Обретённые биография и лицо
Культура

Обретённые биография и лицо

27 октября 2021 года в 10:06

14 ноября 2002 года в первом номере только что тогда учреждённой «Смоленской газеты» был опубликован материал о культурных проектах Ассоциации культуры «Русь» в Южном Тироле (Италия) и её председателе Бьянке Марабини-Цёгеллер, предки которой по материнской линии — Прудниковы — согласно семейному преданию являются нашими земляками. В семье бережно хранится фамильный герб, в описании которого говорится: «Федор Андреевич Прудников, находясь при Всероссийском Императорском Дворе, 1800 февраля в 6-й день за усердие и верность, Всемилостивейше пожалован в дворянское достоинство, и на оное дипломом, с коего копия хранится в Герольдии».

В последние годы родной брат синьоры Бьянки Джорджио Марабини изучает в архивах собственную родословную с учётом её русской ветви.

В этом году Ассоциация культуры «Русь», основанная Бьянкой Марабини-Цёгеллер в 1991 году, отмечает 30-летний юбилей. По образованию синьора Бьянка переводчик. Училась на факультете иностранных языков и литератур Венецианского университета Ка´Фоскари, некоторое время жила и работала в Лондоне и в Амстердаме. Выйдя замуж за тирольца, поселилась сначала в Мерано, потом — в административном центре Южного Тироля Больцано.

Ассоциация культуры «Русь», которой она руководит, занимается распространением восточно-европейской литературы, преимущественно русской, и в целом культуры в провинции Южный Тироль, а южно-тирольской — в Восточной Европе.

С чего всё это началось?

Дело в том, что в Мерано — курортном городке близ административного центра Южного Тироля ещё до революции на средства москвички Надежды Бородиной был построен пансион с недорогими комнатами для приезжающих сюда на лечение россиян. Надежда Ивановна страдала туберкулёзом легких, в Южный Тироль, а до Первой миро-вой войны Мерано и его окрестности составляли самую южную часть Австро-Венгерской империи, она приехала в надежде на исцеление. К середине XIX века благодаря сухому зимнему климату и целебной воде, содержащей радон, Мерано снискал себе славу знаменитого курорта. После открытия железнодорожной линии «Бреннер», связавшей Мерано с важнейшими европейскими городами, в том числе и Петербургом, здесь сформировалась целая колония отдыхающих из России. Бывали в Мерано и смоляне: в книге регистрации постояльцев Виллы Бородиной встречаются и смоленские фамилии, в частности, такие известные, как Вонлярлярский и Рачинский.

Поскольку Бородина была богата и не имела наследников, своё состояние она завещала местной русской общине с пожеланием, чтобы такой пансион для русских был выстроен. Строительство дома и примыкавшей к нему Никольской церкви завершилось в1897 году. Ещё раньше, в 70-е годы XIX века, в Мерано был учреждён Русский комитет, который существовал на пожертвования его членов. После кончины Бородиной средства были объединены в фонд её имени. Постепенно при Русском доме собрана была также библиотека, насчитывающая примерно 1500 томов на русском, французском, немецком, итальянском и английском языках. Выписывались и периодические издания.

Немного истории

После 1917 года и Первой мировой войны Русский дом в Мерано стал приютом для беженцев, потерявших родину, а затем и вовсе превратился в один из южно-тирольских пансионов под названием «Царенбрунн» — «Царский источник». Впоследствии владелец его разорился, и «Царенбрунн» был выставлен на аукцион. Спасибо, муниципалитет Мерано не допустил рассеяния коллекции картин и других предметов интерьера бывшего Русского дома, приобретя в муниципальную собственность целиком весь комплекс. В результате картины, ранее принадлежавшие Фонду Бородиной, оказались в городском музее.

