Жанна Дозорцева: «Я всегда влюбляюсь в то, что делаю»
Культура

Жанна Дозорцева: «Я всегда влюбляюсь в то, что делаю»

1 августа 2020 года в 12:00
542

В нынешнем июле свой 85-летний юбилей отметила музыковед, академик, заслуженный деятель искусств России Жанна Григорьевна Дозорцева. В Смоленске к ней относятся с особым пиететом: почти полвека она была ведущей музыкального фестиваля имени М.И. Глинки. Впрочем, не только ведущей – и художественным руководителем, и вдохновителем, и ангелом-хранителем…

Имени Глинки

– Жанна Григорьевна, на открытии шестидесятого фестиваля зал встречал вас стоя…

– Честно говоря, я даже растерялась – не знала, как себя вести, потому что была просто потрясена такой встречей. У меня даже сердце заболело.

– Вы были ведущей больше чем на сорока наших фестивалях. Но, как оказалось, никто не знает точной цифры: в одних источниках – 47, в других – 42…

– Я тоже не знаю. Никогда не вела подобных подсчётов. Лично для меня куда важнее была сама возможность приехать в Смоленск, пообщаться с вашей удивительной публикой.

Я считаю, что это счастье – быть на Смоленщине, которая всегда считалась щитом и мечом России. Которая дала миру столько славных имён. И, конечно, самое первое место среди них занимает Михаил Иванович Глинка. Он мог родиться только на Смоленщине. Вот только на минуту представьте себе: Новоспасское, этот изумительный благоухающий парк, пруды, девушки водят хороводы и поют русские песни… Не случайно потом Глинка скажет Милию Балакиреву: «Я родился в русской песне и до сих пор в ней живу»…

– Наш фестиваль перешагнул шестидесятилетний рубеж. Таким долголетием не может похвастаться больше ни один из его российских собратьев…

– Я бы даже назвала его фестивалем фестивалей. А секрет его долголетия – в имени Глинки и искренней любви смоленской публики, которая с удовольствием ходит на все концерты.

Вообще, имя Глинки, его музыка обладают неким магическим притяжением. Всё, что он делал, делалось им гениально и впервые в России. Первая драматическая опера, построенная на психологических конфликтах, – «Иван Сусанин». «Руслан и Людмила» – первая эпическая опера, в которой каждая сцена – абсолютный шедевр. Испанские увертюры – я их просто обожаю. И не знаю ни одного романса Глинки, который бы мне не нравился. На мой взгляд, Глинка – это тот фундамент, на котором выросла вся русская музыкальная школа.

К тому же Смоленск был необычайно дорог ему. Куда бы композитор ни отправлялся, в какую бы страну ни забрасывала его судьба, он обязательно ехал туда через Смоленск. И вы, конечно, помните, что в 1848 году здесь, в дворянском собрании, губернатор устроил специальный вечер в честь Михаила Ивановича Глинки, где сказал такие слова: «Мы знаем, как вас приветствовали под нежным небом Испании, как вам аплодировали во Франции, Германии и Италии. Но согласитесь, что нигде на свете нет сердец, которые так чувствуют и понимают вашу музыку, как здесь».

С тех пор прошло много лет, но публика в Смоленске осталась такой же чуткой, понимающей, умеющей ценить высокое искусство. У нас в России много начиналось музыкальных фестивалей. Был фестиваль Чайковского, Рахманинова, других композиторов. Но все они существовали несколько лет, максимум два десятка, и всё – их больше нет. И на этом фоне фестиваль в Смоленске – явление просто уникальное. Фестиваль, носящий имя великого, единственного и неповторимого создателя и пропагандиста нашего русского искусства.

– За столько лет вашего участия в фестивале наверняка было немало ярких открытий. Может быть, поделитесь теми, что особенно запомнились?

– Ой, их было столько много! По сути, каждый фестиваль, да даже практически каждый концерт – это всегда какое-то открытие. Я уж не говорю про новые имена – молодых артистов, чья большая творческая судьба началась после выступления на фестивале имени Глинки. Та же Анна Нетребко приезжала сюда, будучи ещё мало кому известной вокалисткой.

– В последнее время нередко можно услышать, что фестиваль уже не тот…

По-моему, этому фестивалю обязательно нужен директор. Потому что плотно заниматься его программой необходимо уже с сентября – с самого начала сезона. И это должен быть человек, которого знают и уважают музыканты.

