Рославльский «Успех» на пути возрождения льняных традиций Смоленщины
Сельское хозяйство

Рославльский «Успех» на пути возрождения льняных традиций Смоленщины

11 июля 2019 года в 18:23
312

Лен – культура для сельского хозяйства Смоленской области традиционная. Его здесь сеяли, убирали и перерабатывали еще в доиндустриальную эпоху, когда экономика России держалась не вольным предпринимательством и частной инициативой, а зачастую – трудом крепостных. И так продолжалось столетиями. Лен возделывали на Смоленщине и после отмены крепостного права, и даже революция несущественно изменила традиционную направленность земледелия региона: все так же одной из основных растениеводческих культур у нас оставался лен. Кстати, после коллективизации он вообще стал неоценимой культурой. В то время, когда за молоко, зерно и мясо колхозники получали пресловутые «палочки» за трудодни, за лен платили живыми деньгами.

Только в Рославльском районе ко времени распада Советского Союза лен выращивали 16 хозяйств. Для первичной переработки всей произведенной льняной массы был построен на окраине Рославля льнозавод, который с 2006 года стал сельскохозяйственным производственным кооперативом «Успех».

– Долгие годы нашим заводом руководил Анатолий Егорович Шевцов, мы многому от него научились. Он и сейчас нас консультирует, – рассказывает председатель сельскохозяйственно-производственного кооператива «Успех» Галина Егоровна Петрова.

Во многом, кстати, именно благодаря Анатолию Шевцову Рославльский льнозавод не постигла печальная судьба аналогичных предприятий. Раньше в каждом районе было по своему льнозаводу, а в некоторых и не по одному, – всего было порядка пяти десятков заводов по первичной переработке льна. Сейчас осталось лишь два – в Рославльском и Ярцевском районах. А остальные растащили на металлолом.

Галина Петрова рассказывала, что и на рославльский завод приезжали с предложениями: отдай завод, и будет тебе, что называется, счастье. Гости такие явно не горели желанием включиться в процесс первичной переработки льна. Завод их интересовал только как источник черного и цветного металла, измеряемого сотнями тонн. Но прежний руководитель Анатолий Егорович Шевцов отвергал такие предложения с ходу. Потому завод сейчас и работает.

Звезда Героя – за лен!

Анатолий Егорович Шевцов – не коренной смолянин. Он родился в 1933 году в городе Унеча Клинцовского района Брянской области. Сам Анатолий Шевцов, наверное, и не собирался ни в какую Смоленскую область на постоянное место жительства, но после окончания в 1954 году Клинцовского текстильного техникума, где получил специальность техника по первичной переработке льна, он по распределению был направлен мастером смены на Екимовичский льнозавод. А оттуда Анатолия Шевцова откомандировали в Понизовье, где как раз были завершены пусковые работы на льнозаводе. Здесь Анатолий Егорович проработал до 1957 года, когда его назначили главным инженером Рославльского льнозавода. А с 1975 года он возглавил предприятие и проработал на нем до самой пенсии.

Когда Анатолий Шевцов только вступил в должность главного инженера, это был еще не завод, а скорее заводик – небольшой, одноагрегатный по переработке сланцевой тресты. И было одно-единственное здание, в котором размещались мяльно-трепальный и кудельный агрегаты и небольшая сушилка.

По существу, именно с прихода на завод Анатолия Егоровича Шевцова на предприятии и началась техническая реконструкция. Так, на Рославльском льнозаводе – первом в Смоленской области – был построен цех по переработке льносоломки. А для страны Рославльский льнозавод стал первым, где была освоена безотходная технология переработки льносырья.

О том, что можно наладить на заводе безотходное производство, Анатолий Шевцов стал задумываться еще в 60-е годы. Тогда Смоленская область продавала костру за границу. Вот и возник вопрос: почему у нас сжигают в топках костру, которую можно как-то использовать?

