Церковь и общество

Один проект – несколько задач

5 марта 2020 года в 11:46
300

Для православного центра защиты семьи, материнства и детства «Смоленский дом для мамы» участие в грантовых конкурсах стало доброй традицией. Именно грантовая поддержка помогает центру не только заниматься текущей деятельностью, но и реализовывать проекты, связанные с обеспечением наиболее частых и популярных запросов, с которыми обращаются благополучатели. Одним из первых таких проектов стал проект-победитель международного грантового конкурса «Православная инициатива» – «Сердце в молитве – руки в труде», в рамках которого в «Доме для мамы» была создана мастерская, где его подопечные учились создавать изделия ручной работы. О том, какую пользу это принесло мамам с детьми в трудной жизненной ситуации, «Смоленской газете» рассказала директор центра Татьяна СТЕПАНОВА.

Творчество и реабилитация

– Татьяна, как возникла идея этого проекта?

– Для наших подопечных одна из самых актуальных потребностей – получение заработка, причём с гибким рабочим графиком, возможностью совмещения работы с уходом за ребёнком. Мы стали думать о том, что наши девочки, которые до полутора лет будут сидеть в декрете со своими детками, могли бы создавать и реализовывать какие-то изделия ручной работы, в зависимости от того, что им самим наиболее интересно делать. Мы можем их этому научить. Так и появился этот проект.

– На что были необходимы грантовые средства?

– На оборудование мастерской: покупку гончарного круга, швейных машинок, форм для мыла. На приобретение всех необходимых расходных материалов: мыльной основы, красителей, ароматизаторов, акриловых красок для росписи глиняных фигурок, шерсти для валяния украшений и многого другого. И еще немного средств ушло на зарплаты мастеру по лепке из глины и психологу, которая проводила с девочками реабилитацию.

– Расскажи подробнее о реабилитационной составляющей в работе мастерской…

В эти занятия были включены элементы арт-терапии, то есть девочки могли ещё проработать свои невысказанные, глубоко запрятанные переживания. При работе с глиной, например, очень хорошо прорабатываются агрессия и травматические переживания. То есть то, о чём думать не хочется, соприкасаться с чем нет никаких душевных сил. Но прорабатывать всё это необходимо, иначе оно будет всю дальнейшую жизнь тянуть тебя на дно.

– А каким образом происходит проработка травм в таких вот творческих занятиях?

– Глина – тугой, упругий материал. Она вмещает в себя много энергии. Когда ты с ней работаешь, ты устаёшь – достаточно много сил нужно приложить для того, чтобы её проминать, выдавливать, – и через усилия пальцев рук выходит разрушительная энергия, связанная с травмой. Если предварительно задать тематику, близкую к погружению в травматические переживания – например, актуализировать переживания, связанные с детским домом и с болезненными для человека событиями, – то чувства, связанные с травмой, будут вкладываться в глину. Это если грубо, очень примитивно объяснять. Но это очень хорошо работает. Ну и, конечно же, важная часть реабилитационной программы – это трудотерапия.

Делать свой вклад в общество

– Почему это настолько важно?

– На самом деле, это вообще самое основное для любого кризисного реабилитационного центра, потому что для того, чтобы человек вышел в общество и социализировался, ему нужно изначально почувствовать себя частью этого общества. Что это значит? Во-первых, иметь контакты с людьми, и, во-вторых, делать свой вклад в общество. Этот вклад может быть в виде труда. И к тому же это развитие эмоционально-волевых процессов. Многие дети, которые росли в неблагополучных семьях, привычку к труду в семье не получили. Такие люди не приучены к трудовому циклу – от задумки до развития идеи и последовательно до завершения работы, когда продукт готов и ты убираешь за собой рабочее место. А потом ещё куда-то этот продукт реализуешь: даришь, отдаёшь, продаёшь. Они не имели до этого опыта трудовой деятельности с легальной оплатой, не имели уважения, статуса трудового в жизни, и для них это было новым опытом, новым переживанием. Когда ты знаешь, что ты делаешь что-то полезное и люди могут это приобрести, ты ощущаешь собственную полезность. Видишь, что ты можешь трудиться, а в труде человек развивается. Человек так устроен, что если он ничего не делает, то впадает в депрессию. Это связано с гормонами, с физиологией, это прослеживается на многих уровнях. А когда девчонки учатся что-то делать и видят, что могут потом обучить этому других девчонок, это повышает их чувство собственного достоинства, самоуважение.

– Ты упомянула о том, что вам хотелось научить девочек тому, что им самим будет интересно, к чему у них будет лежать душа. А как выявляли то, к чему у них есть способности и интересы? Всё происходило уже в процессе?

– Выявляли в процессе. Иногда бывает так, что человек был академически успешен в школе, любим и обожаем учителями, потому что он выполнял то, что говорили учителя, а в результате оказывается, не научился сам себя чувствовать, не научился творчески себя выражать, и неинтересно людям то, что он делает, потому что он делает по шаблону. Он может быть прекрасным исполнителем, но творцом не очень у него получается быть. Точно так же бывает, когда троечник или человек, который обучался в коррекционной школе, потрясающе одарён в каком-то ручном труде: в парикмахерском деле, во флористике, в мыловарении, ещё в чём-то. Поэтому так вот с ходу, по аттестату или ещё каким-то факторам невозможно сказать, какой у человека уровень креативности. Это требует дополнительных исследований. У нас было несколько уровней выявления творческой предрасположенности: беседы с мамами об их интересах и склонностях, авторский тест на определение уровня развития креативности, и непосредственно в процессе труда смотрели, у кого что лучше получается, кого что больше воодушевляет. Мастера у нас учили девчонок делать мыло и свечи ручной работы, учили шить, валять украшения из шерсти, лепить из глины и работать на гончарном круге, занимались с ними флористикой – достаточно широкий был спектр специальностей, в которых они могли себя попробовать. Единственное у нас было условие, что в занятиях они участвуют обязательно. Часто так бывает, что приходится сталкиваться с сопротивлением, и даже талантливые люди не могут себя просто организовать, чтобы что-то делать. А в течение этого проекта занятия были обязательными для всех мам.

