Простой выбор на всю жизнь
Церковь и общество

Простой выбор на всю жизнь

22 июля 2020 года в 13:01

В 2019 году радиостанция «Смоленская весна» реализовала проект – победитель международного грантового конкурса «Православная инициатива», направленный на знакомство детей и родителей с традициями православия и укрепление семейных ценностей. В рамках проекта в студии радиостанции побывало немало замечательных гостей, состоялось немало интересных диалогов на тему любви, брака, жизни православных семей. В одном из выпусков программы «Семейный совет» слушателям о семье и служении рассказали иерей Дмитрий и матушка Ирина Гамиловские.

Главное в жизни – доверять Богу, и тогда всё получится

– Хочется начать наш с вами разговор с самого начала. Отец Дмитрий, мечтали ли вы в детстве о том, что станете священником? Когда вообще поняли, что это именно ваш путь в жизни?

Д.Г.: В раннем детстве не мечтал стать священником, тогда скорее мечтал быть пожарным или водителем большого транспортного средства, как и все мальчишки. Но чувство помощи и служения людям меня не покидало с самого детства.

– А в чём это выражалось?

Д.Г.: Наверное, в призвании, которое каждому человеку Бог от рождения даёт, и задача каждого человека это призвание реализовать, раскрыть в себе таланты, потрудиться над собой, чтобы во время своей земной жизни достойный плод принести. Большую роль сыграла крёстная, которая привела меня в одиннадцать лет в воскресную школу, потому что рос я в семье невоцерковлённых людей. И там, в воскресной школе, всё и состоялось: я погрузился в среду верующих людей, приобрёл новых друзей, постепенно втянулся в церковную жизнь и уже без этого себя не представлял. А когда поступил в семинарию, учился и когда промыслом Божьим через благословение правящего архиерея меня рукоположили во диаконы, а потом во священники, я понял, что это лучшее, что могло со мной произойти.

– Мне кажется, есть такой стереотип, что священники растут если не в семьях священников, то как минимум в семьях людей воцерковлённых. Вы сломали этот стереотип...

Д.Г.: Да, действительно, не всегда будущие священники растут в воцерковлённых семьях. Даже если вспомнить призвание апостолов Спасителем: «Оставь сети, встань и иди за мной». И апостолы последовали за Христом. И так нередко случается, что человек совершенно не предполагает, что он всю свою жизнь посвятит служению Богу, но именно это и происходит. Хотя у меня произошло не совсем так: всё было очень прогнозируемо и достаточно ровно, по крайней мере до сего дня. Главное в жизни доверять Богу, и тогда всё получится.

– Ещё из области стереотипов: когда произносят слово «священник», воображение рисует зрелого человека, и никто не вспоминает о том, откуда они берутся, эти самые священники. Для молодого человека это трудное служение? Вам приходится решать много проблем, о которых ваши сверстники даже не подозревают, не задумываются и никогда с этим не сталкивались...

Д.Г.: Нужно помнить, что служение священника это всё-таки соработничество человека и Бога. Не священник совершает Таинства Бог совершает Таинства. В этом соработничестве, в этой благодати Божией трудиться не трудно. Главное, чтобы было радение о труде и любовь. От человека тоже немало зависит, и он тоже должен усилия приложить, но Господь укрепляет, помогает. Вообще, когда я учился в семинарии, думал, что священники это только после тридцати лет, потому что это настолько серьёзно, сложно. Но когда Господь сподобил рукоположиться в 25 лет, я понял: «Слава тебе, Господи, за то, что я не потерял время». Благодать Божия человека врачует сильно и недостающее доставляет, если человек сам этого желает, конечно. Быть частью этой благодати и этой радости счастье в самом чистом смысле слова.

Жена священника должна быть более благочестивой, чем священник

– Нередко приходится слышать в разговорах, что священник – это профессия. Как вы считаете, можно ли так говорить?

Д.Г.: Нет, это ежедневное служение Богу, Церкви, людям. Причём в него погружается и семья священника. Работа это, наверное, от звонка до звонка, а в служении ты всегда должен быть в доступе для своей паствы, своих прихожан и для многих нужд окружающих тебя людей, потому что призвание у тебя такое служить людям, помогать, наставлять, утешать и прежде всего любить. «Без любви не можете ничего творить», говорит Господь. Главная задача священника в его жизни это стяжать ту самую любовь в виде жертвы ради других людей. И священник ежедневно жертвует своим временем и силами и в этом находит свою радость, потому что когда человек отдаёт, он приобретает.

– Матушка Ирина, а вы могли себе представить, что будете женой священника? Какое у вас было чувство, когда мужа рукоположили?

