Как написать бестселлер
Культура

Как написать бестселлер

10 апреля 2021 года в 09:48

В рамках проекта «Энергия науки» сети информационных центров по атомной энергии нашу область посетила детский писатель, преподаватель писательского мастерства Екатерина Матюшкина. Она провела мастер-класс «Как написать бестселлер» в Смоленске и презентацию книги «Трое в машине времени, не считая пушистого Атома» в городе атомщиков Десногорске. Некоторые свои профессиональные секреты Катя раскрыла «Смоленской газете».

Сейчас надо писать интересно

– Катя, хотелось бы начать разговор, что называется, с самого начала. Вы выросли в семье живописцев – как вы стали писателем, с чего начался этот интерес?

– Писать книги я хотела с самого детства. Скорее всего, это родилось из-за того, что я в детстве была очень болезненным ребёнком, часто оставалась дома одна. Мне хотелось каких-то приключений, но когда ребёнок бывает один, ему остаётся только мечтать. И я мечтала летать на космических кораблях и быть писателем. Но поскольку родители у меня художники, они говорили: «Академия Репина, масло, живопись...» Поэтому я сначала стала художником-иллюстратором и только потом начала писать книги.

– А что читали в детстве, чем вдохновлялись?

– Конечно, это были детские книги – те же самые Носов, Булычёв. И приключения Булычёва, когда Алиса летала на разные планеты, меня очень вдохновляли. Но мне было ужасно обидно, что она то старше меня, то младше, – у меня никак не стыковалось в голове, что я могу быть этой самой Алисой. И я придумывала свои истории, исписала огромное количество тетрадей – набралась целая коробка. Где-то у родителей они до сих пор хранятся.

– Екатерина, говорят, что Уолт Дисней, например, ненавидел детей, но это не мешало ему делать мультики для них...

– Не только Дисней. Говорят, что и Чуковский не любил детей – про кого только таких сплетен нет. Я детей обожаю. Хотя, наверное, дети, как и взрослые, – кто-то нравится, а кто-то нет. Но вот какая удивительная вещь. Приходишь в какой-нибудь зал или класс, сидит на первом месте мальчик, ноги вытянул в проход, жвачкой чавкает, смотрит на тебя презрительно, постоянно кидает какие-то реплики и сильно тебе мешает. И ты думаешь: «Зараза! Куда тебя деть? Что же сделать?» Заканчивается мероприятие, и он подходит, смотрит на тебя глазами маленького испуганного оленёнка и говорит: «Я вас так люблю». И себя ругаешь: «А чего ты злилась? Ну да, это дети, они ведут себя по-разному, но это твой читатель, он тебя любит». Поэтому я их всех люблю, конкретно каждого.

– Современный маленький и юный читатель не такой, как был лет двадцать – тридцать тому назад. Сейчас много разговоров о том, что сложно отвлечь детей от гаджетов и заинтересовать чем-то другим. Для вас как для писателя это вызов?

– Сейчас я бунт устрою и скажу, что это полная чепуха и ерунда. Есть такое коллективное мнение, что сегодня читатель изменился. Не изменился читатель – человек так быстро не меняется, мы как вид так быстро не мутируем. Изменились обстоятельства, появилась конкуренция с чтением. Появились игры, появился телевизор. Когда братья Люмьер сняли свой паровоз, летящий на зрителя, зрительный зал разбегался. Сейчас покажи нам этот паровоз – ну, паровоз и паровоз, ничего интересного, никто это смотреть не будет. Так же и с книгами. Лет тридцать назад ребёнок, в принципе, мог читать любой, даже занудный текст, потому что выбора не было, больше делать было нечего. А сейчас просто надо писать интересно. Если ты написал книгу, которая захватывает читателя, то читателей у тебя будет много.

– А как вы заинтересовываете своего читателя?

– Большое количество книг – скучные, потому что у нас много непрофессиональных авторов, которые не понимают, как удержать читательское внимание. Многие думают, что тебя что-то вдохновило, ты об этом написал книгу, и все будут говорить: «Ты такой классный, такая книга, она стала бестселлером». Ничего подобного. Пока ты не изучишь читательскую аудиторию, пока ты не проанализируешь книги, которые читаются, не выведешь формулы, не поймёшь, как строится трехактная структура, какие существуют приёмы удержания внимания, ничего не получится. Это достаточно сложный труд, который надо изучить, прежде чем идти в писательство.

