Народный корреспондент

«Ностальгия»: мрачная жемчужина

16 декабря 2010 года в 17:54
2904

СССР, Италия, 1983 год. Режиссёр Андрей Тарковский. В главных ролях Олег Янковский и Эрланд Юзефсон.
Предпоследний фильм Тарковского покажут почти в день его памяти.
Сейчас, когда наш кинематограф осиротел без Олега Янковского, когда самого Андрея Арсеньевича вот уже 24 года нет с нами, и эти годы стали временем его подлинного триумфа на Родине, как-то не хочется анализировать достоинства и недостатки этой картины. Считать ли её великой – дело вкуса зрителей. Насколько показанная в фильме страна – Италия, может судить тот, кто там побывал. Россией, по-моему, в фильме и не пахнет. Возможно, проход со свечой – сцена, стоящая целой эпопеи. Финальный кадр – длится как эпопея. Это уже загробный мир.
У «Овсянок» много общего с «Ностальгией». Прежде всего, это мифотворчество. Жизнь человека и её назначение. Самоубийство уже не грех, а способ воздействовать на реальность. Пристально рассматриваются условия переселения на тот свет. И миф «Овсянок» более целостный и увлекательный, поскольку у современного режиссёра Федорченко выше темп повествования, хотя в обоих фильмах многие сцены сняты тошнотворно долгим общим планом с одной точки.
У Тарковского миф не сложился. Есть несколько сильных фресок, как предвестие безвременного конца художника. Они бессвязны, ибо заплетается язык у безумно одинокого и тоскующего человека.
Есть и принципиальная разница в философии. Герои «Ностальгии» и «Жертвоприношения» Тарковского понимают, что человечество слепо, но есть ещё время и возможность всё изменить, и они приносят свою жертву ради всеобщего спасения. А у Федорченко герои слишком зациклены на личных переживаниях, и их интересует только собственный, узко эгоистический путь в реку.
Однако переводчица в «Ностальгии», которая увлекается стихами Арсения Тарковского – это уж чересчур. Ни папа, ни фильм сына не нуждались в таком торопливом и фальшивом украшательстве. Многое сделано наспех, временно, в отличие от чеканных форм «Рублёва», «Соляриса», «Сталкера».
И любой сценарист всегда лучше, нежели Тонино Гуэрра. Вряд ли вы сможете пересказать фильмы, снятые по его сценариям («Красная пустыня», «Амаркорд», «Ностальгия», «Белый праздник»). Он, конечно, большой любитель России (женат на русской переводчице, обожает гостить в Суздале), однако совершенно невразумительный автор.
«Ностальгия» – это мрачная жемчужина. Утешиться можно известным изречением о том, что кто страдает – тот не грешит.

Не пропустите: канал «Культура», 26 декабря, 22-40.

«Овсянки»: попробуйте выговорить \"Аист Всеволодович\"!
«Мальчики-налётчики»: новая песня о старом

Rambler's Top100