В списках не значились
Музейные истории

В списках не значились

5 июля 2020 года в 14:43
346

Музей «Богородицкое поле» посвящён всего одному событию Великой Отечественной: окружению советских войск под Вязьмой в октябре 1941 года. Когда за полторы недели Красная Армия потеряла сотни тысяч бойцов и командиров, большинство из которых до сих пор официально числятся пропавшими без вести…

Без вести погибшие

Помимо музея есть ещё мемориал «Богородицкое поле». Вместе они составляют единый комплекс, являющийся частью музея-заповедника «Хмелита».

– И музей, и мемориал создавались очень долго, – говорит заведующий военно-историческим музеем и мемориалом «Богородицкое поле» Игорь МИХАЙЛОВ. – Виктор Евгеньевич Кулаков задумывал открыть их ещё в 2005 году – к 60-летию Победы. Однако официальное открытие мемориала состоялось только в 2009-м, музея – в декабре 2012-го.

В основе музейной экспозиции – подлинные вещи, найденные на местах боёв, советские и немецкие документы, карты, фотографии, макеты стрелкового оружия… Но главное – стоящие за этим людские судьбы. Трагедия и подвиг каждого человека, стоящие за цифрами официальной статистики.

– Наблюдая за посетителями, мы давно пришли к выводу, что интерес у них вызывают не столько сами боевые действия – кто и куда направлял удары, – а судьбы людей, – продолжает Игорь Михайлов. – И о каждом человеке здесь можно рассказывать очень долго. Например, к нам уже многие годы из-под Тулы приезжает Александр Иванович Давыдов. Его отец пропал без вести здесь, под Вязьмой. И он каждый раз возвращается сюда в надежде, что поисковики когда-нибудь найдут останки отца.

Впрочем, большинство бойцов, поднятых во время «Вахт памяти», так и остаются неизвестными. Из почти 3 тысяч перезахороненных фамилии установлены только у 162.

Один из всех

В музее много экспонатов, касающихся народного ополчения. Это люди, ушедшие на фронт добровольцами – без повесток и призывов. Среди них

было много музыкантов, поэтов, писателей, художников, актёров, профессоров и студентов. Многие так и остались здесь. Как писательская рота, почти в полном составе погибшая в боях под Ельней. Как студенты и преподаватели Московской консерватории…

Израиль Львович Кляймин до войны был директором одного из павильонов Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (нынешней ВДНХ). То есть довольно крупным советским чиновником, наверняка имевшим бронь от призыва. Однако он ушёл воевать рядовым ополченцем. И погиб в октябре 1941 года в боях под Вязьмой.

– Его личность мы установили по номеру медали, найденной поисковиками недалеко от Богородицкого. Медаль не боевая – за трудовое отличие. Но благодаря ей внуки бойца теперь знают, где могила их деда. И это только один из 12 тысяч человек 13-й дивизии народного ополчения Москвы. Абсолютное большинство остальных до сих пор числятся пропавшими без вести.

Израиль Львович Кляймин похоронен в братской могиле 2007 года на мемориале «Богородицкое поле». И это единственная могила в стране, где точно лежат останки народного ополченца – в отличие от тысяч его товарищей из более тридцати дивизий, попавших в окружение в октябре 1941 года.

Часы с секретом

– В 2005 году под Вязьмой был найден сейф с документами штаба 24-й армии. Часть из них досталась нам, и некоторые можно видеть в экспозиции музея. Но, к сожалению, такие находки – большая редкость. Большинство таких сейфов с документами было уничтожено, и сотни тысяч бойцов и командиров были попросту обречены на то, чтобы стать пропавшими без вести.

И среди них – владелец часов со стрелкой, застывшей на 42-й минуте. Его останки летом 2013-го в музей передал один из жителей Богородицкого. А с ними вместе часы и кусочек свинца, которые лежали в земле рядом с бойцом.

Вначале свинец был принят им за рыболовное грузило: возможно, заядлый рыбак носил его с собой в качестве талисмана. Но при дальнейшем размышлении он решил, что это скорее всего пуля, которой этот боец был ранен. Версия весьма правдоподобная, поскольку тогда в армии бытовало поверье: если носить с собой железо, которое тебя не убило, будешь заговорён от смерти. Хотя очевидно, что того бойца пуля-талисман не спасла.

– Я не раз замечал: когда гости бывают здесь самостоятельно, без экскурсий, на эти экспонаты практически никто не обращает внимания. А между тем эти два предмета на дощечке: часы и пуля – это всё, что осталось от солдата, даже имя которого неизвестно.

