Волшебники среди нас
Общество

Волшебники среди нас

30 апреля 2021 года в 15:00

28 апреля в России отмечался один из самых молодых профессиональных праздников – День работника скорой медицинской помощи. Ранее эта дата была неофициальной и считалась днём создания службы: в 1898 году за двумя полицейскими участками Москвы закрепили по карете скорой помощи и выделили помещения для медработников. Придать этому дню официальный статус в прошлом году предложил президент Владимир Путин во время одного из совещаний, посвящённых борьбе с пандемией коронавируса. Тогда глава государства отметил, что сотрудники скорой медицинской помощи демонстрируют «мужество, свои лучшие человеческие качества». О том, как приходят в эту службу, что даёт силы работать, о тонкостях и сложностях профессии рассказала фельдшер скорой медицинской помощи Ирина Владимировна Харлапенкова.

Работа скорой помощи всегда тяжелая

- Ирина Владимировна, наверняка вы слышали огромное количество пожеланий в свой адрес в День скорой помощи. А что работники скорой помощи сами себе желают, и не только в свой профессиональный праздник?

- Главное - здоровья, не болеть, побольше позитива. Работа скорой помощи - всегда тяжелая. Сейчас много персонала болеет и приходится работать одному в бригаде, я уже почти месяц работаю одна. По стандартам мы должны прийти, посмотреть на больного и за пять минут поставить диагноз, помимо этого, и кардиограмму, как положено, сделать, и помощь медикаментозную оказать. И, естественно, больные тоже смотрят, какой человек заходит, какая реакция. Медик должен вести себя всегда спокойно, не нервничать.

- Можно ли сказать, что те, кто работает в скорой помощи, это позитивные люди? Потому что вас как раз окружает не совсем позитивная обстановка...

- Думаю, что да. Люди, работающие в скорой, должны обладать определенными навыками психологов. Встречаются больные, с которыми сложно общаться, поэтому нужно держать себя в руках. Случаев, чтобы доктор или фельдшер кричали на больного, у нас не было, всегда стараемся оценивать адекватно ситуацию и обстановку.

Экстрим и адреналин - я на своем месте...

- Как вы попали в скорую помощь? С чего все началось?

- Мне всегда нравилась эта работа. Ещё в детстве я пробовала делать уколы на куклах. Хотя крови раньше ужасно боялась.

Сейчас у меня уже большой стаж работы, был небольшой перерыв — 17 лет отработала в роддоме и потом снова вернулась в скорую помощь.

- А почему вы опять вернулись в скорую? Чем так манит работа именно в этой службе?

- Нравится экстренность работы, помощь быстрая, нужно все успеть. Считаю, что я с этим справляюсь, я на своем месте.

- Получается, что есть какая-то притягательность в этой работе, потому что есть опыт работы в стационаре, но, тем не менее, вот этот адреналин, этот экстрим он вам просто необходим, потому что это ваши внутренние потребности?

- Скорее всего да, вы правы. Это и мои внутренние потребности. Я считаю, что я сделала правильный выбор, не сомневаюсь.

- Несмотря на все нюансы профессии - экстрим, адреналин, почему в скорой помощи так много женщин? Ведь вы же слабый пол?

- Вы знаете, женщины всегда сильны духом были, мужчины послабей, и не каждый вынесет ситуации, которые порой бывают. Нужно быстро принимать решения, особенно, что касается очень сложных вызовов - несчастных случаев, ДТП, пожаров и т.д., где пострадавший не один «в одни руки».

- Неужели не испытываете усталости, опустошения, внутренней потребности отключиться от внешнего мира, потому что и так в течение смены было достаточно событий, которые накладывают свой отпечаток на психику.

- Да, конечно, бывает всё... В последнее время на работу приходишь, принимаешь смену (машину) и выйти из этой машины сможешь только утром. Да, порой хочется закрыть глаза просто и про себя «Господи, Господи...». Придя домой, я прокручиваю в голове особенно сложные вызовы, которые касаются госпитализации - всё ли я сделала правильно, может быть, не доделала что-то.

