов. Здесь же шла разделка туш и обработка шкур животных. Говорят, что шкуры даже висели на стенах – вместо икон.

Во время Олимпиады-80 в Москве, когда в Россию хлынул поток иностранцев, была проведена бутафорская реставрация Николо-Георгиевского храма: крышу покрыли жестью, на купола поставили кресты из уголка, а окна забили досками. Местным жителям строго наказали: всем любопытным иностранцам говорить, что церковь действующая – просто священник в отъезде…

Спасённый из огня

Возрождение храма началось только в 90-е годы прошлого века по инициативе ярцевского благочинного архимандрита Вадима (Малиновского). В 2000 году церковь вновь стала действующей. Позже была восстановлена и усыпальница генерала, освящена новая звонница. В прошлом году завершилось воссоздание росписи храма.

Вернулись сюда и некоторые иконы, чудом спасённые верующими. Первой была икона святителя Николая Чудотворца, в честь которого освящён престол верхнего храма. Рассказывают, что одна девочка смогла вытащить её из костра, устроенного в 1932 году отрядом НКВД. Она берегла святыню всю свою жизнь. И внукам завещала вернуть ту в храм, когда он будет восстановлен. Внуки наказ бабушки выполнили, передав икону лично митрополиту Кириллу.

Интересно, что в момент возвращения лик святого почти не читался – от огня и времени доска и краски почернели. Но прошло время, и прихожане заметили, что изображение вдруг стало светлеть – само по себе, поскольку его никто не чистил и не реставрировал.

Плачущая Богородица

Вернулась и главная святыня храма – икона Божией Матери «Корсунская», называемая в народе «Плачущая Богородица». Её привезли сюда в 2003 году и рассказали следующую историю. Семейная пара увидела икону на рынке, и она им настолько понравилась, что тут же решили приобрести в свой дом, чтобы молиться. Однако продавец предупредил их, что когда храмы вновь будут открыты, её придётся передать туда. Но люди не вняли его словам. А может, просто забыли, поскольку с тех пор прошло не одно десятилетие. В итоге в 2000 году, когда в Николо-Георгиевской церкви возобновились богослужения, на семью обрушились всяческие напасти – верующие говорят, что это были предупреждения Бога о том, что икона нужна храму.

– Как только икона вернулась, начали происходить чудеса, – говорит одна из служительниц Николо-Георгиевской церкви. – Она не мироточила, но многие признавались, что, когда обращались к ней за помощью, все проблемы рассеивались как дым и выход виделся очень ясно. Много от неё было вразумлений и помощи духовной. Много помощи бездетным…

По преданию, это один из немногих чудотворных списков с Корсунской иконы, написанной святым апостолом Лукой ещё при жизни Богородицы.

Место силы

Народная молва утверждает, что в 1932 году, когда в храме бесчинствовал отряд НКВД, удалось спасти около двадцати икон. Что-то выменяли у пьяных «силовиков» на сало и самогон, что-то смогли вытащить из огня… Но вернулись пока только четыре. Они особенно дороги верующим, хотя сегодня недостатка в иконах храм не испытывает. И любой входящий сюда найдёт тот образ, у которого ему захочется задержаться и обратиться к Богу…

А ещё в восточной стене Николо-Георгиевской церкви есть особое место. Это место силы, где останавливается крестный ход, куда приходят люди молиться. Говорят, что там Господь исполняет все желания – достаточно лишь просто постоять у стены и мысленно к Нему обратиться…

Фото: Елена БЕЛЫХ

Ольга Суркова

Никогда нам это не забыть
От обелиска до мемориала

Новости партнеров