Культура

«Игрой я выражаю свои мысли…»

7 октября 2015 года в 13:58
331
Ирина Купченко – об учителях и «Училке».

«Внезапно тишину школьных коридоров оглашает выстрел. Доведённая до крайности учительница истории берёт в заложники целый класс. Но вскоре ситуация в корне меняется, и заложницей становится она сама…»
В этих нескольких фразах – основная сюжетная линия фильма Алексея Петрухина «Училка». Фильма, который увёз с нынешнего фестиваля в Смоленске главную награду – «Бриллиантовый Феникс». Фильма, главную роль в котором сыграла великолепная Ирина КУПЧЕНКО.
Кстати, актриса лично приезжала представлять этот фильм. И по этому поводу активно общалась не только со зрителями, но и с журналистами, что делает только в исключительных случаях…

Зацепило



– Я так счастлива, что фильм «Училка» получил гран-при фестиваля «Золотой Феникс»! Это как раз та картина, которую хочется показывать зрителям. И вовсе не потому, что я там сыграла. Даже если бы фильм сняли другие люди, я всё равно советовала бы его посмотреть. Поверьте, это искренне.

– Ирина Петровна, я обратила внимание, что после показа «Училки» к вам подходили педагоги и благодарили за роль. Для вас это была ожидаемая реакция?

– Нет. Скорее наоборот – абсолютно неожиданная. Во время работы над фильмом мне казалось, что это молодёжная картина. Во всяком случае внутри, для себя, я всегда держала именно это утверждение. Ну а для кого – не для старых же учительниц? И сейчас меня настолько поражает, что я была так не права. Мне казалось, что учителя будут возмущены и моим образом, и ситуацией. Я никак не ожидала, что они этот фильм примут. Причём примут настолько близко к сердцу.

– Ну да, ваша «училка» на экране далека от идеала педагога…

– Вот именно. Эта учительница, конечно, не идеал. И именно об этом мы снимали. Но такие учителя тоже есть: усталые, опущенные, растерянные, которых школа раздражает. Но им тоже нужно как-то жить, работать… Мы все рассуждали. И смотрели, что получается. Моя «училка» ведь тоже за картину меняется – в ней что-то происходит, не только в ребятах. Это не значит, что нужно поступать именно так, как она, – фильм для того и сделан, чтобы в жизни ничего подобного не произошло. Наверное, у хорошего, сильного учителя такая ситуация просто не возникла бы.

– Но, опять же судя по количеству благодарных педагогов, вам удалось создать очень точный образ…

– Это заслуга режиссёра – он мне рассказал и показал, что играть. Почему очень часто тяжело работать с режиссёрами, которые сами актёры? Потому что они показывают, КАК играть. А в режиссёрском показе самое главное – увидеть, ЧТО играть: саму мысль, идею. И в этом отношении мне с Алексеем Петрухиным было очень легко работать. Потому что он доходчиво объяснял, что мне нужно сыграть. А как – я уже додумывала сама. Через собственные эмоции и чувства, вживаясь в роль. Потому что это моя профессия. И это такая русская игра – через себя, через проживание.

Личное мнение



– То, что роль потребовала больших эмоциональных затрат, это понятно. А что она дала вам при этом?

– Эта роль дала мне удовлетворение. Потому что появилась возможность высказать своё мнение. Те учительницы, которые подходили ко мне после просмотра, говорили очень эмоционально. Им хотелось высказать всё, что накопилось: все свои мысли по поводу существующих проблем и в школе, и в обществе. У меня как у человека тоже есть своё мнение. И как актриса я выражаю свои мысли игрой на сцене или в кино. Это естественно. Меня иногда просят: расскажите о фильме. Но это же всё равно, что художнику предложить станцевать то, что он нарисовал. Я не умею рассказывать – я показываю то, что думаю, своей игрой. Поэтому каждая роль для меня – это возможность высказаться.

– Насколько комфортно вам было в образе такой внешне непривлекательной женщины?