- Бывают моменты, когда вы, приезжая к больному, понимаете, что здесь может быть и один диагноз, и второй, а все зависит от того, какое решение вы в данную минуту примите. И есть еще один момент. Опять же, некоторые ваши коллеги говорят, что в такой спорной ситуации можно поступить очень мудро: отвезти пациента в больницу, а там уже пусть разбираются...

- Нет, вы знаете, отвезти пациента в больницу... ну, может, так кто-то и считает. Мое мнение: во-первых, больные, бывает, не всегда говорят правду. Вызов поступает, например, боли в сердце, а приезжаешь, а там оказывается совершенно другое. Я повторю, пациент смотрит на доктора, на то, как он себя ведет. Нужно быть тактичным, спросить, что случилось, и больной сам идет на контакт, начинает рассказывать.

Допустим, примерно такой диагноз я ставлю, везу в машине на госпитализацию. Естественно, по дороге продолжаю беседовать, и может выясниться еще ряд очень многих причин, жалоб - у меня меняется мнение, допустим, по поводу диагноза. Вы понимаете, нам дано полчаса, это максимум, чтобы поставить диагноз, оказать помощь — и в это время нужно уложиться.

Две руки и две головы всегда лучше

- Вы в начале разговора сказали, что еще совсем недавно вы работали в паре — врач и вы фельдшер — сейчас вы работаете одна. Есть преимущества в работе одного человека или все-таки в тандеме надежнее?

- Не в том смысле надежнее - у нас все опытные. Есть молодежь, конечно, их по одному не ставят никогда, но дело в том, что две руки и две головы всегда лучше. Вдвоем работать сподручнее и удобнее.

- А не бывает ситуаций, когда возникают какие-то спорные моменты между напарниками относительно диагноза?

- Бывают, почему же нет, но как-то мы приходим к единому мнению. Общий диагноз всегда можно по симптоматике поставить.

- А вообще если говорить про внутренний уклад работы скорой медицинской помощи - в бригаде есть врач, есть фельдшер. Врач отвечает за все, фельдшер только проводит процедуры какие-то...

- Да, как доктор скажет. Но доктора бывают и молодые, тогда прислушиваются. Бывает, и по два фельдшера ставят, потому что у нас врачей всего десять, а фельдшеров – 16 (прим. ред. речь идёт о подразделении, в котором работает героиня). Конечно, этого мало. Но мы справляемся. И стараемся друг к другу прислушиваться.

- А вы прислушиваетесь к мнению тех людей, которые находятся в тот момент рядом с пациентом, ведь тоже, наверняка советы дают?

- Конечно! Советуют и записывают нашу работу, и в соцсети выкладывают. Ну что сделаешь? Люди, которые адекватно ситуацию и состояние оценивают, те адекватно, а которые записывают и потом сбрасывают в соцсети - я считаю, что это неадекватные просто люди. Больного сами «затянут», а потом и проблемы начинаются — скорая приехала поздно, неправильно за 20 минут поставлен диагноз...

«Затягиваем сами, а потом обвиняем кого-то...»

- Какие чаще всего все-таки болезни одолевают ваших пациентов? С чем чаще всего сталкивается врач скорой медицинской помощи?

- Все, что угодно — инфаркты, инсульты, травмы, психозы, связанные с алкоголем и употреблением наркотических средств, ОРВИ, пневмония...

- Из этого списка что самое сложное?

- Самое сложное всегда - это инфаркты и инсульты. Там осложнений очень много и не сразу можно разобраться. А больные ведь как обычно: «Ай, я потом скорую вызову»... Заболело, закололо, а больной думает, ладно, это ерунда, выпью нитроглицеринчик, завтра вызову скорую. А потом состояние ухудшается, вызывают скорую, и начинают уже родственники паниковать, «сделайте что-нибудь», но время уже потеряно... Есть понятие «окно», нужно в него попасть, вовремя помощь оказать, чтобы тромба не было, доставить в стационар. Ситуации разные бывают, все это не обговоришь.