Ещё одни часы в экспозиции – именные. На них надпись: «За отличную стрельбу из нагана капитану т. Ховричу от командования ХАО 30.04.1940 года».

– ХАО – это Харьковское артиллерийское училище. По этой надписи нам удалось восстановить судьбу человека. Вот его фото. Капитан Ховрич был родом из Житомира. В 1940 году поступил в ХАУ, где и был награждён часами за отличную стрельбу. В 1941-м ушёл на фронт в составе 20-го артиллерийского полка 144-й стрелковой дивизии. 10 октября 1941 года, прорываясь под Вязьмой, получил два тяжёлых ранения – в голову и в ногу. В результате оказался на оккупированной территории. Его нашли и выходили местные жители. Воевал в партизанском отряде. Потом попал в спецлагерь НКВД, где прошёл проверку и опять был отправлен на фронт. Воевал до победного 1945 года, получил три ордена: Красной Звезды, Александра Невского и Отечественной войны I степени. Но при этом так и остался капитаном – думаю, ему не простили того, что он оказался на территории врага после окружения под Вязьмой.

Вечные мальчики

Музей «Богородицкое поле» находится в здании флигеля бывшей дворянской усадьбы. После революции там была школа. И в числе выпускников этой самой Богородицкой неполной средней школы, кто получил свои аттестаты 21 июня 1941 года, был Гриша Дмитриев.

По молодости лет в армию его не призвали. Он остался в деревне, попал в оккупацию. И в декабре 1942 года был расстрелян фашистами за помощь партизанам.

– Два документа: аттестат об окончании школы и тетрадный листок с подписями односельчан, – которые подтверждали, что Гришу расстреляли фашисты. Подписи в 1946 году собирала его мама. И в этих двух документах – судьба молодого парня, от которого не осталось даже фото.

Трагическую историю ещё одного мальчишки можно частично восстановить по экспонатам, посвящённым советским военнопленным. Иван Буганов.

– Вот фрагмент его карточки военнопленного. Обратите внимание на дату рождения: 22 мая 1924 года. То есть, когда началась война, Ване было 17 лет и один месяц. В армию его не призывали, но он воевал в народном ополчении – во 2-м стрелковом полку. 6 октября 1941 года попал в плен под Ельней, а 11 мая 1942 года умер в немецком лагере в Польше – ровно за 18 дней до своего 18-летия…

«Мы непобедимы!»

Игорь Михайлов обращает наше внимание на одну из фотографий немецкой части экспозиции. Фото датировано 2 октября 1941 года – днём начала наступления немецких войск на Москву в рамках операции «Тайфун». А внизу надпись на немецком.

– Эта фраза написана одним из солдат немецкой армии, которая позже будет полностью разбита под Сталинградом. Мы всегда переводим её детям, чтобы они задумались и могли оценить реальные масштабы катастрофы, внезапно

обрушившейся на нашу землю. По-русски это звучит так: «Все русские должны умереть, чтобы мы жили».

Однако нашим ответом на эти вражеские притязания звучат пророческие слова из записки бойца Красной Армии Степана Маркеловича Крутова: «Мы непобедимы!» Он писал эти строки как предсмертные, когда раненым был захвачен в плен и был уверен, что «пришёл конец». Тогда он не знал, что выживет. Сумеет уцелеть в ужасе фашистских лагерей и даже повоюет вместе с бойцами французского Сопротивления.

Записку Степана Крутова в музее принято зачитывать вслух. Слова её, без ретуши литературной обработки, просты и понятны. И трогают за душу буквально с первой фразы: «Дорогие русские люди, соотечественники. Не забывайте нас»…

Справка «СГ»

Вяземская операция (2–13 октября 1941 года) – оборонительная операция Западного и Резервного фронтов в Великой Отечественной войне, проведённая в начальный период битвы за Москву. Она проходила одновременно с Орловско-Брянской операцией в качестве общего противодействия начавшемуся наступлению немецких войск на Москву (операция «Тайфун»).

Силам немецкой группы армий «Центр» удалось прорвать оборону советских войск и окружить западнее Вязьмы четыре армии. По некоторым данным, потери Красной Армии убитыми и ранеными превысили 380 тысяч человек. В плен попали свыше 600 тысяч.

Фото: Елена БЕЛЫХ

Ольга Суркова

Бесценная память Великой Победы
Женское лицо Победы

Новости партнеров