Статьи

Корона для офицера смоленской полиции

26 марта 2015 года в 10:35
На конкурсе «Мисс полиция – 2015» Александра РУДЕНКО стала абсолютной победительницей. Абсолютной потому, что смогла получить не только главную награду – бриллиантовую корону, но и приз зрительских симпатий. То есть и жюри, и зрители проявили в данном случае редкое единодушие.
Александра – следователь ОМВД России по Смоленскому району, лейтенант юстиции. Человек, в обычной жизни привыкший носить форменный головной убор, а не бриллиантовую корону.

Бриллианты для лейтенанта
– Александра, скажите, а корона действительно бриллиантовая?
– Нет, конечно, – просто так называется. Я слышала, что несколько лет назад, когда конкурс только задумывался, корону хотели сделать бриллиантовой и передавать от победительницы к победительнице. Но потом переиграли. И теперь корона пусть и не из бриллиантов, но зато осталась у меня – как память.
– А почему вы вообще решили принять участие в этом конкурсе?
– Собственно, решение было не моим: мне предложили, а я согласилась. Тем более что на последних двух конкурсах я была, и мне очень понравилось. Интересно было и самой поучаствовать – мне по душе такие мероприятия.
– Чем именно по душе?
– Я следователем работаю. Это довольно однообразные трудовые будни. А тут возможность кардинально изменить жизнь – хотя бы на короткий период. Конечно, это очень интересно! Хотя для меня и не ново. Я в школе в театральной студии занималась и вообще не собиралась становиться сотрудником полиции.

Она была актрисою…
– Хотели стать актрисой?
– Да. Собиралась поступать в Москву, но не сложилось.
– Не поступили?
– Не в этом дело. Просто на семейном совете было решено, что я должна получить более серьёзную профессию. Например, пойти по стопам отца – действующего сотрудника органов внутренних дел, полковника полиции.
– То есть за неимением сына отец решил, что дочь должна продолжить семейную династию?
– Да нет. Просто меня убедили, что актёрство – занятие больше для души, а не для жизни. В любом случае не первое образование. Потому что особо не устроишься. А после университета МВД – и распределение, и престиж, и профессия хорошая. Да и по характеру это всё-таки мне больше подходит.
– Но мечта стать актрисой осталась?
– Нет, осталась в далёком детстве. Я её просто переросла. Однако те навыки, которые я получила, занимаясь в театральной студии, мне в жизни очень пригодились. Поэтому мне и на сцене легко было себя держать во время конкурса.

Со слезами на глазах…
– На мой взгляд, конкурс «Мисс полиция» кардинально отличается от традиционных конкурсов красоты…
– Безусловно. И нас изначально отбирали для участия не по внешним данным. Да и традиционного для конкурсов красоты дефиле в купальниках у нас в программе не было. Уже на отборочном туре стало ясно, что это скорее интеллектуальный конкурс. Нас оценивали по умению себя преподнести, рассказать о своём подразделении, раскрыться как личность, показать, насколько ты интересен как собеседник. Ну а финал вообще был посвящён 70-летию Победы.
– Я знаю, что к финалу вы целый месяц готовились. Это параллельно с основной работой происходило?
– Нет. Нас на этот месяц освободили от основной работы. У нас были преподаватели – мы занимались танцами, песнями, записывали стихи. Кроме того, встречались с ветеранами, работали в архивах… Да что мы только не делали!
– Что в этой подготовке для вас было самым интересным?
– Очень интересно было работать в архиве. Держать и рассматривать исторические документы, понимая, сколько им лет и как тяжело их сохранить, – это впечатляет.
Ветераны – вообще отдельный разговор. Каждая встреча с ними – это очень трогательно. Уже на конкурсе, рассказывая чью-то военную историю, многие из нас не могли сдержать слёз. Зал вставал. Это были такие сильные эмоции, что словами их очень трудно передать.
Вообще, я не перестаю удивляться этим людям. Их мужеству, самоотверженности, героизму и в то же время открытости, человечности. Очень хорошо, что наш конкурс был приурочен к 70-летию Победы. И для меня особая гордость победить именно в этом, юбилейном году.