- Но в большей степени, получается, что мы виноваты в наших проблемах со здоровьем сами?

- Конечно. Чувствуете вы себя немножко, как говорится, не так — смотрите по состоянию, не то что-то, давление поднялось, ай 150, ну какая ерунда, приму-ка я таблеточку, под язык, как обычно, а потом хуже и хуже, и получается, что затягиваем сами, а потом обвиняем кого-то.

- А ведь могут возникнуть ситуации, когда у меня закололо что-то, где-то, я вызвал скорую помощь, вы приезжаете, а мне уже полегчало.

- Ничего страшного, ну и хорошо. Мы же всегда давление измерим, ЭКГ сделаем, сатурацию кислорода и т.д., то есть у нас машины оборудованы.

- А нет такого внутреннего ощущения, что столько времени зря потратила, лучше бы я посидела сейчас, просто отдохнула?

- У меня такого никогда не было. В таких случаях я думаю: «и слава Богу, что все хорошо».

24 часа

- 24 часа на дежурстве. Вообще как складывается работа во время смены в эти 24 часа? Вы уже упомянули, что большую часть времени проводите в машине. Не всегда же бывает такой насыщенный день?

- Не всегда. Ну, допустим, освободились с очередного вызова, ближе к двум-трем часам хочется и пообедать, звоним диспетчеру, если нет вызовов, она говорит, возвращайтесь на станцию, даем вам обед. Полчаса, как положено, обедаем, отдыхаем.

- Для работника скорой медицинской помощи смена в 24 часа при постоянном стрессе и напряжении — это не слишком много?

- Много, наверное. Пробовали и по 12 часов работать. Знаете, всю жизнь я работаю вот таким образом, и я привыкла. Полноценного отдыха у меня трое суток, даже бывает и четверо, поэтому отдыхать успеваю.

- Работа в одиночку — это условия вынужденные. Я правильно понимаю?

- Это временно все, и молодых специалистов будут набирать. Естественно, бригады должны быть укомплектованы.

- Насколько устаревают кадры, работающие сегодня в скорой помощи?

- Средний возраст у нас, по статистике, получается, 40 лет примерно.

- Большинство женщины?

- Да. Молодежь у нас по пальцам можно перечесть — четверо молодых, у которых три года стаж работы на скорой помощи. Молодежь, я думаю, финансово надо поддерживать. Не хотят особо идти.

- За последние годы Вы заметили какие-то перемены в смоленской медицине в лучшую сторону?

- Да. Машины у нас оборудовали очень хорошо. Мы сейчас две новые машины получили — на Пригорское и Стабну, естественно, в них все оборудовано. Поэтому работать - хорошо. По поводу медикаментов - в полном объеме все это есть у нас, и средства защиты и т.д. Все устраивает.

Пациенты бывают разные...

- Хорошо, давайте вернемся к пациентам, потому что это тоже весьма любопытная тема. Вы никогда не обращали внимания, а кто чаще вызывает скорую помощь — мужчины или женщины?

- Вы знаете, раньше как-то больше женщины вызывали, за 60 лет, а теперь и мужчины вызывают, потому что возросли заболевания сосудистые, с чем это связано, я не знаю, но сейчас больше мужчины болеют.

- А общаться во время оказания помощи с кем сложнее?

- Это не зависит от пола, а от пациента, как себя поведешь, повторяю. Бывают такие трудные пациенты, что вытягиваешь, но как-то стараешься собрать, что нужно — анамнез и т.д., чтобы поставить диагноз правильный. Кто идет на контакт, кто не идет, говорят, сделайте укол, что я вообще вас вызывал. Всякие бывают люди.

- То есть и поговорить могут вызвать, посоветоваться?

- Да, бабушки одинокие особенно, могут. Но это сейчас как-то редко.

- Ну и, конечно же, потом уже начинают предлагать чай, кофе...

