Михаил Лисовский: «Джек Лондон сделал из меня человека»
Культура

Михаил Лисовский: «Джек Лондон сделал из меня человека»

3 июля 2021 года в 19:59

Для смоленского художника Михаила Лисовского 2021 год – юбилейный. По этому случаю в КВЦ имени Тенишевых была его персональная выставка, а в её рамках – творческие встречи и общение со зрителями. Мы с ним тоже встретились там – около работ, которые, собственно, и стали главной темой нашего разговора…

Без штампов

– Михаил Михайлович, у вашей выставки довольно громкое название: «Художник – человек мира»…

– Если честно, это не я придумал. И, по большому счёту, мне всё равно, как она называется. Для меня главное – показать работы. В них – весь я. У меня нет ни одной работы, написанной просто так, от нечего делать. Каждая индивидуальна. И когда я пишу, она для меня единственная – первая и последняя.

– Я обратила внимание, что у вас много работ, очень отличающихся по стилю, манере, палитре, – как будто их писали разные люди…

– Не понимаю художников, которые выработали какой-то штамп и пишут все картины одинаково. На таких выставках не просто скучно – тоскливо. А критики утверждают, что это авторский стиль.

Что ж, пусть я буду несостоявшимся художником, как говорят. Хотя, по-моему, художник уже состоялся, как только родился и взял в руки карандаш или кисть.

Я люблю экспериментировать, пробовать что-то новое. Могу с реалистической живописи перейти на абстрактную и наоборот. Я и со своими студентами этим занимаюсь – им нравится.

– А вы помните тот момент, когда почувствовали себя художником?

– Я хорошо помню, как моя старшая сестра брала меня из люльки и подбрасывала в воздух. Мне было так страшно – я кричал. Вот с тех пор и ору – только уже не голосом, а красками. Ведь что такое картина, как не крик души художника, его желание докричаться до людей.

Рисовать я начал очень рано. Помню, долго не мог понять, как нарисовать нос – для меня это была очень сложная штука…

Во время войны нас с родителями угнали в Германию. И когда мы вернулись оттуда в деревню, то несколько лет жили практически в шалаше: земляной пол и соломенная крыша. Единственная комнатка была очень маленькой. К тому же там ещё и печка стояла. И тем не менее мама умудрилась как-то пристроить фикус – очень цветы любила. А я стал лепить разных птичек и зверьков – всё на это дерево. Мне казалось, что такие огромные листья не должны пустовать. И мама моё творчество поощряла: улыбнётся, по голове погладит.

А ещё у меня в Смоленске тётки жили. И я пацаном возил туда продавать всё из леса: ягоды, грибы, щавель. В шесть часов сажусь на электричку от Сокольей Горы, продам всё и в восемь назад, но я ещё и к тёткам успевал забежать. Они всегда меня молоком поили и давали листочки, чтобы что-нибудь нарисовал, – им это было интересно…

С философским подтекстом

– И всё-таки вы не сразу на худграф пошли…

– В 28 лет поступил. У меня к тому времени уже одиннадцать лет трудового стажа было. Окончил на «отлично» профессиональное училище по специальности «плотник-столяр». Работал на строительстве Братской ГЭС, армию прошёл.

И только после этого – худграф пединститута. Чему, можно сказать, поспособствовал Джек Лондон. Он всегда был моим кумиром. В армии мне как-то случайно попалась его книга «Сердца трёх». Стал читать, и она так меня увлекла, что я всерьёз заинтересовался автором. Потом были и другие его произведения. В том числе «Мартин Иден», который просто вылепил из меня человека. Мне хотелось быть на него похожим. Собственно, тогда я и задумался о необходимости образования. После армии пошёл в вечернюю школу. Потом в институт – не прерывая работы. Днём учился, а ночью работал – и всё успевал. Уже в институте я стал живописцем…

– И, наверное, философом? У вас много работ образных, с определённым подтекстом…

– Философский подтекст есть в каждой работе – без этого просто нельзя. Вот, например, пруды в Новоспасском, где Глинка жил и музыку сочинял. Там эта музыка во всём – просто бери ковш и черпай. И здесь в пейзаже работает каждая деталь, задавая определённый ритм. Я и сам говорил знакомым, что в Новоспасском пишу не картины, а музыку. Там все работы получаются музыкальными. Эта мелодия внутри, и она завораживает.