История Русского дома в Мерано (состоящего из двух вилл «Бородина» и «Москва», названные в честь благотворительницы и её родного города) в своё время по-будила синьору Бьянку основать в Южном Тироле Ассоциацию культуры «Русь» с целью восстановить Русский дом прежде всего как объект культуры. Ей удалось разыскать по-следних оставшихся в живых членов эмигрантской колонии в Мерано, с присущей ей скрупулёзностью по крупицам собрать и изучить все доступные документы и связи.

Одной из первых инициатив Ассоциации стало освящение православной церкви. В 1991 году в Мерано из Ниццы приехал протоиерей Иоанн Янкин, чтобы после 20-летнего перерыва заново освятить примыкающую к Русскому дому Никольскую церковь. Как вспоминает синьора Бьянка, общение с отцом Иоанном, его письмо, в котором он благо-словляет её усилия, направленные на возрождение «этого уголка, столь любимого рус-скими людьми вдали от их родины», придали ей уверенности в правильности избранного пути.

Портрет неизвестной

Ассоциации «Русь» не только удалось вернуть в храм иконы, восстановить иконо-стас Никольской церкви. Было получено разрешение, на что, конечно же, потребовались годы, выставить в Русском доме принадлежавшие ему когда-то картины, которые ныне являются собственностью городского музея и хранятся в его художественном собрании. Деликатность ситуации состояла ещё и в том, что в процессе передачи имущества бывшего Русского дома и в особенности после разорения комплекса «Царенбрунн» многое было попросту утрачено, чтоб не сказать расхищено. В частности, сохранились устные свидетельства последних обитателей Русского дома о существовании художественного портрета Надежды Бородиной, но ни в одном письменном реестре картина не значилась.

Среди полученных из музея живописных произведений обращал на себя внимание портрет молодой дамы работы немецкого художника Фердинанда Беренса. Портрет повесили в гостиной над старым венским фортепиано «Карл Хофманн». По воспоминаниям старожилов, когда-то во время «Русских вечеров» на нём любила играть управляющая Русским домом Фаина фон Мессинг.

Однако оставался вопрос, кто изображён на портрете? Надежда Бородина сконча-лась в 1889 году, а рядом с авторской подписью Ф. Беренса значился 1897 год, то есть позировать художнику она не могла.

Знаток творчества Фердинанда Беренса посоветовал тщательно исследовать обратную сторону картины, что и было сделано. С обратной стороны на подрамнике была обнаружена прямоугольная медная табличка, где было выгравировано по-русски: «Дочь Надв. Совет. Надежда Ивановна Бородина из Москвы / Основательница Русского дома в Меране / сконч. в Ницце 6/18 окт. 1889 г.

Нетрудно себе представить чувства, охватившие синьору Бьянку и её коллег из Ас-социации! Но почему на лицевой стороне портрета указан 1897 год?

Фердинанд Беренс прибыл в Мерано из Любека в 1889 году, то есть в тот самый год, что указан на медной табличке — год смерти русской благотворительницы. Слава Беренса как опытного портретиста гремела. Достаточно сказать, что даже австрийская императрица Елизавета именно ему заказала портрет своего брата — принца Карла Теодора Баварского. Беренс писал портреты не только с натуры, но и по фотографиям. А 1897 год — это год торжественного открытия Русского дома и освящения церкви Николая Чудотворца. Так что можно с уверенностью предположить, что портрет Надежды Бородиной был заказан знаменитому художнику именно к этим знаковым событиям.

Так кто же такая Надежда Бородина?

В недавно вышедшей в Больцано книге Бьянки Марабини-Цёггелер «Надежда Ивановна Бородина. Обретённый портрет» приводятся уточнённые сведения о русской благотворительнице, на века вписавшей своё имя в историю итальянского города Мерано. «В эмигрантской среде, — пишет автор, — утверждалось, что она была дочерью высокопоставленного царского чиновника. На картине обозначен точный чин Ивана Васильевича Бородина — надворный советник, что по табелю о рангах императорской России соотвествовало VII ступени, достаточно высокой. Но как мы представляем, Иван Васильевич не занимался особо государственной карьерой, а был богатым помещиком».