И.Г.: Честно говоря, не представляла, что стану женой священника. Росла я в достаточно мирской обстановке, в невоцерковлённой семье. Затем чудесным образом пришла в храм. Что я почувствовала, когда мужа рукоположили? Прежде всего радость за него такую тихую, спокойную, умиротворённую радость.

Д.Г.: Ну всё равно ведь была какая-то ответственность, потому что, тебя не спросив, рукоположили твоего мужа, и ты теперь, хочешь не хочешь, матушка, и на тебя определённым образом смотрят окружающие люди и оценивают, что оделась как-нибудь не так, как подобает матушке, что-то не то сказала или громко смеялась. Было такое? Это вот мне интересно.

И.Г.: Было, конечно, и есть до сих пор: хочется соответствовать своему статусу, тому служению, на которое поставил меня Господь.

Д.Г.: Это тоже служение, на самом деле. По мнению некоторых архиереев, жена священника должна быть более благочестивой, чем священник, потому что священнику будет совсем трудно, если супруга станет его постоянно ковырять, каким-то образом заставлять его заземлиться. Будет говорить: «Ну хватит уже всё на приходе и на приходе. Поедь там в магазин что-нибудь купи». Если супруга священника заземляет, ему очень тяжело становится. А когда она поддерживает в плане служения, тогда легко.

– А женой священника быть сложно?

И.Г.: Вы знаете, я об этом не задумывалась. Я замужем прежде всего за человеком, которого очень люблю и с которым жить мне очень интересно, поэтому сложностей я не вижу.

– Принято считать, что православные семьи чем-то отличаются от всех остальных семей. Это действительно так или это преувеличение?

Д.Г.: Это и правда, и преувеличение. Отличаются они тем, что существуют более высокие критерии верности, правды, благочестия, стремления оторваться от каких-то грехов и пристрастий, которые и на семью влияют в том числе. А похожи все семьи тем, что природа у людей одинаковая и особенности семейных отношений те же. Испытания, которые предстоит супругам пройти, одинаковы, и грех, который действует на природу человека, к одинаковому может привести и в обычной семье, и в семье священника: к осуждению, обиде. Главное это преодолевать, понимать: что бы ни случилось, вы единое целое, вы призваны Богом быть вдвоём, в одну плоть, и что Бог соединил, то человек да не разлучает. Священнику проще, чем обычному человеку: он понимает, что он женился и дверь за ним закрылась. Есть путь только вперёд. И всю жизнь совершенствоваться в одном человеке это, конечно, высота, и это правильно.

Душа каждого человека – христианка

– А когда ты понимаешь, что это выбор один раз на всю жизнь, сложно ли его делать?

Д.Г.: Ты понимаешь это с точки зрения канонического права, где сказано, что если священник разведётся «да будет низвержен», то есть запрещён в служении. С моей точки зрения, что несложно, потому что когда любишь, хочешь всю свою жизнь этому человеку посвятить. Сложно, наверное, когда не любишь, сомневаешься, не можешь раскрыться, когда ещё находишься в поиске. А когда полюбил, произошло это духовное соединение, согласие, тогда легко, тогда желаешь, чтобы на всю жизнь и умереть в один день.

И.Г.: Мне было несложно, потому что с самого начала, когда мы в первый раз увиделись и пообщались, мне стало понятно: это человек с моими мыслями, моими взглядами, моими же ценностями, что очень важно в семейной жизни.

– Когда речь идёт о православных семьях, нередко возникает понятие «патриархальный уклад». Возможно ли это в современном мире, как вам кажется?

Д.Г.: Существует немало стереотипов о том, что патриархальный уклад это некоторое давление, подчинение женщины мужчиной, но на самом деле, в чистом, незапятнанном смысле, семья патриархального уклада это когда мужская природа раскрывается в своём замысле, в том замысле, который в неё вложил Творец, а женская природа раскрывается за мужской природой в заботе, любви, защите. И мужская природа, в свою очередь, питается от женской. И ещё очень важный момент в этом контексте следует осветить: женственность женщины прямо пропорциональна мужественности мужчины, находящегося рядом с ней. Мужественность это реализация мужской природы. Чем более мужчина мужественен: ответствен, способен на труд, подвиг, тем более женственной будет женщина рядом с ним, и тем более она будет реализовывать свою женскую природу. А представьте, если мужчина будет склонен к женственности, а женщина к мужественности произойдёт диссонанс.

– В современном обществе как раз существует этот перекос: очень много лежит ответственности на женщинах...

Д.Г.: Очень большая проблема, когда женщины воспитывают мужчин. Имею в виду, когда мальчик растёт без мужского воспитания в семье. Напротив, мальчика должен воспитывать папа, а любить его должна мама, а девочку должна воспитывать мама, а любить её должен папа. Потому что мать это образ будущей жены у мальчика, а отец это образ будущего мужа у девочки.