– Вы знаете, в возрасте есть свои преимущества. Это в молодости женщина не то, что хочет, а должна выглядеть хорошо. Потому что любовные истории, ожидания зрителей – в общем, всё понятно. А с возрастом это уже неважно. Я даже не интересовалась, как выгляжу во время съёмок. И не ругала Алексея, когда посмотрела на экране. Значит, так надо было. Режиссёр считал, что чем страшнее внешность, тем эмоциональнее будет.

Призвание и талант



– Это ведь не первая ваша роль учителя на экране…

– Да. По-моему, четвёртая.

– А в жизни вам не приходилось преподавать? Например, актёрское мастерство?

– Нет, к сожалению. И тут два момента ключевых. Первый – я не чувствую в себе такой потребности. И второй – у меня нет такого таланта. Таланта педагога. Мне кажется, это вообще очень опасно, когда актёры начинают преподавать, не имея соответствующего призвания. Потому что педагог – это тоже талант. Преподавать нужно уметь. Причём для этого вовсе не обязательно быть хорошим артистом – надо быть талантливым педагогом.

– В ваших словах чувствуется какой-то личный опыт…

– Да. Мне самой довелось пострадать от такого педагогического непрофессионализма, когда я училась в Щукинском училище. Там были учителя – великолепные актёры. Например, Дина Андреевна Андреева – характерная комедийная актриса. И вот она делает со мной отрывок из «Чайки», где я играю Нину Заречную. Я большей муки в своей жизни даже вспомнить не могу! Она показывает, как она бы сыграла эту роль. А я её антипод, по всему психофизическому складу антипод. И все её попытки втиснуть меня в собственные решения, прочтения образа для меня против шерсти. Это не я! Потом Цецилия Львовна Мансурова. Тоже гениальная актриса. Она говорит мне что-то, показывает, а я не то что повторить – я понять её не могу! А она меня как раз готовила для поступления. Я тогда уже снялась в «Дворянском гнезде», и меня брали в училище. Нужно было только показаться. А мне не с чем! У меня один отрывок хуже другого – я просто чудовищно играла, и сама это понимала. И вот приходит Александра Ремизова – великолепный режиссёр Театра Вахтангова. Она за два дня поставила мне великолепный отрывок, и мне было так легко и приятно играть. Вот что значит, когда режиссёр объясняет именно суть, а краски в образ добавляет уже сам актёр.

Секрет её молодости



– А из образов, созданных вами на экране, есть какие-то наиболее близкие вам?

– Нет. Вообще, «Училка» – первая картина, которую я видела, сидя в зрительном зале. Обычно я не смотрю фильмы, в которых снялась, не оцениваю свои роли. У меня остаются только воспоминания, хорошо было на съёмках или нет. Потому что бывает по-разному, и чаще всего это зависит даже не от фильма, а от атмосферы на площадке.

- А были такие роли, которые вы сначала захотели сыграть, а потом вам их предлагали?

– Нет. Можно сказать, что все роли мне валились с неба. Я сама ничего не готовила, не просила, чтобы меня сняли в каком-то фильме или дали роль в спектакле. Хотя такая возможность у меня была. И я никогда не мечтала о какой-то конкретной роли, потому что это бессмысленно. Это режиссёр может мечтать снять фильм «Ромео и Джульетта» всю жизнь: в двадцать лет не получилось, сделает в восемьдесят. А сыграть Джульетту можно только в двадцать лет, в восемьдесят это уже нереально. Так что я всегда выбирала из предложенного.

– Ирина Петровна, позвольте в завершение беседы очень личный вопрос: как вам удаётся всегда так прекрасно выглядеть? В чём секрет вашей вечной молодости?

– Нет никакого секрета. И никакой вечной молодости. Я не ем – худею. Я ложусь рано спать. Поэтому все режиссёры знают, что меня нужно снимать именно с утра…

Фото: Дмитрий ПРУДНИКОВ
Всеволод Шиловский: «Я адвокат своих героев»
В Смоленске пройдёт третья «Битва поэтов»

Другие новости по теме


Новости партнеров