Коньки и музыка

– Жанна Григорьевна, если позволите, мне хотелось бы немного поговорить о вас. Сведения в интернете крайне скупы, а между тем нашим читателям наверняка будет интересно узнать что-то о человеке, который столько лет был ангелом-хранителем и душой нашего фестиваля…

– Я родилась в 1935 году в Саратове. Мой папа был чекистом, разведчиком. Одно время он работал даже с Зорге. Мама окончила экономический институт, и, несмотря на то что нам приходилось ездить за отцом по всему Советскому Союзу, она везде работала.

Во время войны мы с мамой жили в Чите. Мама помогала медсёстрам в госпитале. Я помню, как приходила к ней и обязательно для раненых пела. У меня был такой звонкий-звонкий голос, и всем нравилось.

– То есть музыка вошла в вашу жизнь уже в раннем детстве?

– Да. И там же, в Чите, меня определили в музыкальную школу – просто чтобы ребёнок не болтался по улице. Вначале музыка меня не захватила. Тем более что путь в музыкальную школу лежал мимо катка, а я тогда очень увлекалась коньками, так что частенько забывала про музыку, прокатавшись на льду.

А потом у нас появилась новая учительница музыки. Я была уже в третьем классе, и вот она меня просто влюбила в музыку. Я стала заниматься. Сначала ходила играть к соседям, а потом мне и самой купили пианино.

А потом папу перевели в Ташкент, мы переехали, но занятий музыкой я не бросила. Более того – поняла, что именно с ней я хочу связать свою будущую профессию. Поначалу папа был против – он хотел, чтобы я стала врачом, как его младшая сестра, которая очень рано умерла. Но мама мне помогла – она настояла, чтобы я всё-таки стала музыкантом.

В Ташкенте я окончила музыкальную школу, потом училище с отличием и поступила в консерваторию без экзаменов.

Мечты сбываются

– А как получилось, что после стольких лет, отданных инструменту, вы всё-таки решили стать не музыкантом, а музыковедом?

– Это было моей мечтой. Дело в том, что к нам в Ташкент очень часто приезжали музыковеды из Москвы. И под впечатлением их выступлений я решила, что тоже стану музыковедом. Для этого мне даже пришлось почти полгода заниматься с логопедом, потому что я страшно картавила.

– Сейчас вас называют выдающимся музыковедом. Как вам удалось добиться такого успеха в профессии?

– Я всегда влюбляюсь в то, что делаю. Наверное, этот мой личный восторг передаётся и публике.

А вообще, хороший музыковед – это соединение нескольких качеств. Прежде всего он должен быть образован. Причём образован не просто в сфере музыки. Необходимо прекрасно знать историю, все виды искусства – абсолютно всё.

Кроме того, музыковед должен уметь заставить себя слушать. То есть быть немного артистом, вживаться в тот образ, который следует донести до публики. Я, например, перед любым выступлением обязательно слушаю то произведение, о котором буду говорить, – даже если знаю его досконально. Иногда слушаю подряд несколько раз, чтобы настроиться и передать этот настрой публике.

– Но вам ведь приходится работать не только с публикой, но и с музыкантами…

– Конечно. И у каждого из них есть что-то, благодаря чему наша совместная работа получается интересной не только нам, но и публике. Я, например, очень любила Ирину Архипову. Она была необычайно интересным человеком. Великолепная школа, замечательный голос… И она была мастером своего дела.

Или Евгений Светланов – с ним у меня вообще были особые отношения. Честно говоря, я научилась говорить о музыке именно на его репетициях. Это совершенно гениальный человек. Он мог любую проходную тему вытянуть так, что получалась совершенно иная концепция произведения. Причём как раз та, что задумывал автор. Я считаю, что Светланов – это величайшее явление в искусстве дирижирования…

Для справки

Жанна Дозорцева – музыковед, заслуженный деятель искусств России.

Родилась 13 июля 1935 года в Саратове. Окончила Ташкентскую консерваторию по специальности «музыковед».

Карьеру начинала на Всесоюзном радио. С 1961 года работает в Московской государственной филармонии лектором-музыковедом.

Жанна Дозорцева – автор цикла концертов «Музыкальные вечера для юношества» и «Из залов Музея изобразительных искусств имени Пушкина», которые транслировались на центральных каналах телевидения и радио.

Автор книг «Советская опера», «Государственный симфонический оркестр СССР».

Жанна Дозорцева проводит концерты во всех крупных музыкальных залах Москвы, гастролирует по России и за рубежом.

Фото: Юлия Орлова

Ольга Суркова

Анна Бутурлина: влюблённая в джаз
Джаз по правилам и без

Новости партнеров