Чего хотим, и сами не знаем
Общество

Чего хотим, и сами не знаем

24 мая 2020 года в 11:55
297

В наше время так много идёт разговоров о постановке целей и достижении результатов. Соответственно, растёт интерес людей к коучингу, причём не только в сфере бизнеса, но и в других сферах жизни. И вместе с тем не все понимают, что это такое и «с чем его едят». Не все доверяют специалистам, которые называют себя коучами. Чем может нам помочь коучинг в повседневной жизни, как отличить настоящего коуча от шарлатана, как поставить по-настоящему свои цели и добиваться их – об этом и многом другом рассказала «Смоленской газете» коуч и психолог Вера МАРКИНА.

Отличить специалиста от шарлатана

– Вера, прежде всего, поскольку слово «коуч» слышали все, но чем конкретно занимается этот специалист, для многих загадка, давай прольём свет на то, что же такое коучинг?

– Коучинг – это направление в психологии, которое берёт своё начало из сферы спорта. В спорте есть тренер, который тренирует, как правильно играть, например, в футбол. И есть такой «психологический тренер», который не даёт советов, но находит в человеке знания и ресурсы, помогающие ему достигать своих целей, в данном случае спортивных. Затем коучинг стали использовать в сфере бизнеса. В России это уже достаточно хорошо развито – знаю, что у многих руководителей компаний есть личные коучи. Также коучинг стал проникать в повседневную жизнь людей, поскольку там мы все тоже ставим много самых разных целей. Я бы сказала, что коучинг – это искусство задавать вопросы таким образом, чтобы человек раскрылся и сумел определить свои ценности, понять свои собственные желания, отделить их от желаний других, поставить по-настоящему свои цели и найти те ресурсы, опираясь на которые, он может их достичь.

– Почему ты решила стать коучем?

– Я занималась бизнесом и пробовала разные технологии для развития своей команды. Коучинг для этих целей больше всего подошёл. Тогда это помогло мне понять ценности моих сотрудников, узнать, чего они на самом деле ждут от работы, раскрыть их потенциал и развивать его. Понятное дело, что дальше я продолжала своё обучение, но запускающим моментом в моей работе в качестве психолога было именно это.

– Поскольку, с одной стороны, сейчас появилось достаточно много коучей, а с другой – люди не совсем понимают, кто это такие, есть стереотип, что все коучи если не шарлатаны, то как минимум какие-то самопровозглашённые специалисты. Расскажи, где обучают коучей?

– Да, это слово стало популярным, и вместе с тем появилась какая-то негативная окраска. Плохую службу сослужило такое направление, как инфобизнес. Как раз инфобизнесмены стали называть себя коучами: прочитали одну книжку и стали в интернете продавать тренинги по ней. Кстати, если загуглишь, то найдёшь в интернете очень много курсов и по обучению самих коучей. Но на самом деле, чтобы действительно стать коучем, нужно пройти серьёзное очное обучение. Я училась в Международном Эриксоновском университете коучинга в Москве – это одна из лучших школ. Бытует такое мнение, что коучингом можно заниматься без психологического образования, но это не так – можно очень много дров наломать. Нужно всё-таки чётко понимать: если вы видите, что вам что-то предлагают легко и просто, то это уже может быть первым звоночком к тому, что что-то тут не так.

Зоны роста

– Если коуч должен иметь психологическое образование, то чем он отличается от просто психолога?

– В психологии есть специализации: семейная психология, детская психология, гештальт-психология и т. д. Коучинг – это просто одно из направлений. Но к психологу и к коучу идут с разными запросами. Проработка какого-то травматичного опыта, который был в прошлом, – это запрос психологический. А коучинг нацелен на будущее. К коучу стоит идти тогда, когда есть, скажем так, энергия и хочется что-то делать, но не знаешь, с какой стороны к этому подступиться. При этом если у человека есть непроработанные травмы, то грамотный коуч посоветует прежде проработать их с психологом.

– А почему так? Если у человека есть непроработанные травмы, но он уже пытается ставить цели и куда-то двигаться, чего-то достигать – к чему это может привести?

– К тому, что он «приставит лестницу не к той стенке». Он может взбираться на неё, но рано или поздно происходит эмоциональное выгорание. Например, человек приходит и говорит: «Я хочу сменить работу, потому что устал от трудностей в коллективе. Меняю шестую работу, и у меня происходит одна и та же ситуация». Выясняю подробнее. Он жалуется на то, что в коллективе сотрудники плохие: его не ценят, не любят и не понимают. Но это, вообще, вопрос не к коллективу. Он этого делать и не должен. Можно предположить, что где-то образовалась такая психологическая дыра, что человек немножко путает коллектив и семью. На работу мы приходим для того, чтобы работать, а не для того, чтобы реализовывать свои потребности в любви и принятии. Или проблема может быть из школьного детства. Человека в школе травили, и когда он устраивается на работу, то ставит себя в коллективе так, что опять становится изгоем. В этих случаях нужно маленькими шажками возвращаться назад и смотреть, откуда всё это взялось и что со всем этим можно делать. Ведь такой человек может без конца ставить себе цель – устроиться на новую работу, но ситуация будет повторяться до тех пор, пока он не поймёт, что нужно меняться самому, и не начнёт это делать.

