Опыт и новаторство «Школы трезвости»
Церковь и общество

Опыт и новаторство «Школы трезвости»

9 апреля 2020 года в 09:05

Одним из самых интересных и успешных в отделе по церковной благотворительности и социальному служению Смоленской епархии считают курс занятий в рамках проекта «Школа трезвости», который направлен на помощь людям, страдающим алкогольной и табачной зависимостью, и их родственникам. Корреспондент «Смоленской газеты» следила за событиями, общалась с командой специалистов и узнавала подробности.

Передовой опыт

Проект стал победителем конкурса малых грантов «Православная инициатива». Полученные средства позволили оборудовать учебный класс: приобрести учебную литературу, магнитно-маркерную доску и мультимедийную технику. Благодаря этому появилась возможность расширить спектр методов работы с аудиторией. В частности, на занятиях проводились презентации и просмотры учебных фильмов. Задача «Школы трезвости» – помочь людям, страдающим зависимостью, а также членам их семей понять суть недуга, с которым они столкнулись, научить их преодолевать свои проблемы, познакомить с методикой работы над собой. Одним из специалистов в проекте стала врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук, доцент кафедры общей психологии Смоленского государственного университета Ирина Машкова.

– В этом проекте, конечно, очень важно участие священнослужителей, возможность приобщить людей к церковной жизни и в преодолении недуга обратиться за помощью Божьей. Как специалист, который уже очень давно работает с данной проблемой, я понимаю, что эта проблема – не только психологическая, не только медицинская. Такая помощь необходима, но ее мало. И если мы углубляемся в понимание сути недуга, то приходим к выводу, что это именно духовная проблема. А в решении духовной проблемы необходимо использовать соответствующие ресурсы. У нас есть еще один проект, который реализуется Смоленским государственным университетом, и его основная задача – подготовка специалистов помощи зависимым и семьям зависимых, причем подготовка на основе био-психо-социо-духовной концепции. Сейчас эта четырехкомпонентная модель является актуальной в понимании зависимости. Она реализуется ведущими столичными учреждениями. Религиозность и духовный компонент в понимании психических расстройств – это та идея, которая поддерживается не только практикующими специалистами в их непосредственном опыте, это та идея, которая сегодня получает поддержку научного сообщества, Всемирной организации здравоохранения, – рассказала Ирина Юрьевна.

Роль семьи

Курс «Школы трезвости» включает в себя 10 занятий для зависимых и 3 занятия для их родственников. Каждое из них начиналось и завершалось общей молитвой перед иконой Божией Матери «Неупиваемая чаша».

По словам координатора проекта Константина Леонидовича Былины, в работе с зависимыми он опирался на опыт Екатеринбургской епархии, где подобная деятельность ведется уже более 20 лет. Автором используемой методики является кандидат педагогических наук, председатель Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение» протоиерей Игорь Бачинин.

Команда проекта отметила, что родственники людей, страдающих зависимостью, проявили больший интерес к работе «Школы трезвости», нежели сами зависимые, а также после первого занятия, когда люди узнали о том, что нужна серьезная и кропотливая работа над собой, часть слушателей курса отсеялись, но те, кто остался, прошли его до конца и получили большую пользу от участия в семинарах.

Одним из ключевых моментов курса стало понимание роли семьи в преодолении зависимости. Специалисты обратили внимание собравшихся на то, что семья может быть фактором, который поддерживает болезненное состояние человека, страдающего алкоголизмом. И во многом победа над недугом зависит от изменений в семье как в системе.

Ирина Юрьевна Машкова подчеркнула:

– Есть такое понятие – ассортативность брака. Ассортативность – это отсутствие выбора. Женщина, которая выросла в семье, где, предположим, папа пил, выбирает себе в мужья человека, который склонен к формированию зависимости. И это происходит на основе неосознаваемого выбора. И даже если мужчина на момент их знакомства не употреблял алкоголь, не был зависим, все равно какие-то особенности его личности могли говорить о риске формирования зависимости. И вот такой союз практически запрограммирован на то, что будет поддерживаться болезненная эмоциональная связь, и мужчина, который в другом союзе мог бы не запить, в этом союзе станет алкоголиком, а женщина приобретет весь букет созависимости. Проблема ассортативности существует. Она описана, исследована специалистами, которые занимаются системной семейной психотерапией. В практическом опыте мы с этим, конечно, тоже сталкиваемся постоянно.

