Властелины звука
Культура

Властелины звука

12 сентября 2021 года в 09:16

Дина Ихина и Денис Маханьков – семейная пара органистов, которые стали одним из ярких открытий последнего музыкального фестиваля имени М.И. Глинки. Их блестящее выступление с концертом «Орган по-русски», безусловно, запомнилось смолянам…

Орган для Глинки

Дина Ихина: – Мы очень рады, что наш концерт включён в программу фестиваля. Особенно в тему пришлось моё переложение «Камаринской» Глинки для органа.

Денис Маханьков: – Вообще, нам было очень интересно представлять здесь столь необычную программу, которую мы назвали «Орган по-русски». Она несколько нестандартна благодаря своей узкой направленности, но для фестиваля это как раз и подходит. Рад, что публика всё поняла и приняла.

Д. И.: – Приятно поразила тишина в зале во время нашего исполнения. Никто ничем не шуршал, не разговаривал – это дорогого стоит, хотя и редко встречается. Так что играть здесь было особым удовольствием. А судя по тёплому приёму, можно сделать вывод, что наша взаимная любовь со смоленским слушателем случилась. И город ваш нас впечатлил: такой уютный, тёплый, радостный.

– Дина, сложно было работать с «Камаринской»?

Д. И.: – Переложения делать всегда сложно, если не родная фактура. А принцип работы один. Берётся клавир, и запускается мыслительный процесс: что пойдёт в руки, что в ноги, как это лучше соединить. Поскольку орган – это всё-таки оркестр, есть где разгуляться.

Д. М.: – Вообще, я заметил, что симфоническая музыка лучше ложится на орган, чем фортепианная. Эти два инструмента роднят только клавишные, а природа звука у них совершенно разная.

С первого звука

Д. И.: – Орган безграничен. И я рада, что у нас такой замечательный инструмент.

– …И такой сложный. Интересно, чем он вас так привлёк, что вы его выбрали в качестве своего инструмента?

Д. И.: – Конечно, у всех органистов нашего поколения первоначальным инструментом было фортепиано. Возможность заниматься на органе в музыкальной школе появилась не так давно.

Я сама из провинции, поэтому впервые услышала орган только в консерватории. Как раз с моего курса можно было выбрать его в качестве дополнительного инструмента. И я решила попробовать.

Влюбилась в орган сразу, как только села за него. Можно сказать, что это была любовь с первого звука. До сих пор восхищает, что ты один управляешь такой махиной: столько звуков, такая мощь! Органист, как дирижёр оркестра, – властелин звука.

И, конечно, завораживает певучесть инструмента – этот непрекращающийся звук, которого нет у фортепиано.

Д. М.: – В моём случае орган был с детства. В Калининграде, где я вырос, в музыкальной школе был органный класс. И в филармонии он звучал довольно часто. И производил на меня впечатление некой инаковости – казалось, что его можно открывать бесконечно.

Вообще, мне очень интересно играть на органе. Для нас это ещё некая экзотика, другая музыкальная культура. К тому же игра на органе – единственная возможность глубже проникнуть во вселенную Баха, который был не только великим композитором, но и одним из самых выдающихся исполнителей в истории органного искусства. Всё это очень вдохновляет.

Д. И.: – Сейчас, уже буквально на наших глазах, орган из высшего музыкального учебного заведения проник в начальное. И каждый органист, который начинает преподавать детям, привносит в этот процесс что-то своё, индивидуальное. Пока нет такого, как в российской фортепианной школе, которая сложилась давно и известна во всём мире. Но говорить о нашей органной школе уже можно. Пусть она родилась недавно, но успела зарекомендовать себя.

– А чем русская органная школа отличается от других?

Д. И.: – Своей удивительной эмоциональностью и глубиной прочувствования музыки.

Основу любой школы составляют люди. А российских исполнителей отличает эмоциональность и музыкальность – это отмечают во всём мире. И хотя орган – не динамический инструмент, русские органисты каким-то чудесным образом его оживляют.

