Василий Лановой: «Я дитя войны, и этого мне не забыть никогда»
Культура

Василий Лановой: «Я дитя войны, и этого мне не забыть никогда»

14 октября 2020 года в 14:00

Народный артист СССР Василий Лановой в очередной раз побывал в Смоленске. На этот раз его творческий вечер в рамках акции «Спасибо за верность, потомки!», которая является культурной составляющей общественного движения «Бессмертный полк», прошёл на сцене КДЦ «Губернский». Актёр вспоминал Великую Отечественную: события, настолько впечатавшиеся в память мальчишки, что живы и до сих пор…

Славные русичи

- Сегодняшнюю нашу встречу мы посвятим великому героизму русского народа. Знаете, у Александра Сергеевича Пушкина есть такая фраза: «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно. Не уважать оной есть постыдное малодушие». Это правильно, это по-русски. Хотя это естественно для любой нации – в том числе и для русичей.

Надо сказать, что война – страшный подарок в любые времена и эпохи. Но Вторая мировая была особенно чудовищной, оттого фашизм так ненавидим во всех странах. Мир выжил только благодаря героизму советских людей, у которых всё было подчинено главному – Родине.

И здесь, в вашем городе, я опять с особой остротой почувствовал эту несгибаемость русичей, их умение противостоять любым врагам. Ведь сюда и поляки лезли, и какие-то прибалты всё время вмешивались, и французы покорить пытались… Но русичи не сдались: отстояли своё, вернули назад.

А особенно меня впечатлила стена с фотографиями героев «Бессмертного полка». Такого больше нигде нет. Я был просто потрясён! Замечательно, что вы это сделали, что эти люди остались на виду. И за это вашему городу большое спасибо!..

Военное воспитание

- Именно в детстве и юности в человеке закладывается то, что потом формирует его личность. А я дитя войны. Я воспитан войной – и для меня это главное. Поэтому лучшие стихи для меня – военные, лучшие песни – военные, лучшие книги – о войне. Как бы тяжело и страшно тогда не было, для меня это незабываемые мгновения моей жизни.

Ребёнком я каждое лето проводил в украинской деревне Стрымба - у бабушки с дедушкой. И 1941 год не стал исключением. 20 июня мама посадила нас на поезд: меня семилетнего и двух моих сестёр, Галю и Люду, четырёх и десяти лет. Сама она поехать не смогла – попросила присмотреть за нами проводника.

А 22 июня в пять утра мы вышли на станции Абамеликово и увидели всё небо в немецких самолётах, которые летели бомбить Одессу. Так для нас эта война и началась.

Мама должна была приехать к нам через пару недель, но не приехала ни через год, ни через два, ни через три. Практически всю войну мы ничего не знали о родителях, а они о нас. Три с половиной года я провёл у бабушки с дедушкой, и за это время было много всего интересного, что запомнилось на всю жизнь…

Василь и немцы

- Один немец, майор, жил у нас в большой хате, а мы впятером ютились в маленькой. На нас, детей, он смотрел с умилением и даже плакал иногда, показывая нам фото трёх своих сыновей примерно нашего возраста. Это было неожиданно.

Как-то он даже подарил мне ремень – просто так. И я ходил довольный этим. Но однажды около меня вдруг остановилась машина. Маленькой «мерседес» - на таких немецкие офицеры ездили. Незнакомый немец поманил меня к себе – я подошёл. Тогда он потребовал отдать ему мой ремень, я ответил: «Нет – мне его подарили». Он продолжал настаивать, но я был непреклонен. И тут он засмеялся, взял автомат и пустил несколько очередей у меня над головой. С подарком пришлось расстаться, и стой поры я стал заикаться.

Заикался страшно – с такой речью актёра Ланового просто могло не быть. Но когда в 44-м году мы вернулись в Москву, мама сразу повела меня к врачу. Тот спросил есть ли у меня музыкальный слух и люблю ли я песни. Услышав утвердительный ответ, врач сказал: «Пусть с утра до вечера поёт украинские песни: там длинные гласные, они помогут ему справиться с заиканием». И я десятилетний ходил по улице и пел, а через три месяца действительно перестал заикаться…

Без проб

- Во время войны у меня был учитель-молдаванин, который преподавал нам румынский язык. И на его уроках, где мы занимались практически друг у друга на спинах, в классе всегда сидел солдат-румын с автоматом.