Знание – сила

Поскольку созависимость близких людей не оставляет зависимому человеку шанса на исцеление, этой проблеме в рамках проекта «Школы трезвости» было уделено особое внимание. Прежде всего аудитория познакомилась с понятием и признаками созависимости. Участники проекта приняли предложение Ирины Машковой провести этот цикл занятий в формате группы, поскольку она больше доверяет такой форме работы, считает ее более эффективной, нежели формат лекций. У участников была возможность сесть в круг и в диалоге со специалистами и друг с другом выявлять проблемы и искать пути решения, знакомиться с новыми для себя понятиями и оценивать, имеет ли это отношение к ним самим, усваивать теоретические знания и выполнять практические задания.

– Мало кто знаком с термином «созависимость» и до конца понимает его суть, но при этом многие находятся во власти созависимости. Человек, который находится в сильной эмоциональной близости с зависимым, тоже болен. Созависимый живет не своей жизнью, а жизнью зависимого. Есть определенные критерии созависимости. Их много, и в интернете вы уже найдете довольно выверенную информацию, апробированные тесты, которые позволяют сориентироваться, близка ли вам эта проблема, погружены вы в нее или нет. На первое место как индикатор созависимости я бы поставила поведение контроля. Причем мы не всегда понимаем, что мы контролируем. Иногда вот такие парадоксальные ситуации в консультативной практике возникают. Задаю вопрос: «Контролируете ли вы своего мужа?» Получаю отрицательный ответ. Тогда задаю уточняющие вопросы: «А бывает ли так, что вы заглядываете в его телефон, просматриваете его интернет-переписку?» «Ну да. Но это же не контроль», – отвечает мне женщина. То есть у человека такое слепое пятно в этой зоне, что он даже не до конца понимает, что такое контроль, насколько он поглощен этим и насколько контроль съедает его собственную жизнь. Мне кажется, что с этой вот ниточки стоило бы и начать. Если мы в понимании контролирующего поведения немножко продвинемся, то это уже серьезное изменение, и на уровне системы в том числе, – уточнила Ирина Юрьевна.

Нестандартный подход

Продвинуться вперед в вопросе понимания сути контролирующего поведения помогла аудитории «Школы трезвости» педагог-психолог школы № 13 Елена Сапунова. Она выступила с презентацией по этой теме, а также предложила аудитории необычный метод, связанный с кинематографом.

– Работой с созависимыми и зависимыми я занималась и раньше. Была волонтером-психологом в службе «Милосердие». А сейчас это направление работы развилось до такого вот проекта, и это очень хорошо, потому что проект – нужный, полезный и востребованный. Были очень хорошие отзывы. В конце занятий я предложила участникам метод работы, которым пользовалась ранее. Это кинотерапия – метод терапии, который предполагает просмотр фильма и обсуждение его с участием психолога. С одной стороны, человек получает удовольствие от просмотра фильма, с другой – он может понять какие-то свои внутренние проблемы, отыграть свои эмоции, увидеть себя со стороны, может быть, посмотреть на свои ошибки. Можно, конечно, обсуждать кино и с друзьями. Это тоже метод такой самотерапии. Но с помощью психолога это будет более эффективно. Я предложила несколько художественных фильмов, герои которых сталкиваются с проблемой алкогольной зависимости. Стоит отметить, что участники «Школы трезвости» выразили желание встречаться и в дальнейшем. Такая группа поддержки очень важна для людей, которые пытаются преодолевать свои проблемы, – отметила Елена Ивановна.

Неслучайный выбор

Есть у Смоленской епархии и другие методы профилактики пьянства и алкоголизма, которые реализовывались при поддержке грантового конкурса «Православная инициатива». «Смоленская газета» уже рассказывала, например, об уникальном событии: впервые в наши дни смолянка приняла обет трезвости.

