Статьи

Ко Дню ВДВ. Командир 9-й роты

1 августа 2014 года в 15:47
В преддверии 84-й годовщины создания ВДВ мне довелось пообщаться с командиром легендарной 9-й роты, воспетой фильмом Фёдора Бондарчука, воином – интернационалистом, кавалером ордена Красной звезды, подполковником запаса Александром АЛЁШИНЫМ. Это наш земляк. Он служил в Афганистане в 1984-1986 годах, а сейчас добросовестно трудится в отделе ГО и ЧС администрации Промышленного района нашего Смоленска.
Мне, как сыну ветерана Афганской войны, эта встреча особенно памятна и дорога. Слушая воспоминания Александра Васильевича, я как будто прикоснулся к тому времени и подвигу боевых офицеров.

– Александр Васильевич, вы – кадровый военный офицер. Где вы учились?
–Я закончил Московское высшее военное командное училище (бывшее училище имени Верховного Совета РСФСР). Именно там я и получил основательную военную подготовку и идейную закалку. Крепкие знания вложили в меня отцы-командиры и наши педагоги, что в жизни мне очень пригодились, особенно в Афганистане. Затем была снова учёба: я закончил Общевойсковую академию имени Фрунзе, после чего продолжил службу на территории нашей страны.
–Насколько мне известно, Московское ВОКУ – это альма матер спецподразделений ГРУ. Причем здесь «крылатая пехота», то есть ВДВ?
– Десантник – это воин, который может высадиться на любую незнакомую местность: на горы и воду, лес и поле, не потеряв при этом боеспособности. Про таких говорят «три секунды – бог, две минуты – орёл, а остальное время – лошадь». Всё это я ощутил на себе. В Афганистане я проходил службу в 101-м мотострелковом полку (город Герат), в котором в качестве элементов боевой подготовки были выделены не только парашютно-десантная, но и горно-специальная подготовки. Вместе со своими ребятами я прошёл полный курс. Десантирований у меня за всю мою службу было очень много. Афганистан – это ведь не единственная моя горячая точка. Были ещё и другие, где приходилось раскрывать купол парашюта. Так что ВДВ – это тоже в некотором роде мой профессиональный праздник.
Спецназ ГРУ и спецназ ВДВ необходимы для выполнения поставленных Родиной задач: без страха и упрёка. Программы боевой подготовки здесь очень схожи. Марш-броски с выкладкой – от 30 километров, отжимания – от 1000 раз, прыжки, стрельбы, тактико-специальная подготовка, развитие стрессоустойчивости, ненормированной выносливости, узко-профильная подготовка по многим техническим дисциплинам, бег, бег и ещё раз бег. Для спецназа ГРУ и спецназа ВДВ нет невыполнимых задач. Так что спецназы ГРУ и ВДВ – это два родных брата.
– Поскольку мы беседуем накануне профессионального праздника десантников, не могу не спросить: что для вас значит ВДВ?
– Это особый род войск Вооружённых сил нашей страны, который при любом развитии ситуации эффективно защищает национальные интересы России. И для меня ВДВ – это прежде всего сильные, мужественные и надёжные люди, живущие по принципу «Никто кроме нас». ВДВ – это состояние души настоящего мужчины. Десантники – это мои боевые друзья.
– Что вы думаете о фильме Фёдора Бондарчука «9-я рота»? Верно ли, что вы являетесь прототипом одного из героев – командира роты?
– Да, это так. В картине командира сыграл актёр Алексей Кравченко. Насколько ему это удалось? Пусть оценит зритель. Я не считаю этот образ похожим на себя, но картина мне очень понравилась. Отрадно, что авторы фильма перевели сегодняшнее состояние российского общества, моральный облик современной молодёжи и некоторые черты нашей нынешней армии в день вчерашний. Точнее, сегодняшний образ мышления, манеры и нормы поведения вставлены в военно-политическую обстановку восьмидесятых годов. Это необычно и здорово, но это, несомненно, искажает облик бойцов и командиров, воевавших в Афганистане. У нас было всё по-другому: железная дисциплина, никакого послабления и пьянства. Поэтому-то я считаю себя не похожим на своего героя. «9-я рота» Фёдора Бондарчука – это собирательный образ. В картине объединены в одно целое действия 345-го отдельного парашютно-десантного полка на высоте 3234 и действия моей 9-й роты 101-го мотострелкового полка. Со стороны режиссёра мне однажды позвонили и спросили разрешение по заимствованию сюжета действий горных мотострелков для картины «9-я рота». Я не возражал.
– Расскажите, что происходило на самом деле…
–В основу фильма положены действия моей роты. Помните середину фильма, где колонна попадает в засаду? На самом деле это было так. Июнь 1985 года. Крупная армейская операция. Бой у восточной окраины города Герат. Нашему полку была поставлена задача: занять опорные пункты бандитов в городе и уничтожить их. Движение в направление города полк осуществлял в колонне боевых машин. Первой шла разведрота, сразу за ней танкисты, потом наша «девятка», далее – основные силы и средства полка. При пересечении реки Кунар произошло следующее: мостоукладчик танкистов застрял и перегородил всё движение. Танковая рота была отрезана от основных сил. Душманы это сразу поняли. И с гор в упор расстреливали нашу колонну, жгли танки. Появились первые потери. Нужно было спасать ребят – выбить духов с близлежащих огневых точек. Я со своей штурмовой группой попытался это сделать. Завязался бой. Было жарко. Боеприпасы были уже на исходе, а душманы всё наседали на нас. В тот момент нам казалось, что нам не выстоять. Я даже запрашивал у артиллеристов нашего полка дать огонь по нашим координатам, но огня не было. И в самый критический момент к нам на выручку прорвалось подкрепление. Это был мой друг Владимир Кошелев. Тогда мы поняли, что мы не только не погибнем и выстоим, а сможем выбить бандитов с их позиций!
– Вы участвовали во многих боевых операциях, прошли славный боевой путь. Как вы сейчас оцениваете свою службу в Афганистане?
– Вы знаете, я как командир в некотором смысле ощущаю себя абсолютно счастливым человеком: надо же, мы с ребятами все живы! Значит, я чего-то стоил для них, для своих подчинённых. Конечно, для всех хорошим я никогда не был. Гонял ребят в добром смысле этого слова. Старался, чтобы на своих занятиях семь потов сошло: и с солдат, и с меня. Лучше пот, чем кровь! Это вам каждый скажет, кто принимал участие в боевых действиях. По всей видимости, именно это и позволило большинству моих подчинённых тогда выжить, а мне сегодня общаться с вами.
–Какой след оставил Афганистан в вашей душе, чему вы научились на этой войне?
– В Афганистане мы научились ценить жизнь. Мирную жизнь. Жизнь во всех её лучших качествах и проявлениях. Это, наверное, самое главное, что хотелось бы отметить. Потому и сегодня я каждую встречу со своими ребятами, – живыми, здоровыми, веселыми, – воспринимаю как лучший для себя подарок, а ежегодный праздник 2 августа не только как профессиональный праздник и повод встретиться с друзьями, но и как день памяти всех, кто героически погиб в Афганистане. Афганистан для меня – это в первую очередь незаживающая душевная рана и память о тех, кто не вернулся, выполняя интернациональный долг.