А однажды этот солдат куда-то вышел, и учитель говорит нам: «Хлопцы, закройте дверь на стул. Если кто-то на селе узнает, что я буду вам читать, меня убьют». Открывает портфель, достаёт оттуда потрёпанную книгу и произносит: «Микола Островський. Як гартувалася сталь».

Конечно, произведение, с которым я впервые столкнулся при столь необычных обстоятельствах, запало мне в душу. Поэтому когда спустя много лет величайшие режиссёры Александр Алов и Владимир Наумов предложили мне попробоваться на роль Павки Корчагина, я заявил: «А чего пробоваться – я его должен играть! Только я!» И в качестве неопровержимого аргумента рассказал им эту историю.

Роль я получил, хотя студентам «Щуки» тогда было строжайше запрещено сниматься в кино – за это сразу выгоняли. Но я, хитрый хохол, рассудил так: апрель, так что надо всего пару месяцев продержаться до каникул. Думал, никто и не узнает, если держать всё в тайне. Я и молчал. И летал в Киев и обратно чуть ли не каждый день.

И вот, уже в конце мая, возвращаюсь на самолёте в Москву, беру почитать «Правду» и вижу на первой странице свой портрет с подписью: «Студент третьего курса Василий Лановой в роли Павла Корчагина». Ну всё, думаю, теперь точно выгонят. Приезжаю в училище – на доске приказ о моём отчислении. Потом, правда, наказание смягчили, просто оставив меня на второй год…

В строю героев

- Когда мне предложили стать сопредседателем движения «Бессмертный полк», я рассказал о своих родителях.

Отец и мать у меня с Украины – из того самого села Стрымба Кодымского района Одесской области. Когда в 31-м году там наступил голод, отец уехал в Москву, чтобы спасти семью. Потом и мать к нему переехала.

Они работали на химзаводе. И в первые же дни войны им пришлось вручную разливать по бутылкам противотанковую жидкость – страшно вредную вещь. Уже на пятый-шестой день 72 человека из их цеха не пришли на работу – врачи констатировали полное уничтожение нервной системы и полную неподвижность рук и ног.

Когда мама в 44-м году смогла вернуться за нами, я её сразу не узнал: худющая, с трудом передвигающая ноги. Хоронил её через несколько лет инвалидом первой группы, а потом и отца – инвалидом второй группы…

Классика жанра

- Уже 67 лет я работаю в театре и 69 снимаюсь в кино. Хорошо помню свой первый фильм – «Аттестат зрелости». Мне особенно нравилось сниматься в картинах по классическим произведениям: «Война и мир», «Анна Каренина»… Я сыграл больше восьмидесяти ролей, но самая любимая – маленький эпизод из «Полосатого рейса». Помните, такой пижон на пляже, который первым заметил «группу в полосатых купальниках»?

Но главным для меня всё-таки всегда оставался театр. Там я играл самые разные роли: и романтические, и комедийные. Хотя в первый год после окончания института, когда меня только приняли в театр Вахтангова, Рубен Николаевич Симонов сказал: «Год не будешь выходить на сцену, потому что у тебя украинский говор. От него надо избавляться – послушай, как говорят Гриценко, Шалевич, Плотников, Яковлев, Мансурова…» Я каждый день ходил и слушал и через год говорил чисто.

Я не раз вспоминал об этом, когда озвучивал двадцать серий документального фильма о Великой Отечественной. Кстати, эта картина потом обошла весь мир и получила Ленинскую премию. И я тоже стал ленинским лауреатом.

А пятнадцать лет назад я стал преподавать на кафедре художественного слова в родном институте имени Щукина при театре Вахтангова. Занимаюсь со студентами важнейшим – русским словом. И вместе с ними по этой части было сделано много разных интересных открытий...

Фото: Елена Белых

Ольга Суркова

В Смоленске пройдёт научно-практическая конференция «Усадьбы Смоленщины»
В Смоленской области появился виртуальный концертный зал

Новости партнеров