- Да, как обычно, «Спасибо, спасибо...». Всегда такие бабушки, в основном.

- А почему, как правило, врачи скорой помощи от таких презентов отказываются?

- Предлагают же люди, которые сами готовы отдать последнее, поэтому их хочется самой чем-то угостить. Я обычно: «Ой, бабулечка, спасибо большое, сами кушайте».

- Когда вы приезжаете на вызов, есть внутренний страх неизвестности, что вас ожидает за дверью?

- Да. Предварительно, конечно, диспетчер собирает информацию по поводу вызова (если вызовы, которые обслуживаются полицией, естественно, мы идем, зная, что там примерно). Но все равно какое-то есть подозрение, поэтому заходим с опаской.

- Как вам кажется, на вашем опыте, эти проявления агрессии чем, как правило, вызываются? Почему вдруг начинают вести себя агрессивно?

- Ситуации всякие могут быть... Мы в любой ситуации стараемся найти общий язык, разговорить пациента: давайте измерим давление, что вас беспокоит, когда были в последний раз в поликлинике...

- Наверняка приходилось на практике сталкиваться с ситуациями, когда вы приезжаете на вызов, а оказывается, что вы приехали к людям, которых хорошо знаете.

- Да.

- С такими людьми сложнее работать?

- Сложнее.

- Потому что они ждут от вас чего-то большего, чудес?

- С незнакомыми людьми ты ведешь себя по-другому — ты смотришь на пациента и делаешь то, что тебе положено сделать. А знакомые отвлекают, называют по имени, куча вопросов, с такими сложнее, конечно.

- Когда вы приезжаете на вызов и понимаете, что пациент требует госпитализации, но при этом вы одна, в лучшем случае, вам может помочь водитель, и то, насколько я знаю, ему запрещено покидать машину, а нужно помочь хотя бы добраться до машины скорой помощи. Какое решение принимается в этот момент?

- Пока я оказываю помощь, спрашиваю у родственника, который находится рядом с ним, если есть таковые, есть ли те, кто может помочь - соседи, например. Люди соглашаются, помогают. В ситуациях, когда люди одинокие, найдены полицией и т.д., мы обращаемся в Службу спасения «112», они никогда не отказывают, помогают.

- Работа со взрослыми, с одной стороны, проще, они могут объяснить хотя бы те симптомы, которые они ощущают, а работа с детьми? Ведь тут же вообще непонятно, что у ребенка болит...

- Дети — всегда сложность. Вызывают же чаще, когда ситуация безвыходная, когда температура уже не снижается. Естественно, такого ребенка я буду забирать на госпитализацию. И всегда, вроде собираешь анамнез, родители, бабушки, дедушки все рассказали, но потом, когда едешь с ними в машине на госпитализацию, находится еще ряд других причин. Поэтому с детьми всегда сложно. Детей я никогда не оставляю дома. А самое страшное у детей, я считаю, травмы. Я после таких вызовов очень переживаю.

Мы делаем свое дело

- С вами работают психологи, специально обученные люди, которые помогают снять стресс от увиденного, от пережитого, потому что, особенно выезжая на ДТП, можно увидеть такие картинки, что потом ночами спать не будешь?

- У нас есть сайт непрерывного медицинского образования, на котором мы обучаемся, тесты проходим. И там у нас есть бесплатный психолог. Но я как-то ни разу не обращалась.

- То есть получается, что с одной стороны, со временем происходит внутренняя закалка, ты превращаешься в такого циника, абстрагируясь от той картинки, которую видишь здесь и сейчас, ты просто делаешь свое дело, не анализируя, что сейчас происходит с этим человеком, уходит он, не уходит, вы просто сконцентрировались на одном — нужно оказать помощь, и всё.

- Почему же? Мы делаем свое дело и про человека думаем. Ну а как же иначе?

- Всегда была любопытна вот эта психологическая составляющая. Как можно вот так «зашориться», чтобы не воспринимать ту боль не только от самого пациента, но и от окружающих людей, которые в этот момент могут истерить.