Когда Анатолий Егорович поделился своими мыслями в областном совнархозе, то даже удивился поддержке, которую там получил. Ему организовали командировку за границу для изучения зарубежного опыта. Анатолий Шевцов, присматриваясь к тамошней технологии, вникая в ее нюансы и изучая технические аспекты, по возвращении домой был твердо убежден, что и у нас можно создать нечто подобное.

И действительно, на предприятии хозяйственным способом были построены цеха по выработке костроплит, нетканых материалов, льняных матрасов.

– Костроплита производилась из отходов от костры. Из Новгорода привозили смолу, и итоговая продукция было своего рода древесностружечной плитой, – поясняет нынешний руководитель предприятия Галина Петрова. – В те времена костроплита пользовалась неимоверным спросом по всей территории СССР.

– Костроплиту отгружали в Биробиджан, Белоруссию, в украинский Житомир, – уточняет Галина Егоровна.

Кстати, несмотря на распространенное мнение, что в период социализма на человека смотрели как на расходный материал, сравнивая его по значению с винтиками, как раз на рославльском заводе, по современному выражению, заботились о человеческом капитале, а не просто гнались за ежегодными темпами прироста производимой продукции. На предприятии проводилась большая работа по улучшению не только производственных, но и культурно-бытовых условий работы. Была подвергнута серьезной реконструкции и модернизации приточно-отопительная и пылевая вентиляция, благодаря чему в то время в цехах практически исчезла пыль – этот бич производства, связанного с переработкой льна.

8 августа 1989 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за большой личный вклад в разработку и внедрение безотходной технологии переработки льняного сырья и достижение предприятием высоких производственных показателей директору Рославльского льнозавода Анатолию Егоровичу Шевцову было присвоено звание Героя Социалистического труда.

Рославльский льнозавод – от переработки до выращивания

Вот с таким заделом Рославльский льнозавод вошел в 90-е годы, которые сейчас часто называют «лихими».

– У нас был хороший остаток, – вспоминает то время председатель сельскохозяйственно-производственного кооператива «Успех» Галина Петрова. – Благодаря нашему руководству на заводе всегда был запас. Чтобы у нас ничего не было – такого не было. Если есть на складе запас, человек выживет.

Как вспоминает Галина Егоровна, в 1979 году рославльский завод заготовил 11 тысяч тонн льносоломы. До экономических перипетий 90-х годов оставалось более десятка лет, а на заводе уже думали о создании запасов.

Вот на этих запасах в первые годы, когда началось сокращение посевных площадей льна, завод и просуществовал. Благо, еще в доперестроечные времена были налажены связи по сбыту, так что и тут проблемы возникли далеко не сразу.

Проблемы возникли с сырьем: хозяйства резко сократили, а затем и вообще перестали сеять лен.

– И чтобы сохранить коллектив, – рассказывает Галина Егоровна Петрова, – чтобы мы, так сказать, никуда не разбежались, мы и решили сеять лен сами.

Первый такой опыт был произведен в 2006 году, тогда самостоятельно было засеяно 10 гектаров. По прошествии 13 лет коллектив рославльского завода увеличил посевные площади в 45 раз.

– Тогда же, в 2006 году, мы на базе льнозавода создали сельскохозяйственно-производственный кооператив «Успех», – продолжает Галина Егоровна и уточняет, что сделано это было отнюдь не в погоне за громкими или вычурными современными названиями. Изменение формы хозяйствования было связано с тем, что льнозаводу как перерабатывающему предприятию не давали субсидию на выращивание льна. При этом не важно, что коллектив завода сеял лен. С формальной точки зрения, форма (завод – перерабатывающее предприятие) не соответствовало содержанию (выращивание льна), следовательно, и субсидия не полагалась.

– А благодаря господдержке, благодаря тому, что мы получаем помощь и по федеральной программе, и по областной программе, это для нас очень много значит, – уточняет председатель сельскохозяйственно-производственного кооператива «Успех».

– И все же выращивание льна было не профильным занятием для предприятия. Для организации самого процесса на заводе изначально не было земли, специальной техники и соответствующих специалистов… Где все это взяли?

