Общество

Что такое пехота?..

21 января 2015 года в 12:04
Во двор дома, где живут Василий Павлович Антипов с женой Ниной Павловной, рано утром приезжает фермер, привозит молоко. Ноги у Василия Павловича болят, передвигается он трудно, но ходить за молоком – его обязанность. Нет, его никто не заставляет, Нина Павловна сама бы сбегала, но муж взял эту обязанность на себя.

– Надо ходить, – говорит он. – Движение – это жизнь, иначе ноги совсем откажут, потому и тренируюсь.
Вечерами он тоже выходит на прогулку: пройдёт по двору, дойдёт до гаражей. Хочется с кем-нибудь поговорить, но людей его возраста не встречается, поэтому походит-походит, разомнётся, и домой.

– Кудрявый был, шевелюра такая была, что любой позавидует, – рассказывает Нина Павловна, бережно прижимая к себе седую голову мужа. – Для меня он всегда красивый. Вдвоём живём, дети разъехались. Не дай бог на старости лет человеку одному жить! Именно в пожилом возрасте необходима поддержка, опора, вот и опираемся друг на дружку.

В блокадном Ленинграде


Василий Павлович родился в деревне Пурово Волховского района Ленинградской области. В семье было пятеро детей, он старший. Мать работала в колхозе, а отца почему-то отпустили из колхоза, и он на своей лошади работал извозчиком в Ленинграде. От их деревни до Ленинграда 105 километров, и отец приезжал нечасто, лошадь гнать в такой дальний путь не решался. Да и работать надо было. Занимаясь извозом, он кормил всё своё большое семейство, себе снимал угол в Ленинграде. Когда Василий закончил пять классов, отец сказал, мол, надо тебе перебираться в Ленинград. (В деревне школа была пятилетней.) И Василий стал жить у отца, учиться дальше, помогать в извозе. В 1941 году закончил семь классов, началась Великая Отечественная война.

Никто не думал, что уже 8 сентября Ленинград попадёт в немецкую блокаду, и продлится она 900 дней и ночей. Отец с сыном вовремя не уехали в родную деревню, надеялись, что война ненадолго, – и попали в блокаду. А деревня Пурово, где жила мать с четырьмя детьми – братом и сестрёнками, – не была оккупирована.

– Конечно, мы все ожидали эвакуации, – вспоминает Василий Павлович. – Но оказались в таком кольце, что прорваться нельзя. Отец продолжал заниматься извозом, я помогал. Это ещё хорошо, что сено для лошади вовремя завезли, было чем её первое время кормить. Отец подвозил дрова на предприятия. Через несколько месяцев в Ленинграде стали заканчиваться продукты. Сначала по карточкам выдавали 250 граммов хлеба в день, потом 200, но всё урезали и урезали – помню, что было 150 граммов. Получишь эту пайку и ешь отщипывая – казалось, что так больше наешься, что хлеб растянешь подольше. Но исчезала эта пайка быстро, и есть хотелось после неё ещё больше. Вспоминаю Ленинград той поры, кажется, что ничего страшнее в своей жизни не видел. Воевал, терял товарищей по оружию, мёрз в окопах, но блокада Ленинграда – страшнее всего!

Отца на фронт не призвали, потому что он был болен. А при жизни в блокадном Ленинграде ему стало ещё хуже, он умер. Парнишка остался один.

– Выжил. Не понимаю как! Сколько людей от холода, голода умерло в Ленинграде – мне повезло. Как только наладили первую эвакуацию по Ладожскому озеру, мне удалось вернуться в родную деревню. Помню радость матери, когда она меня увидела, спросила об отце… Когда узнала, заплакала и так прижала меня к себе, что до сих пор помню эти объятия!

На войну – пешком


В ноябре 1943 года его, семнадцатилетнего, призвали в армию. Приказано было явиться в райцентр Волхов. Мать Анисья Никитична поехала вместе с ним. Подошёл состав, и она зарыдала, отправляя своего старшенького на фронт.

– Она оплакивала меня так, будто не увидит больше, и всё крестила, крестила, – вспоминает ветеран. – И у меня было такое чувство, что не встретимся больше. Думаю, это потому, что все женщины плакали, провожая своих сыновей, мужей, братьев на фронт. Такой женский рёв стоял над вокзалом, что, мне кажется, перекрыл он даже гудок поезда.

Блокада Ленинграда продолжалась, но одна из железнодорожных веток была отвоёвана нашими. И до Ленинграда новобранцев везли по ней, поместили в Новочеркасские казармы и стали обучать.

– Готовили хорошо, толково. Мы научились стрелять из винтовок, ползать по-пластунски. Нас и падать учили. Надо было упасть, а потом сразу перевернуться вправо или влево, чтобы снайпер не мог попасть. Мы, новобранцы, относились серьёзно к военной науке, всем хотелось выжить. А выжить можно было, только хоть немного освоив азы. Из Ленинграда пешком шли до Нарвы...

