Статьи

Космос. Гагарин. Саратов

8 апреля 2015 года в 13:46
Саратовская область очень тесно связана со Смоленщиной. Биография первого космонавта планеты – Юрия Гагарина неотделима от этого края. В 1951 году, в 17 лет, Гагарин поступил в Саратовский индустриальный техникум, а три года спустя впервые пришёл в Саратовский аэроклуб, открывший ему дорогу в небо. Приземление после первого в истории человечества полёта в космос случилось именно на Саратовщине. Саратовцы гордятся такой связью и хотели бы увековечить память о пребывании Гагарина на их земле.

Удивительно, но проект строительства мемориального центра в Саратовской области принадлежит архитектору, имеющему глубокие смоленские корни.

Знакомьтесь – академик и действительный член Российской академии художеств, заслуженный архитектор России Валерий РЖЕВСКИЙ.

Гагаринград


– За пять лет до полувекового юбилея первого полёта человека в космос я заведовал кафедрой архитектуры Московского государственного академического художественного института имени Сурикова, – рассказывает Валерий Николаевич. – И мы с одной дипломницей решили создать проект музея космонавтики.

На следующий год он постепенно трансформировался в более крупный проект мемориального комплекса вместе с городами-спутниками. Я посчитал, что неэкономично ставить всего лишь один мемориальный комплекс в поле, к тому же этому проекту необходимо было придать совсем иное значение. Я рассчитывал, что этот город станет Меккой для технически заинтересованной молодёжи со всего мира. Здесь можно было бы заниматься техникой, искусством, спортом, и мне хотелось соединить всё это в большой-большой комплекс. А «детскую» тему я подсмотрел в 2000 году в Финляндии, в резиденции Санта-Клауса, куда специально на огромных «Боингах» по четыреста человек прилетали дети со всего мира, в том числе из далёкой Японии. И подумал: вот у них Санта-Клаус, а у нас есть гораздо более интересная тема Гагарина, и место её архитектурного воплощения можно сделать таким же местом паломничества для детей всего мира. А представьте – сделать там свободную экономическую зону, причём безвизовую, чтобы могли приезжать гости со всего света, в том числе и космонавты из США, Китая, Индии, Канады… Думаю, они тоже могли бы найти там применение своим знаниям и способностям.

Мне такой комплекс показался очень интересным. Поделился этой мыслью с друзьями, знакомыми, космонавтами. Очень активное участие в обсуждении приняли космонавты Александр Николаевич Баландин и ныне покойный Павел Романович Попович, мечтавший о воплощении этого комплекса. Он много раз приезжал ко мне в мастерскую, мы с ним обговаривали различные варианты, он выдвигал множество предложений, придумал Аллею космонавтов всего мира – мне его идея очень понравилась: не только в честь отечественных покорителей космического пространства, но и всей планеты. Это было бы всеобщей объединяющей идеей, ибо космос как бесконечное пространство для учёных и космонавтов един для всего человечества, это как Антарктида для исследователей со всего мира.

Символ России и всего человечества


– Гагарин является национальным героем и символом, – Валерий Ржевский называет главную причину своего космического интереса. – Гагарин – это наше всё. И я хочу сделать что-то достойное для увековечения его памяти. Космос не может принадлежать какой-либо одной стране. Как и достижения в его освоении. Это категория планетарного масштаба. И создавая масштабный проект Гагаринграда на месте приземления Гагарина возле сёл Смеловка и Узморье Энгельсского района Саратовской области – в этом священном месте, неподалёку от волжского берега, я хотел воплотить космическую мечту. Думаю, можно было бы пойти на создание такого комплекса примерно на 1000–2000 гектарах и сделать это место национальным парком не только федерального, но даже международного значения.

Космос. Гагарин. Саратов


В этот парк, помимо самого мемориала, я предлагал включить две международные молодёжные станции, «Восток» и «Мир», на 2 200 мест, международный экспоцентр «Млечный Путь», жилой район «Альтаир» на основе мобильных модулей заводского изготовления. Было три проекта, причём один на берегу Волги и два непосредственно на месте приземления.