Корона для офицера смоленской полиции


Неожиданная победа
– Александра, а у самой было предвкушение собственной победы?
– Нет, я не ожидала. И даже не надеялась. Хотя некоторые из девчонок, с кем когда-то близко в университете общались, пророчили мне победу. Наверное, потому что видели, что мне в удовольствие сам процесс – глаза горят, эмоции через край…
– Что для вас дороже: главный приз или зрительские симпатии?
– Зрительские симпатии. Даже если бы я не получила бриллиантовую корону, такая оценка зрителей дорогого стоит. Это значит, что у меня получилось донести до них то, что я хотела. У меня сразу после конкурса спросили, что было самым сложным. Так вот ни проходка по сцене, ни огромный тёмный зал, ни выучить текст – ничто из этого не составило для меня огромного труда. А вот побороть своё волнение, чтобы донести до людей именно те мысли, чувства и эмоции, которые я вложила в свои монологи о неизвестном солдате, рассказы о своём подразделении, о жизни, – это было самой сложной задачей. И я с ней справилась.
– Во взаимоотношениях с другими конкурсантками было соперничество?
– Нет. Мы все были очень дружны и старались помогать друг другу во время конкурса. Так что никакого соперничества – у нас было одно общее дело, общее мероприятие. Тем более что в итоге каждая из финалисток получила и корону, и подарок.
– Как родственники отнеслись к вашему участию в конкурсе?
– Все поддержали. Папа и муж были в зале – болели за меня. А бабушка дома у телевизора следила за всеми новостями – ждала, когда меня мельком покажут.

Следствие ведут… женщины
– Пока вы готовились к конкурсу, кто-то вёл ваши дела? Или они остались ждать вас до выхода из «творческой командировки»?
– Дел у следователя действительно всегда много. И поначалу я немного запаниковала: что же с ним будет? Но у меня хороший начальник, он помог мне всё решить. И ребята в подразделении замечательные: не только помогли мне разобраться с текущими делами, но и болели за меня, плакаты в поддержку рисовали.
– Вы на работе часто форму надеваете?
– Каждый день.
– И насколько комфортно вы себя в ней чувствуете?
– Сейчас уже привыкла. И для меня нет большой разницы: форма или гражданская одежда. Форма, пожалуй, даже привычнее – я её чаще ношу.
– В вашем подразделении, кроме вас, много девушек?
– Да в основном одни девушки. Из двенадцати человек всего пятеро парней.
– То есть у нас профессия следователя постепенно становится женской?
– По-моему, у нас уже во многих профессиях так. Женщины наравне с мужчинами работают и электриками, и таксистами.
– И всё-таки работа в силовых структурах традиционно считается мужской…
– Конечно, по специфике это действительно не женская работа. Потому что не всегда с приятными людьми сталкиваться приходится. Иногда это опасно для жизни. И график сложный, ненормированный рабочий день. А мы ведь женщины, хранительницы домашнего очага, у нас ещё и семейных дел много – порой трудно всё успеть.
В общем, работа действительно тяжёлая. Но интересная.


Не по сценарию
– Вы читаете детективы?
– Редко. Я больше другие жанры предпочитаю. Классику, например.
– Детективов хватает на работе?
– Да. К тому же они меня не впечатляют: какие-то однотипные, скучные, неинтересные и неправдивые. То же могу сказать и про сериалы типа «След» и им подобных. Я их вообще не смотрю. Потому наша работа на самом деле не такая, как показывают по телевизору. В ней меньше динамики, не всё так однозначно и просто. И не всё так быстро срастается, как хотелось бы.
– А что, на ваш взгляд, самое сложное?
– Наверное, успеть всё сделать вовремя, соблюсти все положенные сроки. Особенно при большом объёме работы, когда очень много неоднозначной информации.
– Папа даёт вам профессиональные советы?
– У нас с ним разная специфика службы. Он никогда не работал «на земле» – только в тылу. Конечно, когда мне тяжело, он всегда поддержит. Но это в эмоциональном и психологическом плане. А в профессиональных вопросах я самостоятельно привыкла разбираться.

Корона для офицера смоленской полиции


Фото: из архива Александры Руденко
Сдать декларацию – просто!
Снайпер и медсестра

Другие новости по теме


Новости партнеров