Око государево
300 лет на страже закона

Око государево

20 сентября 2021 года в 07:50

Возникновение и развитие российской прокуратуры и история смоленской губернской прокуратуры с 1722 по 1917 год.

Образование института прокуратуры в России приходится на 12 января 1722 года. В этот день по указу Петра I был учреждён пост генерал-прокурора, который занял ближайший сподвижник царя – «стряпчий о делах государственных» Павел Ягужинский.

Учреждение новых территориально-административных единиц – губерний – само по себе не могло уничтожать старые принципы управления, при которых наместники «ведали уезд на себя, а не на государя». В этом, по замыслу Петра I, должны были помочь новые должностные лица – прокуроры на местах.

Смотреть накрепко и «истреблять повсюду зловредные взятки»

Прокурор в надворный суд Смоленской губернии был назначен в начале 20-х годов XVIII века. Прокурор рапортовал генерал-прокурору о деятельности местных органов власти, составлял различные справки по фискальным, «интересным» и другим делам. В 1727 году должность прокурора надворного суда была упразднена, а в 1731 году вновь восстановлена.

В 1733 году появился указ «О должности губернского прокурора»: «Смотреть ему накрепко, дабы губернатор с товарищи должность свою хранили и в звании своем истинно и ревностно, без потери времени, все дела порядочно отправляли…».

Должность губернского прокурора определялась как «око генерал-прокурора в той губернии» (точно так же, как генерал-прокурор назывался «оком государевым»). Губернские прокуроры получили право вносить губернаторам и генерал-прокурору протесты на незаконные действия местных властей и судов; контролировали доходы и расходы казны на местах; трижды в год присылали «обстоятельные рапорты» о «колодничьих» (арестантских) делах.

По «Учреждению для управления губерний Всероссийской Империи» 1775 года, значительно усиливался прокурорский надзор на местах. В каждом из присутственных мест (губернское правление, палаты уголовного и гражданского суда, верхний земский суд, губернский магистрат, верхняя расправа и прочее) находились прокурор и два стряпчих – казённых и уголовных дел. И прокуроры, и стряпчие губернии назначались Сенатом – с тем отличием, что для кандидатов в прокуроры было необходимо представление генерал-прокурора, а для кандидатов в стряпчие согласие генерал-прокурора не требовалось. Главой прокуратуры в губернии являлся губернский прокурор, подчинённый непосредственно генерал-прокурору.

В обязанности губернского прокурора входил надзор за соблюдением законов и сохранением порядка во всех присутственных местах губернии. О каждом из замеченных им (или сообщённых прокурорами и стряпчими низшего ранга) случаев злоупотреблений должностных лиц, неточного исполнения законов, «непослушания или ропота», обнаружения запрещённой торговли он сообщал губернскому правлению и генерал-прокурору. Губернский прокурор имел также высшее в губернии право толкования какого-либо нового указа. Важной задачей всей губернской прокуратуры стала охрана прав подданных: прокурорам и стряпчим предписывалось бороться с «запрещёнными сборами с народа» и «истреблять повсюду зловредные взятки».

Сведения об этом этапе в истории развития смоленской прокуратуры крайне обрывочны. В работе священника Н.А. Мурзакевича «История города Смоленска от древнейших времён до 1804 года» в описании городских событий 1794 года читаем: «Губернский Прокурор 6 класса Давыд Герасимович Вельяшев скончался, он достоин того, чтоб потомство помнило о нём с чувствительностью, ибо был столько бескорыстен, что по смерти не оставил ничего своему семейству, и даже погребён был человеколюбивым призрением граждан. Священники над его телом вместо псалтири читали Евангелие, – жене его и семейству до выезду из Смоленска вспомоществовали в нуждах».

Необходимость реформ

В 1798 году в Смоленске открылась канцелярия губернского прокурора. Именно с этого времени можно более системно проследить историю смоленской прокуратуры. В 1798–1804 годах должность губернского прокурора занимал Иван Повало-Швыйковский. В 1804 году его перевели на должность председателя губернской палаты уголовного суда. Новым прокурором Смоленской губернии стал Данилов (к сожалению, инициалы этого и двух следующих прокуроров не сохранились в исторических источниках).

С началом Отечественной войны 1812 года служащие губернской прокуратуры были эвакуированы из Смоленска вместе с чиновниками всех других присутственных мест. Смоленская губернская прокуратура возобновила свою работу в конце зимы 1813 года. Прокурором губернии стал бывший могилёвский уездный стряпчий, надворный советник Иванов. В 1815 году смоленским губернским прокурором был назначен Грузинский. В 1820 году на этой должности его сменил Петр Холодковский. В 1826–1844 годах должность смоленского губернского прокурора занимал коллежский асессор Иван Делло. После И. Делло до начала судебной реформы 1864 года в Смоленской губернии сменились семь прокуроров.