Произошло это в храме в честь Всех Святых, в земле Смоленской просиявших. Его настоятель иерей Геннадий Дегтяр уже достаточно долгое время занимается помощью страдающим наркотической, алкогольной и табачной зависимостью: посещает областной наркологический диспансер и проводит духовные беседы со страждущими, посещает мотивационный кабинет при Смоленском наркологическом диспансере, в котором психологи, социальные работники и священники мотивируют зависимых на лечение, регулярно принимает участие в заседаниях общества трезвости в честь мученика Вонифатия, созданного при храме Михаила Архангела. А когда при отделе по церковной благотворительности и социальному служению Смоленской епархии был запущен проект «Школа трезвости», именно иерей Геннадий отслужил молебен на начало всякого доброго дела, а также он вел одно из занятий проекта, посвященное таинству исповеди и покаяния. Поэтому было решено обратиться за благословением на принятие обета к нему.

Уроки прошлого

У обета трезвости есть своя богатая история, связанная со Смоленской губернией.

Координатор проекта «Школа трезвости» Константин Былина рассказал: «Впервые у нас обеты начали приноситься в царской России. Это было в 1882 году. Выдающийся педагог, ученый Сергей Александрович Рачинский в селе Татево Бельского уезда (тогда это была территория Смоленской губернии, а теперь территория Тверской области) образовал Общество трезвости. На день его святого Преподобного Сергия Радонежского, 5 июля, первые обеты в храме приняли он и его ученики. Чем это было вызвано? Он как-то раз увидел одного из своих учеников, человека очень способного, который уже окончил школу, в пьяном виде и понял, что многие знания, которые он ему давал, что называется, не пошли ему впрок.

У Сергея Александровича в дневнике есть следующие слова: «Для меня стало очевидным, что для ограждения моих учеников от окружающего их зла нужны средства более сильные, чем простые увещевания и поучительные речи. Единственное средство, которое я мог придумать, было устройство в тесном кругу моих учеников общества трезвости при абсолютном воздержании от спиртных напитков. Пока я держался умеренности в употреблении спиртного, когда я говорил всем, что это нельзя, но сам употреблял иногда, мои слова оставались гласом вопиющего в пустыне. Все со мной соглашались, но никто не менялся. Но как только я дал обет трезвости, за мной пошли тысячи». Эти слова говорят о том, какую силу имеет данный обет».

Возрождение традиций

Татевское общество трезвости послужило образцом для тысяч подобных обществ и положило начало большому движению за трезвость в лоне Русской Православной Церкви. Нужно отметить, что деятельность этих обществ была очень обширной и разносторонней. Это были не только проповеди и крестные ходы, но и издание книг, журналов и газет, проведение литературных вечеров, открытие чайных домов, чтобы организовать досуг людей и уберечь их от пороков. Также устраивались паломничества по святым местам. В наши дни традиции православных обществ трезвости и обета трезвости в России получают новую жизнь.

– В Екатеринбурге с 1998 года эта практика обетов возрождается, там регулярно в храме Святителя Николая Чудотворца после прохождения курсов реабилитации те страждущие, кто желает, принимают такой обет. Но, опять-таки, принимается он не самочинно. Для этого человек должен иметь хотя бы минимальный опыт церковной и духовной жизни, чтобы он понимал смысл этого священнодействия, чтобы это не было пустым, формальным обрядом, потому что это модно или потому что это делает кто-то еще. Человек должен осознавать потребность, для чего это нужно лично ему, – отметил Константин Былина.

Алкоголика надо любить

Для смолянки Веры Никаноровны это было серьезное и взвешенное решение. Ее история похожа на тысячи других. В молодости работала в общепите, часто употреблять алкоголь начала уже тогда, потому что, как известно, в ресторанах спиртное – обычное дело. Спустя много лет уже на другой работе в коллективе сначала выпивала по праздникам, потом с девчонками после работы уже без повода, а потом сама не заметила, как втянулась и стала выпивать одна. И так продолжалось много лет. Но было у нее то, чего не хватает многим другим, – большое желание справиться с проблемой. Она поделилась этим со своей знакомой, и та посоветовала поехать в Сергиев Посад на курсы самоосвобождения от зависимости по методу Геннадия Шичко. Уже на тот момент женщина думала о том, что нужно преодолеть зависимость самой и потом начать помогать другим, а пример ребят, которые справились со своей проблемой и теперь ведут курсы, еще больше ее вдохновил.