Лиса – хитрая, заяц – добрый

– Об этом ещё поговорим подробнее, но сейчас о другом. На ваш взгляд, должна ли детская книга воспитывать или это фантазии родителей, которые хотят переложить на кого-нибудь свою ответственность?

– Конечно, у разных книг – разное предназначение. Есть книги обучающие – это учебники. Но для детей, как и для взрослых, надо делать развлекательные книги, чтобы они, с одной стороны, отдыхали, а с другой стороны, чему-то учились. Для ребёнка обучение не всегда идёт в прямой форме, то есть даже если он просто читает книгу, он учится общению, дружбе, переживанию разных эмоций. Поэтому все книги для детей – обучающие, даже те, которые на первый взгляд обучающими не являются.

– В связи с тем что дети всё впитывают как губка, чувствуете ли вы свою ответственность за то, что они впитают из ваших книг?

– Я не пишу ничего такого, что может обидеть или как-то задеть чувства каких-то целевых аудиторий, каких-то детей. Например, есть дети с ограниченными возможностями здоровья, и я стараюсь крайне аккуратно обходить эти темы. Мне приходят отзывы, скажем, от родителей, у которых дети с нарушением слуха, потому что эти дети учатся говорить через чтение. Приходится писать так, чтобы книги были максимально лояльными по отношению к любому читателю. Что касается религии, у нас страна многонациональная, и, соответственно, надо аккуратно обращаться с этой темой. Опять же в политику я не залезаю. Не касаюсь таких вещей, которые могут кого-то обидеть.

– Катя, а как вы придумываете своих героев?

– Сами в голову приходят. На самом деле, героев для первой книги, которую мы написали с Катей Оковитой, мы придумали так: сидели на задней парте в институте и рисовали карикатуры на всех наших студентов. У нас получилась книга «Лапы вверх». А сейчас, когда я уже стала изучать это дело, оказалось, что дети делятся на разные возрастные целевые аудитории, у них меняется ведущая деятельность, соответственно, меняются потребности и те персонажи, которые их сейчас завлекают. Поэтому я отталкиваюсь от того, что мне интересно сделать, и беру тех персонажей, которые будут интересны целевой аудитории. И на этом стыке получаются забавные истории.

– Расскажите подробнее, какие персонажи интересны разным целевым аудиториям?

– Становление ребёнка как личности, его взросление проходит различные этапы. И если мы поделим их на совсем маленькое количество, то до шести лет ведущая деятельность – ролевая и игровая. Что такое игра? Ребёнок многократно повторяет взрослые действия. Бедные родители вешаются, когда надо триста раз прочитать «Колобка», а ребёнок за счёт этого запоминает структуру. Для него идёт очень сильное обучение. И ребёнок учит роли: мама, папа и так далее. В возрасте трёх-четырёх лет, когда дети ещё очень маленькие, мышление у них простое, и они могут запоминать какие-то простые вещи: лиса – хитрая, заяц – добрый. Истории для них должны быть крайне понятными, с очень простыми персонажами. После этого возраста идёт поиск кумира – кем я хочу стать. И тогда вообще великолепно заходят истории про принцесс, человеков-пауков…

С шести до двенадцати лет ведущая деятельность – учебная. Они обучаются, и им интересно узнавать про разные волшебные страны. Например, «Незнайка» в это время хорошо читается, потому что там есть много всяких подробностей о том, как дом построен, что на планете сделано. В подростковый период ведущая деятельность – социальная. Я не буду много рассказывать, но в подростковой книге самое важное, за чем следит ребёнок, – не за сюжетом, а за общением между мальчиками и девочками. Если в подростковую книгу забросить группу хороших детей, группу плохих, их конфликты, то ребёнок будет это читать с удовольствием, а если ещё добавить туда, что ребёнок всех побеждает и становится королём, то это вообще здорово.

– Из того, о чём вы говорите, складывается впечатление, что детскому писателю надо быть ещё и психологом...