Большинство отечественных историков сходились в мнении, что из-за односторонней подчинённости дореформенной прокуратуры исполнительной власти в лице одного из министров контроль за соблюдением законности оставался неэффективным. Прокурор мог опротестовать то или иное незаконное, по его мнению, решение губернского правления, но за содействием для этого он должен был сначала обратиться к губернатору, то есть судьба протеста прямо зависела от отношений начальника губернии и прокурора. Реформа 60-х годов XIX века должна была подвергнуть систему прокурорского надзора коренной реорганизации.

Судебная реформа и прокуратура

Реформирование системы прокурорского надзора в Смоленской губернии началось в 1867 году – одновременно с упразднением уездных судов. Временно исполняющим должность губернского прокурора в этом году был назначен коллежский асессор Иван Тур, впоследствии (1869–1872 годы) – первый председатель Смоленского окружного суда.

В 1868–1870 годах должность губернского прокурора (с 1869 года – прокурора окружного суда) исполнял коллежский советник Фёдор Тимофеевич Дерюжинский.

Некоторое время сохранялась старая структура губернской прокуратуры. Однако для осуществления прокурорского надзора за судами Ф.Т. Дерюжинский своим распоряжением от 30 апреля 1869 года разделил Смоленскую губернию на пять участков, «обозначаемых названием городов с уездами к ним принадлежащими». Были упразднены должности губернских и уездных стряпчих. Летом 1869 года была упразднена и сама канцелярия смоленского губернского прокурора. Прокурор вместе с товарищами стали относиться к аппарату окружного суда. Для осуществления прокурорского надзора над судами Смоленская губерния была разделена на шесть участков: Смоленск и Поречье, Рославль и Красный, Белый и Духовщина, Дорогобуж и Ельня, Вязьма и Юхнов, Гжатск и Сычёвка. Также существовал «ближайший и непосредственный» помощник губернского прокурора и письмоводитель камеры прокурора.

Таким образом, штат реорганизованной смоленской прокуратуры составил вместе с прокурором девять человек.

Усиление надзорных функций

Распространение революционно-демократических идей и как ответная мера государства увеличение влияния административных органов власти на судопроизводство приводило к тому, что главная задача прокуратуры – контроль за соблюдением законности – не всегда выполнялась. С другой стороны, происходило усиление надзорных функций прокуратуры за судами и деятельностью адвокатуры: по закону от 11 мая 1872 года прокуроры судебных палат и их товарищи получили право ревизовать окружные суды, а закон от 24 мая 1874 года предоставлял право прокурорам судебных палат и окружных судов возбуждать дисциплинарные производства о частных присяжных поверенных за «предосудительные действия».

В циркулярах министерства юстиции 70-х годов XIX века, рассылаемых прокурорам судебных палат и окружных судов, предписывалось строго соблюдать правила секретной переписки: запрещалось «сообщать кому бы то ни было» любые сведения, относящиеся к делам по государственным преступлениям. Под грифом «совершенно доверительно» от прокурора и его товарищей в министерство юстиции или жандармское управление поступали сведения о «нравственных качествах» и политических убеждениях судей и кандидатов на судейские должности.

Вместе с тем прокурор Смоленского окружного суда не выступал обвинителем по политическим делам – возбуждение преследования в таких случаях было прерогативой жандармерии или прокурора Московской судебной палаты.

С началом Первой мировой войны в компетенции смоленского прокурора оказались преступления, совершаемые не только подданными российского монарха, но и военным противником. Чрезвычайная следственная комиссия, учреждённая для расследования нарушений законов и обычаев войны австро-венгерскими и германскими войсками, предписывала прокурорам и их помощникам собирать сведения о лицах, «подвергшихся какому-либо истязанию со стороны неприятельских войск», а также о случаях ранения русских военных чинов разрывными пулями – после окончания военных действий над военными преступниками предполагался международный суд.

Таким образом, мы видим, что перед прокуратурой стояли довольно сложные задачи, охватывавшие многие сферы жизни российского государства и общества.

Важнейший правозащитный механизм

В начале XVIII века Петр I искал эффективное средство для объединения и скрепления управленческой системы государства. Таким средством призвана была стать прокуратура – институт, который великий реформатор перенёс из Западной Европы на российскую почву. Но это было не простое копирование западной модели одного из государственных механизмов: в России прокуратура изначально имела большее значение, получив фискальные функции и став «оком государевым» для разоблачения казнокрадства, взяточничества, произвола, допускаемого местными властями и чиновниками всех уровней. В условиях самодержавной России, таким образом, прокуратура выступала в качестве важнейшего правозащитного механизма, призванного быть «оплотом единства законности и правопорядка на просторах Империи».

Со времени учреждения Петром I до упразднения правительством В.И. Ленина в 1917 году российская прокуратура прошла путь длиной почти в 200 лет. За это время институт прокуратуры подвергался многочисленным испытаниям: «от попыток растворения её независимой централизованной сущности в контрольно-ведомственных паллиативах до прямого демонтажа державного “ока государева”».

При подготовке материала была использована книга «Смоленские прокуроры. Страницы истории. Проблемы. Судьбы» (Смоленск, 2001 г.).

Исходя из принципов революционной законности

Новости партнеров