В статье российских историков Д.А. Дорохова и В.Н. Фурсова, опубликованной в журнале «Актуальные проблемы отечественной истории» за 2017 год (вып.42), на которую ссылается исследовательница, говорится, что отец Надежды Ивановны Иван Васильевич Бородин владел 1559 десятинами земли (1700 га) в Воронежской губернии, и у него было около 500 душ.

После реформы 1861 года Бородин служил, дослужился до надворного советника. В книге «Надежда Ивановна Бородина. Обретённый портрет» приводится немало источников с упоминаниями о служебной и общественной деятельности этого человека. После его кончины в 1880 году, вдова Ивана Васильевича с дочерью переехали в Москву.

В Мерано Надежда Бородина впервые прибыла на лечение в 1888 году. Тогда же она познакомилась с доктором русско-немецкого происхождения Михаилом фон Мессин-гом, который был председателем Русского комитета. Вопреки ожиданиям целебный климат Мерано не принес больной заметного облегчения, и она, по совету врачей, переехала к морю, в Ниццу, где в октябре 1889 года внезапно скончалась.

Надежде Ивановне было всего 32 года. Панихида по усопшей состоялась 7 октября (старый стиль) 1889 года в первой русской приходской церкви в Европе на рю Лоншан в Ницце. Эта церковь, как пишет синьора Бьянка, вошла в русскую историю из-за печаль-ного обстоятельства: в 1865 году здесь состоялось отпевание молодого наследника престола, сына Александра II — Николая, умершего в Ницце в возрасте 21 года. «Историки утверждают, — замечает она «к слову», — что судьба России была бы иной, если бы на престол взошёл этот молодой культурный и либеральный представитель династии Романовых, а не его младший брат, ставший Александром III».

Похоронили Надежду Ивановну Бородину в Москве на кладбище Алексеевского женского монастыря, где покоились и другие члены её семьи. Закрытое в 1919 году, кладбище в 1926 году было уничтожено. На этом месте в конце 30-х годов был разбит парк для детей.

Островок России в Италии

Завещание в пользу Русского комитета Мерано на строительство пансиона для необеспеченных россиян и на строительство при нём православного храма, посвящённого святому Николаю Чудотворцу, Надежда Бородина подписала 16 апреля 1889 года ещё до своего отъезда в Ниццу.

Как уже упоминалось, в 1897 году Русский дом был открыт и принял своих первых гостей. «Дом, — говорится в книге «Надежда Ивановна Бородина. Обретённый портрет», — после «золотого периода» до 1914 года увидел Европу в раздорах, стал свидетелем распада великих империй и рождения новых наций, пострадал от величайших мировых войн, когда-либо виденных человечеством, но сумел-таки выстоять в грозный «короткий век»(1914-1991)».

В 2014 году владение Русским домом перешло от муниципалитета Мерано к Автономной провинции Больцано. В настоящее время благодаря стараниям Бьянки Марабини-Цёггелер в меранском Русском доме базируется Русский центр им. Н.И. Бородиной, Культурная ассоциация «Русь», центр развития «Петрушка» и русско-православная община церкви святого Николая Чудотворца, русская библиотека и Русско-православное собрание.

Книга «Надежда Ивановна Бородина. Обретённый портрет» предваряется проник-новенно написанным предисловием большого друга синьоры Бьянки, свидетеля её мно-голетних усилий в деле возрождения островка русской культуры и православных традиций вдали от России — петербургского журналиста Михаила Талалая, который много лет изучает историю русской православной церкви в Италии. Как и все книги Бьянки Марабини-Цёггелер она на трёх языках: итальянском, русском и немецком. Книга великолепно иллюстрирована. Кроме портрета Надежды Бородиной и Русского дома в книге представлены фотографии практически всех «действующих лиц»: художника Фердинанда Беренса, председателя Русского комитета доктора Михаила фон Мессинга, его сестры Фаины фон Мессинг, которая долгие годы служила управительницей Русского дома, а также немалое число фотографий гостей, в разные годы поправлявших здоровье в Мерано. В книге есть даже фотография знаменитой Английской набережной в Ницце, как она выглядела в XIX веке, даже изображение Алексеевского женского монастыря в Москве и многие другие редкие снимки. Издание снабжено богатым справочным аппаратом.