– Да, без изучения психологии никуда. Ещё сейчас говорят о том, что дети не читают. Но есть просто люди с таким складом характера, с такой нервной системой – такие люди и двадцать лет назад тоже не читали. А когда я прихожу в какой-нибудь совершенно незнакомый класс, процентов двадцать детей мои книги точно читали.

Прототип Кота да Винчи

– То есть то, что дети не читают вообще, – это всё-таки миф?

– Ещё как читают. В основном подростки читают в интернете анимэ и мангу, потому что они сейчас написаны сильнее, чем всё остальное, что есть у нас на рынке. Да, у нас есть несколько звёзд подростковой литературы, но этого мало. Слава богу, что у нас появляются курсы по тому, как хорошо писать книги, потому что, например, американских сценаристов учат в разы сильнее. И сейчас мы пытаемся их догнать.

– Давайте вернёмся к вашим героям. Кто из них у вас самый любимый и почему?

– Много любимых, потому что я в основном пишу либо о себе, либо о своих друзьях. Писать книгу – скучно, когда ты делаешь это технически. А если списываешь персонажей со своих друзей, это гораздо интереснее. Сову Угуху я списываю с двух своих друзей, и то, что они говорят, выливается в очень смешные фразы персонажа. Есть у меня герой Зыза, отчаянный мышище-злодей с узлом на хвосте. Я пишу, как он в порывах злости грызёт спинку кровати и царапает обои, и это тоже списано с реального человека. Кота да Винчи пишу с себя, потому что у меня иногда бывают приступы гениальности: «Да, я со всем справлюсь, я всех одолею».

– Вы пишете серии, герои кочуют из книги в книгу. У музыкантов бывают такие ситуации, когда они бы уже и спели что-то новое, а публика просит любимые песни, и они становятся заложниками своих хитов. У писателя происходит такое? Становишься заложником своих героев, которых полюбили читатели?

– Это происходит с любой творческой профессией. Дело в том, что когда читатель, зритель, всё равно кто, поймал какой-то эмоциональный посыл от произведения, твоя аудитория приходит за тем, чтобы повторить для себя этот же аттракцион. Ты мне дал эту эмоцию, повтори её десять раз, но только по-разному, чтобы я не подумал, что ты одно и то же делаешь. Мне издатели сразу сказали: «Ты будешь писать только «Лапы вверх» и «Кота да Винчи». Остальное не надо, потому что только это принесёт деньги тебе, нам, всем». Конечно, это сложно, поэтому я всё равно втихушку подкладывала издателям другие книги, и это получилось очень здорово, потому что теперь я создала много разных серий про разных персонажей. Если бы я этого не сделала, я была бы заложником.

– А как получается не зацикливаться, не повторяться, ведь персонажи каждый раз одни и те же, а истории должны быть разные, и каждый раз нужно читателя удивлять?

– Это технология, с одной стороны, а с другой – это каждый раз эксперимент, справлюсь ли я ещё с новой задачей.

– То есть такой челлендж?

– Да. Это достаточно интересно. Единственно, что грустно: творчество – это достаточно непостоянная вещь, оно в основном рождается у людей, у которых есть некая хаотичность. Вдруг на тебя снизошло, и тебе хочется этим заниматься, но ты отдаёшь этому много сил. Меня очень удивляет то, что сейчас люди говорят, что надо «ни дня без строчки». Как только ты делаешь «ни дня без строчки», ты находишься в постоянном стрессе, а потом приходит очень сильное истощение, и ты полгода не можешь ничего писать.

Поэтому писать нужно так: пописал, отдохнул, пописал, отдохнул. И челленджи брать, допустим, один раз в год, а остальное время заниматься творчеством, делать это для себя и заниматься другими интересными проектами.

– Катя, один из пунктов вашего визита на Смоленщину – это презентация книги «Трое в машине времени, не считая пушистого Атома». Расскажите, что это за книга?