Мемориальный комплекс, представляющий место приземления Гагарина, мы сделали большим посадочным крестом, сохраняя уже давно поставленную здесь стелу. А рядом планировался большой стартовый стол с установленным в полный размер макетом ракеты, а вокруг – большой амфитеатр на 10 000 – 15 000 зрителей для проведения различных торжественных мероприятий, фестивалей, концертов и кинопоказов, посвящённых космосу.

Мы также предлагали создать в парке «Млечный Путь» большой музей истории космических исследований. Музей, состоящий из как бы нанизанных на одну ось павильонов разных стран: Китая, Канады, США, Франции – всех стран-участниц космических полетов. Россия только предоставляет площадь и предлагает общий проект, а каждая страна на собственные средства строит павильон, его полностью эксплуатирует и получает прибыль. У прилетающих сюда детей из этих стран не будет чувства отчуждения от своей родины, они смогут пообщаться со своими соотечественниками и учёными. Вот такая, как нам казалось, очень интересная идея была.

Космос как удаляющаяся звезда


– Мы делились планами и пробивали свои проекты. И дошли до Роскосмоса. И было подписанное Путиным постановление о строительстве музея космонавтики, я лично видел эти бумаги. Но тогдашнее руководство Роскосмоса как-то очень холодно отнеслось к реализации проекта – возможно, оттого что это была гражданская инициатива. Кстати, к тому времени мы нашли российского инвестора, дававшего под проект первой очереди 50 миллионов долларов. Но в Роскосмосе на проспекте Мира нам заявили: мол, начнёте стройку, успеете или не успеете – неизвестно, а не успеете – нам всем по шапке дадут, а нам этого не надо, мы проведём 50-летие тихо, мирно и гладко. Я понял тогда, что ничего не получится – нет политической воли. Нам это было очень обидно. Мы тогда поняли и то, что к 50-летию освоения Россией космоса не произойдёт ничего важного, знакового в строительстве.

– Вы, наверное, опоздали с проектом лет на 30–40?
– Не на 30–40, но на 20 точно! В начале 80-х годов я, тогда работая в Первом военном проектном институте, делал проект первого музея космонавтики для Звёздного городка. Вот тогда это было «Да»! Тогда можно было такое построить, но тогда ещё не было таких, как сейчас, строительных технологий и конструкций.

Справка


Валерий Ржевский – потомок легендарного русского дворянского рода военных Ржевских от смоленских князей.

Космос. Гагарин. Саратов

Изданный в Санкт-Петербурге в 1906 году «Гербовник Всероссийского дворянства» так описывал герб рода Ржевских: «В щите, имеющем серебряное поле, изображена чёрная пушка на золотом лафете и на пушке райская птица. Щит покрыт мантией и шапкой, принадлежащими княжескому достоинству. Княжеские шапка и мантия присвоены издревле дворянскому роду Ржевских, потому что он происходит от князей Смоленских и имеет герб Смоленских князей».

В лейб-гвардии Семёновском полку в разных воинских званиях служили несколько поколений Ржевских. Отец Валерия тоже был кадровым военным. В маминой родословной также немало военных.

Валерий Николаевич Ржевский окончил архитектурный факультет Куйбышевского строительного института, затем по комсомольской путёвке проектировал город Зейск на Байкало-Амурской магистрали, поступил в аспирантуру Московского архитектурного института, служил кадровым офицером в специальном проектном бюро Первого Центрального Военпроекта. Среди разработанных по его проекту зданий – немало госпиталей и военных санаториев, правительственных резиденций, зал заседаний стран Варшавского договора, дачи Брежнева и Горбачёва в Форосе. Сразу после чернобыльской катастрофы специальным приказом он направляется в Киевский военный округ для решения вопроса по размещению подразделений участников ликвидации последствий аварии на атомной станции.

В 1990 году уволившийся из армии Ржевский получил приглашение от знаменитого офтальмолога Святослава Фёдорова работать главным архитектором в его межотраслевом научно-техническом комплексе «Микрохирургия глаза» для разработки подобных клиник по всему миру: Рим, Сан-Марино, Дубаи, Турция, Германия, лазерные центры в Японии и США.

И вот уже много лет архитектор Ржевский – в свободном творческом полёте как руководитель собственной архитектурной мастерской, родившей немало интересных проектов. В том числе и на космическую тему.
Щуп, сапоги и вездеход
В Смоленске замороженные цены бьют по кошельку

Другие новости по теме


Новости партнеров