Тайна отцовского наследства князя Тенишева
Культура

Тайна отцовского наследства князя Тенишева

26 января 2019 года в 12:34
366

Прошедший год был юбилейным для обоих супругов знаменитой княжеской четы Тенишевых: 160 лет со дня рождения Марии Клавдиевны и 175 – Вячеслава Николаевича. Понятно, что за давностью лет больших торжеств ни в феврале, ни в июне не намечалось. Однако если день рождения княгини отметили хотя бы кулуарно, то о князе было только несколько раз упомянуто вскользь. И вообще, у нас почему-то принято говорить в первую очередь о меценате Марии Клавдиевне, забывая, что без поддержки и денег Вячеслава Николаевича вряд ли её благотворительные проекты были бы возможны. В общем, мы решили хотя бы отчасти восстановить историческую справедливость и поговорить исключительно о князе Тенишеве. Мой собеседник – ведущий научный сотрудник историко-архитектурного комплекса «Теремок» Смоленского музея-заповедника Тамара Исаченко.

По примеру отца

– Любой масштабный проект невозможно осуществить, не имея на то финансовых возможностей. Поэтому вопрос, кто главный в паре Марии Клавдиевны и Вячеслава Николаевича, звучит скорее риторически. Ведь и его первая супруга тоже была человеком деятельным – она, как и Мария Клавдиевна, занималась и благотворительностью, и образованием крестьян. И школа кружевниц в Мценске – её детище. Здесь, видимо, уже несколько иной уровень взаимоотношений вообще.

Однако если мы будем говорить о самом Вячеславе Николаевиче как о личности, то предлагаю прежде всего расставить приоритеты. В его деятельности чётко выделяются основные направления: образование и просвещение, предпринимательство, этнография и социология и, конечно, благотворительность. И всё это между собой перекликается, сочетается и дополняет друг друга. Так что сложно определить, какое из направлений первично, с чего начать наш разговор…

– А давайте начнём с биографии Вячеслава Николаевича: воспитание, взаимоотношения в семье… Всё-таки в детстве в человека очень многое закладывается…

– К сожалению, он очень рано остался без матери: в четыре года или в пять – в разных источниках сведения расходятся. А поскольку отец – генерал царской армии, который служил по железнодорожному ведомству и часто переезжал с места на место, то до семи лет мальчик воспитывался в семье своего дяди в Тверской губернии. На этом домашнее образование было закончено, и отец отправил его учиться в гимназию в Петербург. А дальше Вячеслав Николаевич получает уже техническое образование и, как было положено молодому человеку в то время, в 21 год начинает свой трудовой путь…

Семья у Тенишевых была большая: восемь детей, и Вячеслав – самый младший. Но сказать, что на формирование его характера оказала влияние именно семья, мы не можем – нет документальных источников, подтверждающих это. Скорее всего, речь идёт о том счастливом совпадении, когда обстановка, в которой рос мальчик, помогла раскрыться его собственным талантам. Отсюда и такой колоссальный результат. Хотя то, что он практически пошёл по стопам отца, тоже решив заниматься железными дорогами, уже говорит о многом.

Понять себя

– То есть отец был для него авторитетом?

– Безусловно. Свой трудовой путь Вячеслав Николаевич начал как инженер-путеец. Строил мосты, железные дороги. На тот момент его зарплата составляла 50 рублей в месяц. А к сорока годам он стал уже одним из самых богатых людей России. При этом он сам всегда подчёркивал, что такого уровня благосостояния он сумел добиться только благодаря уникальному наследству, которое оставил ему отец, – хорошему образованию.

Впрочем, опираясь на эту базу, изучая и анализируя, он всё-таки делает себя сам. И создаёт образовательную систему, призванную прежде всего помочь детям состояться в жизни. Будучи математиком и инженером, Тенишев говорил так: сколько бы формул мы ни вбили ребёнку в голову, если они не помогли ему стать богатым и счастливым, то это бесполезные и даже вредные знания. То есть ученик буквально с первых лет должен получать только те знания и умения, которые, с одной стороны, отвечают его собственным наклонностям, а с другой – будут востребованы им во взрослой жизни.

Так что школа, по Тенишеву, – это не просто набор теории и практики, а прежде всего понимание себя. Кроме того, он считает, что образование должно быть без принуждения – только тогда оно формирует характер. И этот принцип лёг в основу созданной им впервые в России свободной школы. Кстати, современники князя считали, что самое великое наследие, которое он оставил после себя, – это именно образовательные программы. Хотя его достижения в промышленности или этнографических исследованиях были, возможно, более громкими.

– Например?

