Народный корреспондент

«Овсянки»: попробуйте выговорить "Аист Всеволодович"!

16 декабря 2010 года в 16:48
1435

Россия, 2010 год. Режиссёр Алексей Федорченко. В главных ролях Игорь Сергеев, Юрий Цурило, Юлия Ауг.
Фильм, представлявший нынче Россию на международном Венецианском кинофестивале и получивший приз, да не один, а целый пук! Считайте: приз за лучшее изобразительное решение (оператор-постановщик Михаил Кричман), приз FIPRESCI Международной федерации кинопрессы; приз экуменического жюри, почётная премия Назарено Таддеи (в память итальянского режиссёра, учёного и проповедника), приз «Золотая Мышка» Международной ассоциации online кинокритиков.
Можно сказать, что это мяконькое, нежное такое кино, заставляющее по-новому взглянуть на некие устоявшиеся нормы в обществе и заинтересоваться судьбами малых народов, в частности – финского племени мери. (Кстати, не выдумка ли оно? Ведь именно этот режиссёр снял псевдодокументальное кино «Первые на Луне».) А можно – обрушиться на «Овсянок» со всей страстностью трибуна, упрекнув в том, что сия картина есть идеологическая диверсия, ибо расшатывает сами основы христианской нравственности. К сожалению, зёрна истины в таком обличении обязательно будут – фильм и впрямь аморальный. Можно назвать «Овсянок» провокацией, можно – сказкой, можно – искусной поделкой, призванной ухватить приз международного кинофестиваля (и ей это удалось).
Если вам скажут, что это фильм о любви – не верьте: это фильм о любви к смерти. Почувствуйте разницу.
Генпродюсер кинофестиваля «Золотой Феникс» Игорь Степанов рассказывал в интервью «Смоленской газете», что фестивальное кино – это особый жанр, с заранее заданными требованиями и правилами игры. Он предположил, ещё не видя фильма, что «Овсянки», судя по резонансу, наверняка им отвечают. Соглашусь с мнением мэтра и попробую сформулировать эти требования.
Успешные фестивальные фильмы всегда посвящены проблемам меньшинства – сумасшедших, инвалидов, геев, проституток, воров, изгоев, причём это меньшинство одерживает в кино моральную победу. Большинство в фестивальных фильмах должно быть омерзительно или его просто не показывают. Жизнь в фестивальном кино должна сопровождаться страданиями и рефлексиями по любому поводу – уже хотя бы по тому, что взошло солнце. Запомните, в современном фестивальном кино всегда проповедуется разрушение, а не созидание, тлен, а не рождение.
О главном качестве сказал Степанов. Для успеха на престижном международном фестивале наша страна в фильме должна выглядеть такой, как её удобно видеть просвещённому Западу. Сейчас этот образ – загаженный медвежий угол, населённый бандитами, вырожденцами и пьяницами, не способными контролировать собственные территории.
В вязанке наград «Овсянок» странен приз экуменического жюри, потому что фильм как раз безбожный. Здесь во всех ключевых сценах приветствуется половая распущенность. Щедро творится новая мифология, отнюдь не безобидная. Фильм – медленное умирание и его проповедь. Россия представлена совершенно фантастической страной, где происходит бог знает что, от мытья водкой до ритуальных сожжений мертвецов. Впрочем, поэзия в фильме, безусловно, присутствует.

«Овсянки»: попробуйте выговорить "Аист Всеволодович"!

«Пацаны»: фильм высочайшей человеческой пробы
«Ностальгия»: мрачная жемчужина

Rambler's Top100