– В 90-е годы из хозяйств выживали сильнейшие. Остальные разваливались, – вздыхает, констатируя печальный факт, Галина Егоровна. – Они послабее оказались, что ли, или просто растерялись. И вот наш в то время руководитель Анатолий Егорович Шевцов стал скупать технику, которая оказалась не нужна слабым хозяйствам, и привозить ее на завод. Вот на этой технике мы и работаем. Подшаманим, подкрасим, подделаем – и работаем, – усмехается Галина Егоровна.

Кстати, благодаря бюджетным субсидиям, которые выделяются льносеющим хозяйствам на приобретение специальной техники, сельскохозяйственно-производственный кооператив «Успех» уже в этом году закупил семь единиц новой техники: два культиватора, две сеялки, трактор и два комбайна.

Галина Петрова пришла на завод в январе 1976 года, тогда здесь в три смены работали порядка 280 человек. Оно и понятно: 16 хозяйств района выращивали лен отнюдь не на 450 гектарах, как это делает сейчас кооператив «Успех». Да и на заводе работали цех костроплит, нетканый цех, мочильный цех для соломы. Сейчас таких цехов на заводе нет, а со всем производственным процессом вполне справляются 30 человек.

– Сейчас у нас мощность 5 тонн льнотресты в смену. Работаем в одну смену. На следующий год мы планируем начать работать в две смены. Но чтобы так было, очень важна поддержка со стороны государства, – уточняет Галина Егоровна.

– А в поле сколько человек заняты во время посевной, уборочной, промежуточных работ?

– А у нас это одни и те же люди. С 17 июня мы полностью всем заводом идем в отпуск. Двух трактористов отпустили в отпуск раньше – когда они выйдут из отпуска, то начнут готовить технику к тереблению. Остальные, когда выйдут из отпуска, начнут проводить капитальный ремонт, чтобы до 20 июля подготовить оборудование на заводе, чтобы к 25 июля завод был в полной готовности. Нужна, например, помощь рабочих – все рабочие едут и работают в поле. Мы все работаем. У нас весь завод работает на уборке льна. Уберем лен – открываем цех и выходим перерабатывать.

К счастью, кадровой проблемы на заводе не существует, поскольку предприятие находится на окраине Рославля, потому и кадрового дефицита не испытывает.

Правда, есть проблема, решение которой кажется таким простым, но Галина Егоровна Петрова не понимает, почему ее никак не удается решить.

– В Смородинке, где раньше был совхоз-техникум, люди остались без работы, и пять человек мы взяли на предприятие – двух трактористов и трех рабочих. И нам приходится два раза в день – утром, чтобы привезти их на работу, и вечером, чтобы увезти домой, – отправлять заводскую машину. Причем там и дорога нормальная, и до соседнего населенного пункта регулярно ходит рейсовый автобус. А вот продлить маршрут до Смородинки никак не могут.

Куда только Галина Егоровна не писала, куда только не обращалась… Все кивают, соглашаются, но автобус так и не могут пустить – ничего с места не сдвигается.

Длинное или короткое?

Сейчас в Смоленской области в основном работают на производство короткого или моноволокна. Производством длинного волокна занимаются, по существу, только на Рославльском льнозаводе. Идет такой своеобразный заочный спор сельхозтоваропроизводителей – что выгоднее производить и что имеет лучший спрос на рынке: длинное или короткое волокно.

Так, например, директор аналогичного предприятия ОАО «Ярцевский льнозавод» Вячеслав Павлович Сальников рассказывает, что заводчанам, которые прошли путь, сравнимый с тем, что и коллеги из Рославля, наряду с освоением технологии выращивания льна пришлось подумать и о том, что нужно выпускать.

Изначально Ярцевский льнозавод работал на два типа волокна – короткое и длинное. Но когда Смоленский льнокомбинат закрылся, перед предприятием встал вопрос, куда девать длинное волокно. В какой-то момент оно оказалось никому не нужным, и продать его было некуда.