– Ты уже говорила, что коучинг сейчас используют не только в спорте и бизнесе, но и в других сферах жизни: кто-то с его помощью пытается разобраться со своими отношениями, построить такие, какие хочется, а кто-то даже детей воспитывает. Чего вообще людям удаётся достигать благодаря коучингу в этих сферах?

– Понимания того, чего они хотят, что у них получается очень хорошо, а где… Мы не говорим в коучинге слово «проблемы», мы называем это «зоны роста». Это более вдохновляющее определение. Если в спорте нужно прокачать какие-то мышцы, то тут нужно прокачать какие-то навыки, посмотреть, что можно делать по-другому, как можно добиться результата, который ты хочешь.

– Кстати, по поводу желаний. И у меня порой складывается впечатление, что мы на самом-то деле сами не очень хорошо знаем, чего хотим. Спрашиваешь человека: «Чего ты хочешь?» А он начинает отвечать: «Я не хочу, чтобы было так, не хочу, чтобы было эдак». А хочет-то чего – совершенно непонятно...

– Можно попробовать сделать такое упражнение. Написать список из как минимум двадцати пяти своих «я хочу». И где-то там, в конце списка, начинают проявляться наши настоящие желания. Первыми пунктами списка обычно бывают машины, квартиры, отпуск и всё в таком духе. Вообще, первые десять пунктов идут обычно очень легко, а дальше как будто какая-то глубина открывается, и ты понимаешь, чего на самом деле хочешь.

Коучинг как стиль жизни

– И всё же как не обмануться, как понять, что эти желания действительно твои, а не просто тебе об этом подружки все уши прожужжали?

Если желание действительно твоё, то будут и мысли о каких-то первых маленьких шагах, которые можно сделать, чтобы получить желаемое.

– Но бывают же такие моменты, когда люди говорят: «Я хочу, но я вообще не знаю, с какой стороны к этому подступиться. Ужас, у меня ничего не получится»…

А вот это как раз повод пойти к коучу. Но если самостоятельно, то можно воспользоваться технологией Smart. Нужно посмотреть – формулируется ли ваше желание в цель. Цель должна быть достижима, определена во времени, экологична, то есть не должна вредить другим. Должно быть понятно, в чём мерить результаты. Например, «я хочу на море» – это мечта. В цель она формируется, когда «я хочу в июне 2020 года быть на Чёрном море в Геленджике». Цель должна быть актуальна. Нужно задать себе вопрос: «А почему для меня это важно? Зачем мне это нужно?» И есть ещё один очень сильный вопрос: для чего большего ты хочешь именно это? Здесь мы уже выходим на уровень ценностей. Если для человека отдых является ценностью, то он, конечно, до моря доедет.

– Тебе лично что принесло знание коучинга?

– Для меня коучинг – это стиль жизни. Мне это послужило очень хорошим инструментом во взаимоотношениях со своей дочерью-подростком. Когда я поехала учиться, ей было 12 лет. Начинался подростковый возраст, и я с ней использовала коучинговый стиль воспитания. Не скажу, что никогда не заставляла её делать то, что она не хочет, но, во всяком случае, мы старались искать либо альтернативные варианты, либо то, ради чего она будет это делать, – ту волшебную кнопку, которую называют мотивацией. Сейчас прошло уже шесть лет, и я понимаю, что такой подход принёс свои плоды. Дочь выучилась на повара-кондитера. У неё есть своё небольшое дело – домашняя кондитерская. И ещё она сейчас получает высшее образование. Но самое главное – она всё это делает с удовольствием. В семейной жизни, конечно же, коучинг мне очень пригодился, потому что принёс умение договариваться, умение понимать, чего хочу я, а чего хочет муж, разграничивать это и находить общие точки, понимать, чего мы хотим оба. Это принесло какие-то ценностные смыслы в наши отношения.

В целом могу сказать, что коучинг помогает людям найти свои настоящие ценности, увидеть в другом человеке отдельную личность, будь то сотрудник, супруг или ребёнок, помогает достигать целей. И, наверное, самое главное – помогает тебе быть честным с самим собой.

Фото: из личного архива Веры МАРКИНОЙ, pixabay.com

Татьяна Борисова

В Смоленской области зарегистрировали 67 новых случаев заражения коронавирусом
На Смоленщине за сутки выписали еще 22 человек, переболевших COVID-19

Новости партнеров