– Вы в пехоте воевали?
– Да. А что такое пехота? Прошёл 100 километров – и ещё охота! Так у нас говорили, – вспоминая фронтовую присказку, Василий Павлович засмеялся.

– Находились за войну?
– Ещё как находился! Может, потому сейчас и ноги не слушаются…

Пулемётчик


На берегу Нарвы вырыли окопы, укрепили позиции, а на другой стороне – немцы. Первое время, как говорит Василий Павлович, было тихо. А потом начались обстрелы, бомбёжки. Но в это время немцы получили удар наших войск в Белоруссии: Красная Армия наступала, немцы дрались остервенело, но отступали. Противостояние на Нарве закончилось тем, что немцы стали уходить, а полк, в котором служил Антипов, преследовал врага на берегу Балтийского моря.
– Я уже не рядовым был, а младшим сержантом, пулемётчиком. Знаете, такой ручной пулемёт Дегтярёва? Весил он 8 килограммов 400 граммов, плюс выдавали три диска с патронами, – говорит Василий Павлович. – В бою пулемёт висел у меня на плече на ремне.

– Страшно было?
– Конечно! Но я смотрел вперёд, вправо, влево – идут мои однополчане в бой, стреляют, бьют немцев, и я про себя думал: «Зачем паниковать? Не один же я в бой иду, рядом такие же, как и я, вместе мы сила, поэтому и гоним врага, и победим его, потому что наше дело правое!» Но не скрою: ждал окончания боя, привалов – тяжеловато было с пулемётом.

Балтика


– Особенно мне запомнился бой за остров Даго в Балтийском море. Был дан приказ выбить немцев с этого острова. На баржах переправили на остров. Пули свистят, снаряды рвутся. Вот тут были у меня мысли: «Не доживу до победы, мать не увижу!» Но выбили мы немцев с острова, потом на баржах снова на сушу переправили нас, и продолжали преследовать врага по берегу Балтийского моря. Однажды прошли 50 километров за сутки. Объявили привал. Я снял сапоги: ноги опухли, болят, идти, казалось, больше не смогу. Хоть расстреливай меня, не смогу! Но закончился привал, пошли мои боевые товарищи дальше, не мог же я отстать от них? И я пошёл, превозмогая боль. «Другим разве легче?» – думал я. Кстати, на войне я часто думал: «Как другие-то? Они же не крепче меня!» И помогало. И прошли мы ещё не так много, а под ночь прибегает посыльный из штаба полка и сообщает: «Кёнигсберг взят, немцы сдались!» Что тут началось! Ликование такое, что на всю жизнь запомнил.

Бортмеханик Б-25


Для младшего сержанта пулемётчика Антипова война закончилась весной 1944 года. Было ему 18 лет. Вернее, закончился фронт, боевые действия. Но он оставался служить в запасном полку в Белоруссии, где и встретил Победу 9 мая. Вот тут он в честь Победы выпил свои боевые 100 грамм водки. А так положенные ежедневные 100 грамм не пил, поэтому ему выдавали дополнительно 100 грамм сахара.

Под первую демобилизацию он не подошёл, оставался служить, его перевели в авиационные войска. Был мотористом, механиком, обслуживал самолёты Б-25. Как-то приехала комиссия из Казанского военно-авиационного училища, и предложили ему сдать экзамен. Сдал его успешно, присвоили ему звание младшего техника-лейтенанта. Позже его направили в это же казанское училище на отделение подготовки бортовых техников на самолёт Б-25. Направили в часть, которая стояла на Украине, в посёлке Быхов.

Был случай, когда он спас весь лётный состав своего самолёта. Только их Б-25 набрал высоту, как заглох один из моторов. Самолёт стал падать, крылом врезался в кирпичную постройку. Василий в такой ситуации не растерялся, через нижний люк смог обеспечить выход всех из горящего самолёта.

За нашу Великую победу!


В 1949 году его перевели на службу в Смоленск. В звании подполковника в 1975 году, отдав службе в армии 32 года, он ушёл в запас. Сейчас полковник в отставке – президент России Владимир Путин всех фронтовиков повысил на одно звание. Василий Павлович награждён медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», знаком «Жителю блокадного Ленинграда», орденом Отечественной войны I степени и другими. Его сын Александр пошёл по стопам отца, стал военным, воевал в Афганистане, имеет звание подполковника. Живёт в Иванове. Дочь Елена работает воспитательницей в детском саду в Гродно. Есть уже даже правнуки у Василия Павловича.

– 9 Мая этого года – 70-летие Победы в Великой Отечественной войне, – говорит фронтовик. – Конечно, я не смогу прогуляться по Смоленску, принять участие в праздничных мероприятиях. Жалею об этом. Но это же большой праздник, надеюсь, что приедут дети, внуки, правнуки. Выпью боевые 100 грамм за нашу Великую Победу!
В Смоленской области церкви передадут сразу несколько объектов
В Смоленске подсчитали ущерб от «рождественской аварии»

Другие новости по теме


Новости партнеров