Потом, как рассказывает Вячеслав Сальников, оглянулись вокруг, присмотрелись к рынку, узнали, как другие работают. Сейчас выгодно производить моноволокно (когда смешивается и короткое, и длинное). Оно идет на производство нетканой продукции. Например, на льноватин, который используется в качестве прокладки для утепления деревянных домов, когда делают срубы. Еще производят газонный холст, куда насыпают семена травы, сматывают в рулоны и в таком виде продают. Человек, купивший такой холст, расстилает его перед домом, получая ровный газон с пышной травой, поскольку гниющий лен дает плодородную массу.

Даже человек, знакомый с сельским хозяйством только по посещениям Заднепровского рынка, без труда, если ему покажут, отличит короткое и моноволокно от длинного. Первое похоже на лежалую собачью шерсть грязно-пепельного цвета. Длинное волокно выглядит совсем по-другому, можно даже сказать, благородно. Оно похоже на пышную женскую косу светло-каштанового цвета. Вот из такого длинного волокна уже и делают качественные льняные ткани, которые пользуются реальным спросом. Но для их производства нужна полная технологическая цепочка – от поля до льнокомбината.

Однако даже отсутствие конечного производственного потребителя не заставило Рославльский льнозавод изменить установившиеся за долгие десятилетия традиции.

– Давайте я так поясню, – говорит по поводу спора о длинном и коротком волокне председатель сельскохозяйственно-производственного кооператива «Успех» Галина Петрова. – У нас все по старинному рецепту. Конечно, с коротким волокном проще. Но у нас в этом отношении ничего не менялось с советских времен, когда вся переработка была настроена на его производство.

К Галине Егоровне было много претензий по поводу того, что она не переходит на производство моноволокна.

– Но мы не дали согласия на это. Я думаю, сохраним свои традиции.

Это миф, что длинное волокно никому не нужно. Исходя из опыта работы Рославльского льнозавода, Галина Петрова может утверждать, что длинное волокно всегда имеет спрос. Да, технологически его выпуск сложнее, чем короткого или моноволокна, но зато и финансовая отдача намного выше.

– Продашь три тонны длинного волокна, а короткого надо на ту же сумму продать тридцать тонн. Конечно, затраты больше, например, на ту же электроэнергию, но оно того стоит.

Вообще, все зависит действительно от подхода, традиций, которые сложились на предприятии. Так, на Рославльском льнозаводе искренне считают кощунством рубить хорошую тресту, на которую было затрачено столько труда при выращивании и уборке, на короткое волокно, когда с нее можно взять какое-то количество длинного волокна.

Да и со сбытом все обстоит не так печально, как полагают некоторые коллеги Галины Петровой.

– Наше длинное волокно охотно покупает Большая льняная мануфактура, расположенная в Костроме. Сейчас вышли на нас китайцы. Уже одну партию волокна мы отгрузили в Китай – и нормально, им нравится волокно наше. Очень востребованно длинное волокно, – рассказывает о том, как и куда проходит сбыт продукции, председатель сельскохозяйственно-производственного кооператива «Успех».

Вообще, это, конечно, спор профессионалов, который для потребителей носит скорее теоретический, чем практический характер. Безусловно, приятнее, когда из смоленского льна делают не газоны для богатых людей, а прекрасные ткани. Но, в общем-то, речь сейчас идет о том, что на Смоленщине возрождается традиционная льняная отрасль сельского хозяйства. И это – главное! Тот же Рославльский льнозавод, или, правильнее говорить, сельскохозяйственно-производственный кооператив «Успех», уже в следующем году планирует увеличить посевные площади льна. И в связи с этим предприятие намерено перейти с одной рабочей смены на две.

Фото: Алексей Гусинский

Алексей ГУСИНСКИЙ

Смоляне могут подать заявки на гранты для развития и создания фермерских хозяйств
Сергей Неверов рассказал о законопроекте, направленном на поддержку садоводства в России