– Например, Россия перестала закупать сталь в Англии для Черноморского флота именно благодаря металлургическим заводам в Брянске, которые создал Вячеслав Николаевич. И царская армия полностью отказалась от средств связи фирмы «Сименс», заменив их высококачественной продукцией электромеханического завода князя на Гутуевском острове в Санкт-Петербурге…

Вообще, он всегда очень много работал. И степень его работоспособности порой просто поражает. Представьте, когда граф Витте предложил князю возглавить организацию участия России во Всемирной выставке в Париже, тот за три года объехал 26 губерний. И не просто объехал, а изучил жизнь этих губерний и выделил то, что может представлять интерес для выставки. И был собран такой материал, который в Париже произвёл фурор. Не случайно Вячеслав Николаевич был удостоен звания камергера двора, а устроители с французской стороны наградили его орденом Почётного легиона.

На смоленской земле

– Как часто он бывал в своём имении в Талашкино?

– К сожалению, в различных публикациях нередко можно прочесть, что князь Тенишев не любил Талашкино и приезжал сюда редко. Однако есть документы и факты, позволяющие утверждать обратное. Например, точно известно, что вторую программу этнографических исследований он писал именно здесь. Кроме того, на фотографиях его часто можно видеть в Талашкино: и на природе в числе гостей, приезжавших сюда, и как участника любительского спектакля. Взять хотя бы фото, где он стоит в белой рубахе с венком на голове.

И ещё один немаловажный факт. Когда он женился на Марии Клавдиевне и приобрёл имение на Смоленщине, то тут же позаботился о специальной комнате на станции Тычинино, где можно было отдохнуть, ожидая поезда или извозчика. Если бы человек не любил это место, он бы так его не обустраивал. И по этим косвенным фактам мы как раз можем судить о том, как князь относился к Талашкино и ко всему, что здесь происходило.

– А то, что он упокоен именно на смоленской земле, это воля самого князя?

– Завещания как такового нет. Вряд ли он вообще к 60 годам об этом думал. Всё случилось слишком скоропостижно. В ноябре он уезжал в Германию лишь в лёгком недомогании, а к Новому году был уже настолько тяжело болен, что не мог даже ходить – его в кресле несли к поезду, чтобы перевезти в Париж, где он вскоре и скончался.

Однако разработка проекта церкви во Флёново началась ещё при жизни князя. И в крипте было отведено место для трёх захоронений, поэтому можно предположить, что это каким-то образом было согласовано.

С мыслями об Отечестве

– Тамара Викторовна, а в частной жизни что за человек был князь Вячеслав Тенишев? Как его характеризовали близкие?

– Все, кто знал князя, характеризовали его как человека мягкого, сердечного, но при этом упорного в достижении цели. Как говорила Мария Клавдиевна, если он что-то решил, то это раз и навсегда. Но при этом он не был самодуром: если оказывался не прав, переубедить его было можно – он всегда выслушивал другие мнения.

Очень много говорили о его необыкновенном отношении к детям. Его не раздражали ни шум, ни гам, ни беготня – наоборот, он считал, что именно такими и должны быть перемены, где ученики могут выплеснуть свою энергию. И если кто-то из ребят с разбегу врезался ему в живот, князь к этому тоже относился абсолютно спокойно.

С точки зрения понимания искусства он был человеком утончённым: прекрасно играл на виолончели, был попечителем Петербургской консерватории. Но у него на всё был собственный взгляд – сугубо практический. Он не понимал Марию Клавдиевну в том, что художнику надо просто дать денег, – считал, что тот должен их заработать. Опять его мышление прикладного характера любых знаний и навыков. Поэтому не всем живописцам он с удовольствием платил за портреты своей жены.

Нам во время экскурсий часто задают вопрос, любил ли князь Марию Клавдиевну…

– И что вы отвечаете?

– Если судить по поступкам, ответ на него однозначен. Потому что и музей «Русская старина», и школы, и библиотеки, и мастерские, и больницы вряд ли могли появиться без финансовой поддержки Вячеслава Николаевича. А его последняя просьба, о чём пишет Екатерина Константиновна Святополк-Четвертинская: когда буквально за несколько часов до ухода уже еле живой он умоляет её никогда не оставлять его бесхозяйственную супругу, потому что та просто пропадёт.

Он был очень демократичным человеком и даже внешне не походил на представителя элиты. Он запросто разговаривал с приказчиками, лакеями и учениками в школе. И был абсолютно равнодушен к славе и почестям. Просто делал то, что умел, и стремился получить при этом практический результат.

Но главное, Вячеслав Николаевич был патриотом – без квасного понимания этого слова. Он безумно любил Россию, и любой проект рассматривал в первую очередь с точки зрения его важности для страны. Даже такой частный акт, как покупка имения. Ведь, по словам княгини Святополк-Четвертинской, прежде чем выделить деньги, Тенишев вытребовал с неё два обещания: просил Екатерину Константиновну остаться в Талашкино хозяйкой и никогда не прекращать сельскохозяйственных экспериментов, потому что это важно для России. «Это важно для России» – слова, которые можно назвать девизом всей жизни Вячеслава Николаевича Тенишева…

Фото: Алексей ГУСИНСКИЙ, libryansk.ru

Ольга Суркова

Смолян зовут на «Семейные выходные»
Смолян научат традиционной вышивке и созданию смоленской текстильной куклы

Другие новости по теме