- Ситуации, когда пациент на грани жизни и смерти, считаются экстремальными. В этот момент мы просто делаем свое дело. А потом уже «Ага, всё, пациента мы спасли, все правильно сделали». Если пациент без сознания, как с ним можно поговорить? Делаешь свою работу, чтобы он остался жив. А если, конечно, был без сознания и потом мы привели в чувство, везем в машине скорой помощи, и больной потом еще контакт с вами какой-то налаживает, общается, - это вообще, я считаю, счастье выше небес.

- Сотрудник скорой помощи тоже может быть пациентом и сам может вызвать скорую помощь. Или вы настолько профи, что можете оказать помощь себе и своим близким, не прибегая к тому, чтобы вызывать карету скорой помощи?

- Допустим, если я нахожусь дома, и кто-то просит помощи, сделать я могу немногое: измерить давление, сделать укол и так далее. Но лучше вызвать скорую помощь. Поясню: а если ситуация окажется сложная, например, инсульт, а вдруг больному сейчас хуже станет? Поэтому за такое браться не надо, лучше вызвать бригаду скорой помощи.

- Мы часто видим в сериалах, которые посвящены работникам скорой медицинской помощи, что ребята такие асы: могут, например, сделать прямой укол в сердце мгновенно. А в реальной жизни все точно также?

- У меня случай был, месяца 3-4 назад, женщина 45 лет, клиническая смерть — ну какой укол может быть, если мне ее нужно «качать», чтобы восстановить дыхание. Потом поздно будет. В фильмах это все показное.

- А если честно, откровенно, как на духу, что называется. Ну неужели вы никогда не чувствовали себя волшебниками?

- Ну вот допустим, больной тяжелый, уходит... И я его откачала — да, я себя чувствую «на крыльях». А так, если что-то не доделала, обвиняю себя, хотя бывают ситуации — ну ничего не сделать. Такие вызовы выбивают из колеи, а работать еще смену. И я впечатлительная...

Спасибо

- Давайте закончим на позитивной ноте и попытаемся выяснить, что же хорошего в профессии врача, фельдшера скорой медицинской помощи.

- Мы спасаем жизни людям, это самое главное, я считаю. Мы не ждем благодарности - кто захочет, скажет «Спасибо». Особенно часто благодарят в экстремальных ситуациях. Главное, чтобы люди понимали: стало плохо — звоните в скорую, не надо затягивать. Как обычно говорят: «Ой, пока мы дождемся эту скорую». Ну вам уже плохо, позвоните! Вызовите скорую, пусть это лучше будет на пустом месте, чем когда мы приедем, а уже поздно — это самое плохое и печальное... Любые сомнения, когда речь идет о здоровье, должны быть забыты и отброшены навсегда.

- Чтобы вы пожелали смолянам в качестве напутственного слова от фельдшера скорой медицинской помощи?

- Не болейте и будьте здоровы. Самое главное — это здоровье.

- Ирина Владимировна, в завершение беседы хотелось бы от имени всех смолян поблагодарить Вас и ваших коллег. Вы действительно этого заслуживаете. Да, мы порой бываем слишком нервными, да, мы бываем неадекватными в ситуациях, когда с нами или с нашими родственниками происходит что-то плохое. Но, в любом случае, потом, когда уже отпускает, мы говорим вам искреннее человеческое Спасибо. Мы не всегда пытаемся найти ваши координаты, чтобы лично сказать вам слова благодарности, но не сомневайтесь, мы очень искренни и благодарны по отношению к той работе, которую вы проделываете 24 часа во время своей рабочей смены.

Александр ЕРОФЕЕВ, Мария ОБРАЗЦОВА

Фото: Мария ОБРАЗЦОВА, Алексей МАТВЕЕВ

Смоленская кухня стала темой очередного выпуска ток-шоу о еде «Научный холодильник»
Предложенные «Единой Россией» поправки к закону о занятости поддержали профсоюзы

Новости партнеров