Другие освоили – значит, и мы сможем!

– Много ли за время проекта у вас раскрылось настоящих таланов? И пригодились ли навыки, которые девочки получили, им в последующей жизни?

У нас девчонки вообще все удивительные и очень интересные. Есть две мамы, которые в наших мастерских научились делать мыло ручной работы и стали заниматься этим профессионально. Это очень удобно, потому что свой рабочий график они могут подстроить под деток: с утра встали на часок пораньше, днём, пока дети спят, позанимались, и вечером детей уложили и ещё несколько часов можно поработать – получается практически полноценный рабочий день. За это время можно сделать хороший качественный товар, реализовать через социальные сети и иметь заработок, при этом оставаясь вместе с детьми. Ещё одна девочка вышивает картины из бисера и продаёт их. Также есть мама, которая в рамках проекта в предложенной деятельности себя не нашла, но занималась шитьём, и у неё это неплохо получалось. Первый этап трудовой реабилитации был пройден успешно. Потом она договорилась ещё с одной девочкой, которая в то же время проживала в «Доме для мамы». Они стали по очереди смотреть за детьми и по очереди выходить на работу. Её заметил работодатель и, когда ребёнок пошел в ясли, предложил ей постоянную работу. Там она научилась производить изделия из кожи, и это оказалось именно той творческой работой, которую она всю жизнь ждала. Мы провели сбор средств, помогли ей купить хорошую швейную машинку, которая прошивает кожу, и она теперь делает сумки, кошельки, обложки на паспорта и своим мастерством зарабатывает себе и ребёнку на жизнь. Другая наша девочка занимается флористикой и тоже реализует свои композиции. Её мама была архитектором. Когда она умерла, девочка попала в детский дом. У этой девчонки есть природные задатки к ощущению красоты, к воплощению этой красоты в объёмной форме, несмотря на то что у неё очень плохое зрение. Вдали она ничего не видит, но когда сталкивается с текстурой материала, близко подносит его к себе, она чувствует его и может свой авторский замысел выражать с помощью искусственных, живых или высушенных цветов. Есть и другие истории успеха наших девчонок, но совершенно точно могу сказать, что для того, чтобы человек вышел на производство чего-либо, одного интереса мало, нужно иметь желание, мотивацию к работе.

– Расскажи подробнее о том, как девочки, которые чему-то научились в рамках проекта, передают эти умения другим поколениям подопечных «Дома для мамы»…

– Ну вот, например, у нас проживала глухонемая мама Лариса, которая умеет читать по губам, но не знает жестового языка. Она очень хорошо освоила изготовление свечей из вощины, умеет делать красивое оформление. И она обучала этому новых девочек, которые приходили в «Дом для мамы». Для неё это было значимым актом взаимодействия с девчонками, и для них тоже было важно: «Другие освоили – значит, и мы тоже сможем это сделать». К тому же обучение по системе «равный – равному» вызывает гораздо меньше протеста, в том числе и у взрослых людей.

– Есть ли ещё какие-то занятия, которые в «Доме для мамы» продолжились после завершения проекта?

– До сих пор продолжаются занятия по лепке из глины. У нас совершенно замечательный педагог Татьяна Тюрина, которая живёт своим делом, вкладывает в него душу. Сейчас она работает в основном для трёх возрастных аудиторий. Первая – это детки из нашей ясельной группы «Буду чудом», которую мы смогли открыть, благодаря поддержке Фонда президентских грантов. С детками до трёх лет она делает простейшие глиняные формы. Скатав шарик или сделав лепёшечку, малыши могут познакомиться со свойствами материала, с простейшими фигурами и развивать мелкую моторику. И отдельно она занимается с детьми постарше и родителями. Они учатся делать смоленскую глиняную игрушку.

– Продолжаете ли помогать мамам решать вопросы заработка средств на жизнь?

– Продолжаем. Тем, кто уже занимается реализаций своих изделий, помогаем, рассылая фотографии своим знакомым в социальных сетях и мессенджерах. Если обращаются в «Дом для мамы» люди, которым нужен человек для присмотра за ребёнком или за тяжелобольным человеком, ищем среди наших мам подходящую кандидатуру, обученную, достаточно хорошо социализированную, и помогаем ей трудоустроиться. В рамках проекта «Буду чудом» трудоустраиваем мам помощниками воспитателя в нашу ясельную группу. Ещё сейчас работаем над комплексным проектом по выведению семей на финансовую самостоятельность именно через реализацию творческого потенциала и их способностей, интересов, умений. Но пока он находится в стадии разработки.

Материал подготовлен при грантовой поддержке конкурса «Православная инициатива 2019–2020».

Фото: vk.com/smol_ddm

Татьяна Борисова

Преемственность традиций патриотизма
В Смоленск прибыла икона блаженной Матроны Московской

Новости партнеров