– Ещё один вопрос по поводу современного мира: сложно ли в нём быть православными людьми? У нас сейчас православные – это достаточно небольшой процент населения. Приходится сталкиваться как с просто другими ценностями, так и с открытым негативом...

Д.Г.: Я не соглашусь, потому что культура русского человека православная. Литература Золотого и Серебряного века христианская. Говоря о том, что православных мало, мы не сможем их посчитать. Есть люди, которые ходят в храм раз в год, но молятся каждый день. Как мы это посчитаем? Есть люди, которые не ходят в храм, но каждый раз на церковь крестятся и помнят, что на смертном одре они пригласят священника, и покаются, и наследуют жизнь вечную. Кого мы назовём православными тех, кто каждое воскресенье причащается? Но даже воцерковлённые люди могут через неделю причащаться или через неделю приходить в храм, потому что они в своей семье единственные воцерковлённые и, например, одно воскресенье посвящают семье, а другое Богу. Это трудно посчитать. Только Господь ведает сердце человека: человек может сам не подразумевать, что он верующий, но душа каждого человека по природе христианка. Он может каждый день совершать своё служение людям, даже в плане милосердия. Те, кто помогает обездоленным людям или животным, ещё каким-то образом служит другим, но не ходит в церковь, всё равно тем самым служат Христу. Но, конечно, большая поддержка для каждого участие в Таинствах. Каждый христианин должен в них участвовать, потому что это соединение с Богом и поддержка от Него. Я не согласен с тем, что православных мало, и я не согласен с тем, что сложно. Сложно тем, кто бегает за трендами, кто вынужден постоянно меняться. А Божественная истина непреложна. Церковь хранит эти истины, культивирует их. Они всегда будут актуальны.

Самое сложное в больничном служении – прийти туда

– Затронули тему милосердия. Давайте об этом поговорим. Матушка Ирина, вы сестра милосердия Смоленского сестричества во имя иконы Божией Матери «Одигитрия» и пришли в сестричество в очень юном возрасте. Что побудило к такому шагу?

И.Г.: Когда я воцерковилась, в храме, который посещала, увидела объявление о том, что требуются добровольцы для нескольких направлений, и у меня сразу возникло желание прийти и помочь.

– Помощь в больнице – это самое сложное направление сестринского служения. Как пришло в голову молоденькой совсем девочке, что нужно пойти именно туда? Не с детьми работать, не с бездомными, не туда, где легче, а туда, где тяжело...

И.Г.: Я туда попала только потому, что мне сказали, что там дефицит людей, не хватает добровольцев. Я с радостью пошла туда, где моя помощь на тот момент была нужна больше всего.

– Сложно было начинать?

И.Г.: Сложно. В первые мои дежурства в больнице мне было страшно: боялась навредить себе или тем, кому помогаю. Волнительно было от того, что я многого не умела, не знала, в больницах раньше не лежала, редко бывала там и не представляла себе, как ухаживать за пациентами. Но каждый раз я выходила на пост в сопровождении опытной сестры милосердия, которая мне показывала, подсказывала, обучала основным манипуляциям по уходу за лежачими больными. Это было очень большой поддержкой. Я знала, что мне всегда помогут и в первое время самую сложную работу она возьмёт на себя. То есть я помогала налить воды, подносила средства гигиены больше была на подхвате. Пока я не научилась осуществлять основной уход, это делала она. Со временем, с опытом страх и неуверенность уходили, становилось проще. А потом я стала координатором этого направления.

– Расскажите о больничном служении подробнее...

И.Г.: Сёстры милосердия и добровольцы осуществляют уход за больными: помогают поесть, проводят гигиенические процедуры, переодевают, перестилают постели. Уход за лежачим больным это один из компонентов реабилитации. Те люди, которые длительное время находятся на постельном режиме, после инсульта или при других заболеваниях, могут умереть из-за развития осложнений: пролежней, пневмонии, а качественный уход снижает риск развития этих осложнений.

– А есть ли какие-то подопечные, какие-то истории из больничного служения, которые вам особенно запомнились?