–Расскажите, пожалуйста, о бое, который Вам больше всего запомнился…
– Был случай, когда наша рота уже неделю действовала в горах. Перед ней была поставлена задача: захват господствующей высоты в глубине ущелья. Из ущелья необходимо было выбить душманов. Там бандиты оборудовали свои склады и базы. Нам противостояли не только каменная крепость гор, но и озверевшие от наркотиков боевики, которые были неплохо вооружены. Мы столкнулись с хорошо организованной обороной и многоярусной системой огня «духов». В горах побеждает тот, кто находится выше. Это прописная истина. Поэтому мной было предложено нестандартное решение по занятию высоты, которое застало противника врасплох. Маршрут, избранный ротой для продвижения к вершине, оказался практически не прикрыт бандитами. Успех подразделения оказался столь ошеломляющим, что в выполнение задачи не поверило даже командование. Боясь ошибки, оно потребовало от нас обозначить себя на местности. И лишь когда жёлтый дым шашек окутал вершину, все убедились, что рота свою задачу выполнила точно. Душманы были зажаты с двух сторон. У подножия гор действовали наши товарищи – афганские подразделения. Нам тогда пришлось нелегко. На опорный пункт роты «духи» обрушили всю мощь своего оружия. Бой тогда длился несколько часов и закончился без потерь. Это был тот редкий случай, когда получалось абсолютно всё. Когда командиры могут гордиться своими подчинёнными, а солдаты – командирами. И ещё – рассчитывать на удачу. Без неё ведь тоже никак нельзя. Но не о ней я в первую очередь думаю, вспоминая свою службу в Афганистане. Я вспоминаю помощь и взаимовыручку ребят, наше солдатское братство, мужество каждого бойца, с которым мне довелось вместе служить!..

– (Я чувствую, как мой собеседник разволновался: слишком тяжелы воспоминания. Стараюсь перевести разговор на отвлечённую тему.) Говорят, чтобы научиться управлять людьми, нужно научиться управлять собой. Так ли это? Были ли у Вас в жизни случаи, когда Вы ломали свои стереотипы, страх, своё «я»?
– Я бы сказал по-другому: чтобы научиться управлять людьми, нужно научиться подчиняться самому. Это так, иначе удачи не видать. Только глупец на войне не боится. Страх, конечно же, был. Это состояние нормальное для любого человека. Поверьте, страшно, очень страшно, когда погибают твои ребята! Но это надо уметь преодолеть ради выполнения поставленной задачи. А ещё страшно – смотреть в глаза матерям тех бойцов, которых ты как командир не смог уберечь на войне…
– Скажите, какими качествами нужно обладать сегодня современному молодому человеку?
– Ни в коем случае нельзя быть слабым. Не только физически, – это дело поправимое, но и слабым духом. В жизни обязательно надо занимать активную позицию, быть прямолинейным, честным. Честным не только для окружающих, но в первую очередь для себя самого. Современный мужчина должен бороться, как все настоящие десантники, и никогда не сдаваться, куда бы не забрасывала его жизнь и какой бы выбор не ставила на его пути. Только в борьбе рождается настоящий мужской характер и дух русского воина. Поверьте, это очень важно, и не менее важно то, что в жизни необходимо ценить дружбу. Меня дружба и единство с боевыми товарищами привели к тому, что в моём подразделении, пока я им командовал, был минимум потерь за всю Афганскую войну.
– Скажите, если начать всё сначала, вы бы сегодня выбрали профессию защитника Родины?
– Вы знаете, меня учили, что офицер – профессия героическая, а защита Родины – святая обязанность каждого настоящего мужчины. Кинофильм «Офицеры» – моя отправная точка, «путёвка» в эту профессию, о которой я ни разу никогда не пожалел. У каждой профессии есть свои плюсы и минусы, и у военной – тоже. Но я не смог бы променять их на что-то ещё. Я благодарен судьбе, что всё вышло именно так!


Видеосюжет смотрите ЗДЕСЬ

Фото: Дмитрий ПРУДНИКОВ
Экскурсия для юных смолян
Смоленские зарисовки в День ВДВ

Другие новости по теме


Новости партнеров