– Эта книга написана в честь 75-летия нашей атомной промышленности. Мне предложили написать что-нибудь потрясающе интересное для детей на эту тему. И это была интересная задача, потому что у меня основная целевая аудитория шести – девяти лет, а здесь целевая аудитория двенадцать – четырнадцать лет. К тому же атомная промышленность, про которую на ту пору я думала, что очень много знаю, потому что у меня первый муж – атомный подводник. Но когда я начала работать над книгой, я поняла, что не знаю ничего, пришлось много изучать. Получилась, на мой взгляд, очень интересная история про то, как мальчик попадает в прошлое, общается с Менделеевым, чтобы исправить будущее. В книге много вставок именно про атом, про атомную промышленность: как работает атомный ледокол и так далее. Книга есть в бесплатном доступе на «Литрес». Читайте, слушайте, оставляйте свои отзывы, потому что без них я не знаю, понравилась она вам или нет.

Медитация для писателя

– Ещё одно мероприятие, которое вы провели у нас, – мастер-класс «Как написать бестселлер». Это как раз на тему того, что вы не только пишете книги, но и обучаете других тому, как это делать. Как вы вообще к этому пришли?

– Меня в эту тему затащил главный редактор издательства «Астрель-СПб» Саша Прокопович, который занимается обучением авторов. Есть курсы «Мастер текста». Он попросил меня прочитать одну лекцию. А я попросила: «Дай почитать, что они пишут». Прочитала один абзац – скучно, второй абзац – скучно, третий абзац – соскальзывание с темы. И я решила рассказать о приёмах удержания внимания читателя. Прочитала лекцию, все сказали: «Какая хорошая лекция, давай ещё». И дальше понеслось. Ко мне стали приходить люди и просить, чтобы я написала учебник. Я создала группу «ВКонтакте» «Литературная студия Кати Матюшкиной» и выкладывала статьи с примерами. Сейчас у меня есть несколько записанных курсов. Например, гигантский трёхчасовой семинар, в котором я рассказываю, как из очень мелких структурных деталей пишется локация.

И кульминацией всего этого стало то, что я поехала на форум «Таврида». Три года я уже там преподаю. На «Тавриде» составляется рейтинг: студенты пишут, кто лучший преподаватель. И по рейтингу я там лучший педагог уже три года подряд.

Также недавно я прочитала лекции на курсах Band. Участвовали четыреста человек. Пришли очень хорошие отзывы. Мне позвонили организаторы и сказали, что за шесть лет работы у них было где-то двести пятьдесят лекторов, и я одна из лучших. Хвалить-то хвалят, но я думаю, что мне ещё учиться и учиться.

– Энное количество лет тому назад считалось, что писать книги – это дело избранных, а сейчас чуть ли не каждый может что-то написать. Если брать не детскую литературу, а, например, жанр нон-фикшн, то там книги стали просто визитными карточками. «Здравствуйте, я Вася Иванов, специалист в такой вот области, почитайте мою книгу, всё узнаете подробнее, и переходите на мой сайт». Это положительное или отрицательное явление? Действительно ли книги писать может каждый или всё-таки играет роль наличие или отсутствие таланта?

– Писать может любой достаточно логичный человек, мысли которого понятны широкой аудитории. Потому что есть люди со специфическим мышлением, и как бы они ни старались, всё равно будут писать нечто странное. А что такое талант? Чутьё языка. И вообще, талант – это возможность пережить какие-то сильные чувства и передать их в творчестве таким образом, чтобы другие люди испытали те же чувства. Если тебе удаётся передать людям чувства через книгу, то это талантливая книга.

К сожалению, в 1990–2000-е годы издатели сообразили, что «оголодавшие» люди читают что попало, и просили всех своих знакомых что-то написать. Писали всё равно что, и это продавалось.

С одной стороны, хорошо, что писать могут все, а с другой стороны, одна, две, три, десять плохих книг – и читатели совсем разочаруются в литературе.

– Если человек очень хочет написать книгу, с какой стороны к этому подступиться?

