Статьи

Смоленский драматический открывает сезон

11 сентября 2015 года в 16:21
313
11 сентября Смоленский государственный драматический театр имени А.С. Грибоедова открывает свой 236-й сезон. Каким он будет? Чего ждать зрителям? Как живётся художнику в современном мире? Об этом мы беседуем с главным режиссёром театра, заслуженным деятелем искусств Республики Беларусь Виталием БАРКОВСКИМ.

Ученик мастера
– Уважаемый Виталий Михайлович, мы с вами давно знакомы, сделали уже несколько интервью, и я позволю себе начать нашу сегодняшнюю беседу не совсем обычно. Я знаю, что вы с гордостью называете себя учеником великого режиссёра Анатолия Эфроса. На вашем рабочем столе стоит его портрет, и он очень много для вас значит. На днях ушёл из жизни актёр Лев Дуров, бывший своеобразным олицетворением Московского театра на Малой Бронной, где несколько лет служил Анатолий Эфрос и где он поставил свои лучшие спектакли. У меня к вам как к человеку, хорошо знавшего внутреннюю «кухню» этого театра, возник такой вопрос. Как вы относитесь к идее присвоить театру на Малой Бронной имя Льва Дурова?
– Я думаю, что этому театру нужно присвоить имя Анатолия Эфроса. Это один из величайших художников, настоящих мастеров искусства! Я понимаю, что мы живём в эпоху распада ценностей. У нас часто подмастерье становится важнее, чем мастер. Анатолий Васильевич Эфрос – вот человек, который всё делал во благо искусства!.. Дуров – талантливый актёр. Он – фанатик театра. Он вызывает самые приятные воспоминания о том, как он работал на сцене. Он был настолько тренирован, настолько любил театр, настолько хотел быть первым, что направил все свои способности, всю свою жизнь на то, чтобы добиться этого. И во многом добился. Но того, что делал Эфрос, прежде в русском театральном искусстве не было. Ничего подобного!


Кризис восприятия
– Сейчас все говорят о кризисе, и он понимается прежде всего как материальный кризис. Вы прогнозируете какое-то изменение зрительского состава в связи с происходящим?
– Так вышло, так сформировалось зрительское сознание, что интересны прежде всего эффекты и способы ублажить себя. Получить удовольствие от увиденного. Увиденного, которое не заставляет глубоко задумываться. Считается, что и так тяжело жить, поэтому не хочется смотреть на то, какие катастрофы происходят с людьми, как люди осознают эти катастрофы, становятся лучше и так далее. Нам скучно это смотреть! Кризис напрямую связан с психологией восприятия. Мы активно уступаем позиции выверенным моделям – как себя вести. Модель такая: нужно иметь больше денег, уметь их делать несмотря ни на какие потрясения вокруг тебя. Мы только потребляем, пытаемся всё купить. От этого возникает психология потребителя. Мы очень много потребляем и очень мало отдаём. Я не говорю про бывший Советский Союз – всё в мире так! В Англии, такой консервативной, такой мудрой, чопорной, такой хорошо одетой и причёсанной, хорошо воспитанной стране – происходит балаган, базар и бардак. Это страшно – чтобы в Англии был бардак!..

– Как вы собираетесь привлекать зрителей, молодёжь?
– Вообще, надежды очень мало на то, чтобы привлечь. Нормального сознания почти не осталось, интереса глубокого, искреннего… Есть необходимость у молодого человека ходить в театр? Нет! Есть много других источников информации.
Смоленский драматический открывает сезон

– Как вы относитесь к Сергею Довлатову, юбилей ухода которого широко отмечался недавно? Я знаю, Станислав Говорухин свой новый фильм поставил именно по Довлатову…
– Довлатов – хороший человек и писатель, но он в последние годы заигрывал с тем миром, где бы его поддержали. Он – талантливый человек, он спасал своё имя. Да и Бродский – тоже спасался… Бродский начал писать на английском лучше, чем на русском. В Лондоне ему дали высочайшую оценку, его пригрели ребята очень высокого уровня, который и представить трудно. Заграница практически, по большому счёту, не дала Бродскому дополнительного объёма, глубины, она сфокусировала его. Причём на чём-то своём, не нашем. Даже Набоков – даже Набоков! – любил эффекты, страшно любил. Вообще, эффект как таковой – зараза, которая развалит любой организм, самый серьёзный. Эффект может уничтожить традицию.


Несчастная девушка
– Я знаю, что вы готовите премьеру – «Стояние Зои». История довольно мрачная или наоборот, дающая надежду – это как посмотреть. О девушке, окаменевшей с иконой в руках. По ней был поставлен известный фильм «Чудо» Александром Прошкиным…
– Да, у нас в работе этот спектакль. Автор пьесы – Александр Игнашов, это лучший ученик Виктора Розова, к творчеству которого я отношусь с глубоким почтением. Фильм «Чудо», на мой взгляд, совершенно о другом. Про что наш спектакль? Для театра есть такое принципиальное понятие, как акт. Акт – это постижение и возврат через ломку к истинным ценностям. Этого не бывает в большом количестве. Это – удел единиц. У автора пьесы, Александра Игнашова, есть собственная позиция, он, как и Розов, отстаивает свой взгляд на русский ген, на русское наследие, на русскую деформацию. Он рассматривает происходящее по внутренней необходимости – в нём кричит эта Зоя, в нём кричит русское начало, деформированное всеми катаклизмами, которые пережил наш народ.
Зою будет играть актриса Екатерина Максимова. В постановке также заняты: Юрий Гапеев, Александр Иванов, Валерий Брыксин, Геннадий Черкашин, народная артистка России Людмила Сичкарёва и другие.

Смоленский драматический открывает сезон

Видеть душой
– Над чем вы ещё работаете?
– Специально для нашего театра драматург Леон Агулянский написал пьесу, она называется «Видеть надо душой». Главная роль написана для народной артистки России Людмилы Александровны Сичкарёвой. У нас уже есть спектакль этого драматурга – «Дирижёр» с Егором Деюном.
Агулянский – очень симпатичный человек, добрый друг нашего театра. Он напоминает мне самых лучших представителей моего московского круга.
Какую мы преследуем цель в новой работе? Очень сложно возвращаться к тем добрым делам, что делали наши родители, деды и прадеды. Когда-то они собирались всей семьёй, вспоминали жизнь, долго беседовали. Герои пьесы не виделись 12 лет, а до того – ещё восемь. Они собрались, поскольку главная героиня, их мать, дала телеграмму, будто она умирает. В пьесе поднимаются очень важные жизненные проблемы, но она сделана в форме ироничной комедии. Мы попробуем разобраться в вопросе, что же случилось с детьми. С конформистами, которые хорошо понимают, сколько стоит правда, честь и совесть эпохи и которые уехали от своей матери. Пространство сегодняшней жизни искривилось, по нему трудно ступать – можно провалиться.

– Накануне начала нового сезона не могу не спросить, какие изменения произошли в труппе театра?
– У нас пополнение – к нам пришли новые актёры: Мария Вилюнова и Александр Кащаев.

– Скажите, состоится ли следующий фестиваль «Смоленский ковчег»?
– Фестиваль будет проходить с 5 по 12 апреля, и мы уже приступили к его подготовке. География фестиваля и спектр участников постоянно расширяются.

– Спасибо! Желаю вам удачи.


Фото: Дмитрий ПРУДНИКОВ
В «Шлейф» – с доверием
Золотой век фламандской живописи

Другие новости по теме


Новости партнеров