Проделанная за 30 лет работа, приведшая к столь потрясающим результатам, не может не восхищать.

Лично познакомиться с Бьянкой Марабини-Цёгеллер мне довелось в 2001 году в Петербурге, на конференции в Доме-музее Ф.М. Достоевского, посвящённой 180-летию великого писателя. После Петербурга мы поехали в Старую Руссу, где проходил теат-ральный фестиваль малых форм.

Интерес итальянской ассоциации культуры к имени Ф.М. Достоевского также не случаен. Известно, что писатель неоднократно бывал в Италии и очень любил эту страну, кроме того в Южном Тироле похоронена его дочь, Любовь Фёдоровна Достоевская, писательница-мемуаристка. Её могила не затерялась даже во времена фашистской диктатуры Муссолини.

Благодаря Ф.М. Достоевскому в 2000 году на театральный праздник в честь 100-летия театра Пуччини в Мерано была приглашена смоленская актриса, заслуженная ар-тистка России Людмила Лисюкова. Она сыграла свой знаменитый моноспектакль «Никто другой не дал бы мне столько счастья» (по письмам и воспоминаниям жены писателя, Ан-ны Григорьевны). В благодарственном письме в адрес руководителей города Смоленска и драматического театра им. А.С. Грибоедова говорится: «Спектакль «Никто другой не дал бы мне столько счастья» был очень тепло встречен зрителями, несмотря на то, что, может быть, только самая маленькая их часть знает русский язык.lt;…gt; Исповедь А.Г. Достоев-ской, переданная Л. Лисюковой, полна особого загадочного обаяния. Мелодия её слов, сказанных без тени фальши. Её глаза, полные любви и страха, настоящие слёзы страдания вызвали отклик в сердцах зрителей. lt;…gt; С теплыми словами благодарности выступила ассессор по культуре г. Мерано синьора Росси, которая выразила надежду, что дебют Л. Лисюковой на сцене театра г. Мерано станет началом сотрудничества театров Смоленска и Мерано».

И, действительно, вскоре приглашение выступить с моноспектаклями по Гоголю и Достоевскому получили ещё двое смоленских актёров – заслуженные артисты России Ни-колай Сергеевич Коншин и Сергей Борисович Тюмин. Побывали в Мерано и солисты те-атра «Молодой балет» Елены Егоровой.

Самой же синьоре Бьянке приехать в Смоленск довелось лишь в 2007 году благо-даря научно-практической конференции «Эффективность и безопасность лечения пациента в современных условиях» в Смоленской медицинской академии (ныне медицинский университет), куда она была приглашена с докладом «Значение русского фонда им. Н.И. Бородиной и русской общины в развитии курортологического лечения», посвящённым роли благотворительности и общественных связей в истории наших стран.

Разумеется, несмотря на плотный график, синьора Бьянка нашла время побывать в драматическом театре на «Горе от ума» с участием всех её знакомых актёров, это был спектакль, поставил который московский режиссёр Юрий Клепиков. Сразу после спектакля мной и было сделано это фото. А перед самым отъездом состоялась встреча с юными артистами театра «Молодой балет».

Людмила Лисюкова и Елена Егорова организовали для гостьи экскурсию в Талашкино и Новоспасское.

Фото автора и из книги «Надежда Ивановна Бородина. Обретённый портрет»

Светлана Романенко

Выставка «Первый шаг в космос» открылась в Смоленске
«Если мы не спасем красоту, то кого спасет красота?»

Новости партнеров