– Я такую методику классную разработала. Когда ко мне приходят и говорят: «Я хочу написать книгу, не знаю о чём». Я отвечаю: «Поиграем в медитацию». Представь, что тебе очень повезло, и ты можешь попасть в любую вселенную, в любую реальность на пять минут. Но только это не чужая вселенная, а та, которая к тебе придёт. Куда ты можешь попасть? Космический корабль, другая планета, замок, мир, где живут волшебники, Париж – всё равно, всё что хочешь. И люди закрывают глаза и говорят, куда хотят попасть. А теперь представь, что может быть нереального в этой волшебной стране. Например, тропинка, которая тебя всё время приводит обратно, или ты видишь заброшенный дом, который каждый раз, когда ты к нему подходишь, смещается на пять метров в глубь леса. После этого выписываешь все локации, которые там есть, и придумываешь для них всякие странности. А дальше ещё интереснее: ты придумываешь, кем хочешь быть в этом мире. Где тебе уютно, а где страшно. Затем берёшь всех людей, которых любишь, даже тех, которые уже ушли, и помещаешь в этот мир в виде каких-то персонажей. Это может быть, например, дерево, старец, кто-то, кто будет говорить с тобой с картины. Следующее задание: нужно неделю пожить в этом мире. Перед сном думаешь о том, как ты ходишь в этом мире, что ты там делаешь. И представляете, у людей через какое-то время возникают истории и появляется книга, которая вышла из их души, а не что-то, что нужно написать. И люди счастливы. У меня сейчас несколько учеников по этой методике пишут.

Изучать конкурентов

– А потом нужно наложить на это всё те приёмы, о которых вы говорили?

– Да, для этого нужно изучить как минимум трёхактную структуру. Но с этим вы можете познакомиться у меня в «Инстаграме» – я выкладываю бесплатные лекции. Я вообще фанат всего этого и хочу, чтобы все научились.

– А из тех приёмов, которым вы обучаете, что самое сложное?

– Есть несколько сложных вещей. Сложно понять цель читателя и держать в голове то, что человек читает вашу книгу не для того, чтобы прочитать определённое количество слов или узнать, что вам ударило в голову и вы об этом написали. Если пишете, что в доме жили монстры, то извольте к этим монстрам и подводить. А если писать о том, что в соседнем доме жили соседи Пупкины, то читатель либо пробежит это глазами, либо вообще закроет книгу. Вторая сложность – очень большие проблемы с описанием локаций. Писатель описывает комнату, которая возникла у него в голове, а у читателей ассоциативно возникают другие комнаты, и это не стыкуется, получается абракадабра, и люди ужасно устают. Есть ещё другие технические ошибки, но эти самые важные.

Нужно следить за читательским вниманием и писать хотя бы внятно. Со временем всему можно научиться, главное – иметь желание и стремление делать это максимально хорошо.

– Важно не только написать книгу, но и чтобы её читали. Как добиться успеха? И вообще, в современном мире это сложно сделать?

– Это не быстро. И для того, чтобы добиться успеха, мало просто хотеть писать книги – надо понимать, что у тебя есть целевая аудитория. У меня одна студентка начала писать историю про катышки с одежды: их надо было сажать в землю, вырастали деревья, а на деревьях вырастали человечки, которые носили одежду, срывали с неё катышки и так далее. Такая вот история. Я с ней разговаривала о том, что целевая аудитория – девочки шести-семи лет, скорее всего, будут смотреть мультик «Три кота», прочитают про кукол, принцесс, а про катышки вряд ли будут читать. Поэтому нужно изучить целевую аудиторию, что ей интересно. Нужно изучить личный брендинг и, опять же, нужно изучать конкурентов. Все думают: «Я напишу сейчас фантастику. Конкурентов изучать не буду – они все пишут плохо. А я вот сейчас сам напишу хорошо». Но дело в том, что ваши читатели всех этих конкурентов знают, и они будут сравнивать вас не с вашим соседом, а с Кингом и Роулинг. Вот изучите их, составьте план, что вы можете сделать лучше, и сделайте.

– Катя, что смолянам пожелаете?

– Город – чудесный. Конечно, я смолянам желаю счастья, хороших книг, хорошего настроения и исполнения всех желаний, чтобы просто жить хорошо и придумывать истории. Потому что творчество – это та вещь, в которой вы можете быть самим собой, встретиться с тем миром, с той сказкой, которую вы храните в своей душе и в которую вы хотели бы попасть. Творить – здорово, и не обязательно быть писателем, можно просто делать это для себя – как отдых, как радость.

Фото предоставлено Информационным центром по атомной энергии

Татьяна Борисова

Смолянам предлагают стать ближе к звёздам
Смолянам покажут «Палитру пилигрима»

Новости партнеров