– Мы там занимались, слушали все, дневники писали, и у меня ушла потребность организма в алкоголе. Я приходила в магазин и спиртное не замечала, даже не смотрела в ту сторону. Хотя раньше, когда шла за продуктами, у меня уже была мысль «чекушечку купить». Я просто освободилась. Теперь у меня нет потребности в спиртном. И я уже рассказывала о своем опыте другим на занятии «Школы трезвости»: и о том, что пила, и о том, как на курсы ездила, и показывала им журнал об этом. Там присутствовали родители зависимых. Им я рассказывала, что, чтобы избавиться от зависимости, нужно желание. Первым делом, чтобы человек болящий хотел этого, а потом помогали все, кто может. Самое главное – желание. А потом, чтобы родственники все не ругали с утра до вечера, не боролись с человеком. Надо бороться с недугом, а болящего – наркомана, алкоголика – надо любить, – поделилась Вера Никаноровна.

Будет все у нас хорошо

Еще во время первого занятия «Школы трезвости» она сказала иерею Геннадию о том, что хотела бы принять обет. Женщина призналась, что в своем дневнике писала о том, что хочет освободиться и вести трезвый образ жизни до конца своих дней, но по совету священнослужителя сначала решила принять обет на три года.

– Хочу подтвердить то, что я буду вести трезвый образ жизни. Всегда молюсь, всегда прошу о Божьей помощи, потому что это все связано. То, что я на курсы попала, – это тоже Божья помощь. Мы просто плохо в этом разбираемся. И меня направил сюда тоже Бог, потому что я хочу помогать «Школе трезвости» и даже какое-то материальное участие хочу принимать, чтобы алкоголиков хоть как-то вытягивать – и старых, и молодых. Надо оповещать людей о том, что если у них есть желание, то по этой системе можно избавиться. Нужно как-то помогать этим людям. В нашей стране сплошь и рядом пьют. Спиртное у нас льется рекой. Нужно с этим что-то делать. И я рада, что Костя этим занимается и что-то у него получается. Я рада, что в этом смысле ситуация сдвинулась с места у нас на Смоленщине. Будем двигаться дальше, и будет у нас все хорошо, – отметила Вера Никаноровна.

Со слезами и с надеждой на лучшее

Свою историю женщина рассказывала то с большим энтузиазмом и рвением менять мир вокруг себя к лучшему, оказывать помощь другим, то со слезами, проступавшими на глазах из-за чего-то, что она в своей жизни упустила, и с болью за других людей, с которыми происходит то же самое. Она даже привела слова своего брата, который тоже долгое время страдал алкогольной зависимостью: «Вера, сколько я потерял! Сколько я дочке недодал! Сейчас внучке все отдаю. Я потерял столько в жизни. Сейчас хочу сделать столько добрых дел и для семьи, и для людей вообще».

И у самой Веры Никаноровны есть и стремление, и возможность делать добрые дела, а значит, у ее истории – светлое продолжение. И у всех тех, кто ищет духовной поддержки в деле преодоления зависимости, такая поддержка имеется.

– По нашему грантовому проекту «Школа трезвости» были предусмотрены катехизаторские занятия. Если говорить простым языком – это занятия об основах православной веры. Самые основные понятия для того, чтобы человек осознанно участвовал в церковной жизни: понимал богослужения, исповедовался, причащался, участвовал таинствах церкви. Эти занятия проходили и проходят в 17:00 по средам в храме Воскресения Словущего на улице Войкова. Совсем рядом находится новый корпус СмолГУ, – уточнил Константин Былина. Также он выразил надежду на то, что первый опыт принятия обета трезвости у нас на Смоленщине не станет последним, и эта практика будет иметь место в будущем.

И, безусловно, все, кто причастен к проекту «Школа трезвости», говорят о том, что немалая заслуга в успехе доброго начинания принадлежит Международному грантовому конкурсу «Православная инициатива», благодаря которому у смолян появилась замечательная возможность развивать традиции трезвого образа жизни.

Фото: Татьяна Борисова

Материал подготовлен при грантовой поддержке конкурса «Православная инициатива»


Татьяна Борисова

Митрополит ИСИДОР: «Будем надеяться, что это только гром, а ненастье не наступит...»
В храм за… психическим здоровьем

Другие новости по теме


Новости партнеров