Или вот эта работа – «Узел». Просто два лица друг напротив друга. А смысл такой – как «Войну и мир» написать. Это противостояние, вечная борьба – узел, который никто не разрубит. Наши ребята, которые прошли Афганистан, глядя на эту работу, плакали…

Вообще, Гегель, который вывел закон единства и борьбы противоположностей, был величайшим философом. Этот закон действует во всех сферах – на нём вся жизнь построена. У меня это есть практически в каждой работе.

Из ленивых

– Юбилей, как правило, предполагает некое подведение итогов…

– Только не для меня. Мне пока надо отдохнуть – чувствую, что устал. А в таком состоянии работать невозможно.

Некоторые говорят, что я лентяй, но это не так. Есть два понятия: ленивый и лодырь. Ленивый – медлительный, просто у человека такие биологические часы. А лодырь – тот, кто не хочет работать. Так вот я из ленивых. Прежде чем что-то сделать, подумаю, вымерю всё в уме и во сне.

– Это и к творчеству относится?

– Конечно. Хотя в творчестве всё гораздо сложнее. Я могу большую работу за день написать, а могу и месяц промучиться.

Меня раздражает, если холст не закрашен. Поэтому вначале – полное буйство в использовании красок. И только потом начинаю прикидывать, что откинуть, куда прибавить. В это время я ничего вокруг не замечаю. Очнулся, а на дворе уже ночь. День промелькнул как одно мгновение – когда горишь, этого не замечаешь.

Вообще, я всегда бежал на работу, а вечером спешил домой – как в классическом определении человеческого счастья. И это не преувеличение. Потому и труд мой не был для меня тяжким. Даже когда я делал монументальные работы, что физически очень тяжело…

От первого лица

Валерий ГРАЩЕНКОВ, заслуженный художник России, председатель Смоленского отделения Союза художников России:

– Художественный и живописный стиль Михаила Лисовского вряд ли спутаешь с кем-то у нас на Смоленщине. У него он свой, сугубо личностный, своеобразный. И это притом что Лисовский, как любой художник, не раз менялся в течение жизни, воспринимая какие-то явления по-новому. Что, конечно же, находило отражение в его работах.

Геннадий НАМЕРОВСКИЙ, народный художник России:

– Михаил Михайлович такой мощный, идёт твёрдой поступью, очень сосредоточенно – всё это видно в его творчестве. Он философ и в некоторой степени поэт.


Для справки

Михаил Лисовский родился в 1941 году в посёлке Соколья Гора Смоленской области.

В 1973 году окончил художественно-графический факультет Смоленского государственного педагогического института. Долгое время работал в Смоленских художественно-производственных мастерских Худфонда РСФСР.

Уже в первых профессиональных работах внимание художника сосредоточено не на внешней стороне, а на психологической характеристике образов. На стыке тысячелетий он пишет картины, в которых противостояние в обществе выражается через противостояние личностей. Форма упрощается почти до силуэтов, а цвет обретает сумеречную гамму, передающую состояние тревоги. Позже художник стал наполнять свои полотна насыщенным цветом, создавать эмоциональную среду за счёт мощных контрастов.

Во всех его работах присутствует психологическая и философская наполненность, размышления о судьбе Отечества. Его отношение к окружающему миру часто определяется через библейские мотивы.

Фото: КВЦ имени Тенишевых

Ольга Суркова

От Авраама до Иисуса
Смоляне смогут потрогать торнадо и запустить цунами

Новости партнеров