Подарки для публики

– В вашей программе «Орган по-русски» звучат произведения не только российских композиторов, но и такая экзотика, как узбекская музыка…

Д. И.: – Вообще, восточная музыка на органе исполняется довольно часто. А если ещё в дуэте с дудуком или кураем – тут уж полный простор для творчества. Орган – уникальный инструмент, который может всё: и быть гармонической поддержкой, и самодостаточным. На нём можно сыграть музыку любого жанра – вплоть до эстрадной.

– Вы сами как относитесь к исполнению неакадемической музыки?

Д. И.: – Слушателю надо делать подарки. Конечно, наша цель – просветительская, как у любого академического музыканта. Для этого мы столько лет учимся и посвящаем свою жизнь музыке. Но прежде чем открывать для слушателя что-то новое, надо сделать ему подарок: исполнить знакомую музыку. Это всегда вызывает такой неподдельный восторг у публики – как ребёнка обрадовать.

Поэтому мы часто исполняем популярную музыку – не только классическую, но и что-то из советских кинофильмов. Это хорошо дополняет и украшает программу.

– А у самих к чему больше душа лежит?

Д. И.: – К хорошей музыке. Мы очень любим музыку французских композиторов XIX–XX веков. Это огромный пласт органной культуры.

Мы с удовольствием исполняем и прозвучавшую сегодня пассакалию русского композитора Христофора Кушнарёва. Мы всегда включаем это произведение в программу зарубежных концертов – как гимн России, как визитную карточку нашей культуры.

В нашем репертуаре много и современной музыки, в том числе и сочинения моего бывшего ученика Андрея Чекалина. Если музыка нам по сердцу, играем её с полной отдачей и с таким же удовольствием, как и Баха, которого мы очень любим.

Терпение и труд

– Преподавать нравится?

Д. И.: – Да. Правда, сейчас у нас небольшая пауза в преподавании. Мы недавно переехали в Печоры, где углубляемся корнями. И эта пауза даёт нам возможность больше ездить на гастроли и играть сольные концерты.

Но я с теплом вспоминаю годы, когда преподавала в петербургской консерватории. Если что-то вкладываешь в студентов и у тебя получается – это такой восторг! Открывается не то что второе, а пятое и десятое дыхание, и ты забываешь, что устал или не ел с утра.

Надеюсь, что эта пауза ненадолго. Денис ведь тоже много лет преподавал орган в музыкальной школе.

– Тогда вопрос к Денису: что главное в методике преподавания органа для детей?

Д. М.: – Органов не так много, как других клавишных инструментов. И доступ к ним, как правило, получают даже не самые талантливые, а усидчивые и трудолюбивые дети. Это, пожалуй, главный момент в методике.

А в остальном глобального отличия между взрослыми музыкантами и детьми нет. Понятно, что исполнительская техника развивается постепенно. Но органный репертуар широк, и всегда можно найти специальные произведения, в том числе и написанные не только для педагогических целей.

И маленькие детки могут искренне исполнять даже сложные произведения. И взрослые могут одно сочинение всю жизнь открывать заново…

Кстати

Услышать виртуозную игру Дины Ихиной и Дениса Маханькова можно в городе Печоры Псковской области. Там в лютеранском храме начала прошлого века сохранился инструмент, который входит в десятку исторических органов России. На нём Дина Ихина и Денис Маханьков играют постоянно с апреля по октябрь и даже ноябрь – всё зависит от погодных условий, поскольку храм не отапливается.

– Орган эстонской фирмы Kriisa был построен в 1928 году, – говорит Денис Маханьков. – Это романтический орган с пневматической трактурой. Подобных инструментов в России всего три. Причём два из них – в столицах: в Москве, в лютеранском храме Петра и Павла, и в Санкт-Петербурге, в Мальтийской капелле. Наш орган – единственный в провинции.

Фото: из семейного архива Дины ИХИНОЙ и Дениса МАХАНЬКОВА

Ольга Суркова

Смолян приглашают на выставку «АRTфото-2021»
В Смоленске прошла областная выставка авторских кукол «Отражение»

Новости партнеров