И.Г.: Особенно мне запомнился один наш подопечный, который находился в больнице в то время, когда я ещё только начинала туда ходить. Его зовут Сергей. Он проходил здесь военную службу и в это время перенёс тяжёлый инсульт, попал в больницу, а его родственники находились в другом городе, далеко от Смоленска. Он почти не двигался, пищу принимал через зонд. Когда с ним начали заниматься добровольцы и сёстры милосердия, он стал быстро выздоравливать. К концу своего пребывания в больнице Сергей смог уже вставать и ходить с поддержкой. Его перевели в интернат, и добровольцы продолжили его навещать уже там. Он знал всех наших добровольцев по именам, всегда ждал, радовался и очень всех благодарил. Тёплое, душевное отношение сестёр милосердия к пациентам меня поразили в этой истории и во многих других и дали мне много душевных сил. Я с большим удовольствием стала ходить в больницу и стремиться так же ухаживать за больными, с добротой и участием.

– В больничном служении что самое сложное и что самое радостное?

И.Г.: Самое сложное это вообще прийти туда для того, чтобы ухаживать за больными. Всегда кажется, что это невозможно, ты не сможешь, не сумеешь. Но это только кажется. Я пришла абсолютно без навыков. Со временем всему можно научиться, было бы желание. А радости в этом служении тоже очень много. Когда уходишь после дежурства, всегда испытываешь радость и даже не от осознания того, что помогла людям, а просто Господь даёт тебе радость и душевные силы.

Высшее проявление любви

– Отец Дмитрий, как вы относитесь к такому служению? Насколько я знаю, отношение у мужей бывает самое разное: бывает ревность из-за того, что жена уделяет внимание ещё кому-то помимо своей семьи, бывает такая позиция, что это очень хорошо и правильно, и это поддерживается, а некоторые мужья думают, что в целом это хорошо, но переживают, как бы жена не надорвалась, потому что это тяжело и сложно...

Д.Г.: Первое чувство это восхищение. Ты понимаешь, что тебе это недоступно, и уважаешь человека, который делает то, что у тебя получается плохо и что ты бы сделать не смог. Наверное, очень сложно в молодом возрасте оставить всё и своё свободное время посвятить людям, которых даже родственники оставили. Почему молодая девушка идёт к лежачим больным и ухаживает за ними? Это высшее проявление любви. Мы можем любить близких, а любить дальних, которые страдают, которые жалуются на всё: то им дует, то им жарко, то ещё что-то не так, любому человеку трудно.

Это какой-то особенный дар, и женщинам он ближе, потому что женщины чувствительнее и сострадательнее. И первое это, конечно, восхищение. А потом ты понимаешь, что твоя супруга попадает в не очень радостную среду, и думаешь, как бы на ней это негативно не отразилось, но, наоборот, Господь даёт благодать, и после того, как человек навещает кого-то в больнице, у него на душе радостно.

– Ваше собственное служение – оно тоже непростое. Вы преподаёте в Смоленской православной духовной семинарии и являетесь помощником ректора по воспитательной работе, и, в общем-то, вы не намного старше своих воспитанников. Это помогает или мешает?

Д.Г.: Это помогает, потому что ты понимаешь, как думают эти люди. В воспитании главное личный пример, любовь и в то же время внимание к людям: внимание как вразумление, чтобы в какой-то момент объяснить человеку, что он поступает неправильно, и внимание к тому, чтобы его поддержать, поблагодарить.

– А что стараетесь привить своим воспитанникам?

Д.Г.: Ответственность. Чтобы человек мог давать ответ не только другому человеку, но и перед Богом, чем он руководствуется, когда совершает тот или иной поступок. И трудолюбие, ведь современный священнослужитель должен быть благочестивее и эрудированнее других людей, чтобы быть способным им помочь, повести за собой. Здесь без самопреодоления, ответственности, воли и труда невозможно обойтись. Идёт такая кристаллизация личности в трудностях.

– У каждого из вас есть своё служение, что для вас на первом месте: служение или семья?

Д.Г.: Выбор бывает трудным, но зачастую, наверное, в пользу служения выбираешь. Но это с моей точки зрения. Священник понимает, что когда он позаботится о Божьем, Господь позаботится о его делах. Руководствуешься этим: «Господи, когда я иду выполнять Твоё служение, позаботься о моём». И Господь заботится. Всё устраивается как-то. Хотя в семейной жизни всегда есть место и испытанию, и искушению, и трудному выбору. Главное, чтобы во всём была любовь.

И.Г.: Я считаю, что одно другому не мешает, если не злоупотреблять. Но для меня на первом месте семья и только потом всё остальное.

– Секрет семейного счастья для вас в чём заключается?

Д.Г.: Жить проблемами друг друга и решать их.

И.Г.: Не только проблемами, но и радостью, и разделять радости и горести вместе.

Фото: smolensk-seminaria.ru и из личного архива семьи Гамиловских

Материал подготовлен при грантовой поддержке конкурса «Православная инициатива»

Татьяна Борисова

Весь город – фанат хоккея
Творчество – это всегда ремесло

Новости партнеров